Завещание Спящего Оленя.




Скоро мы уйдем туда, откуда не возвращаются,
а наша земля останется белым людям.
Но для земли было бы лучше, если бы она умерла вместе с нами.


Я поставил эпиграфом эти слова старого индейца, потому что ощущаю то что он сумел кратко выразить простыми словами всю суть.
В этих словах и боль и пророчество и оно сбывается. Какая бы не была религия у индейцев, какой бы не был Бог, но они чувствовали этот мир, и природу, как немногие из нас. Картины мира , история проносится мимо наших глаз, и главное проносится мимо души, и мы не видим и не ощущаем что происходит.

Я очень далек от кругов, так называемых, "Зеленных", "Гринписа", далек от ажиотажа, от апокалиптических настроений. Дело в другом. Дело в том что я вижу и чувствую что происходит.

Еще вчера я был в небольшом походе на велосипеде. Мне был интересен район, который я отметил на карте Google - там, среди лесов был большой район и мне показалось что это песчаная область.
Когда я ехал вдоль трассы были леса. Они тянулись на многие километры и вот постепенно картина стала изменятся. И справа и слева я увидел странную картину. Абсолютно голые стволы деревьев как будто срезанные невидимой силой на одной приблизительно высоте. Будто гигантской косой прошли по этим деревьям и скосили ее как траву. Оторвали даже нижние ветви.
Но дальше становилось все хуже и хуже. Жаркое солнце, которое пекло, создавала атмосферу, но в ней было примешано еще что-то и я не мог понять что.
Постепенно деревья которые все же еще росли вдоль дороги стали изменять цвет листвы. Там в лесном массиве они были темно-зеленными, а здесь стали серо-зеленными. Эта серость прибавлялась. Я остановился посмотреть. На листьях был налет. серый, плотный. Дальше там в глубине, где сохранились редкие деревья была та же картина. Начали попадаться свалки. Старые шины, какие-то бетонные обломки конструкций, куски асфальта.
И вот наконец я въехал в то место которое было обозначено на карте.

КАРЬЕР!
Искусственный карьер из доломитов. Известняковая стена начиналась у дороги и протянулась на километр. Дорога вела вниз и там стоял шлагбаум. Он был закрыт. Было воскресенье и работы не производились. Не обращая внимание на шлагбаум я протащил велосипед и пошел вниз.
Ни одного дерева, только пучки жухлой травы. Выше одиночные деревья. Вот откуда этот серый налет на деревьях. Тысячи машин проезжая мимо распыляли известняковые отложения на много километров. Их уже нельзя было смыть ни дождями не ветрами. Эта пыль въелась и в дорогу и в листву, она была везде.

Как будто попал на другую планету. Здесь можно было бы снимать "Сталкера", или какой-то сюрреалистический фильм.. Солнце палило вовсю и от этого эта однообразная картина становилась более яркой. Но все равно однообразной. Устав от этой однообразности я пошел обратно. Вспомнил что была дорога, которая вела куда-то от этой более главной дороги.
Поехал по бетонке, такой же пыльной от известняка. Все деревья были больными по обе стороны. Они были живы, но...
Впереди стало возвышаться гора серо-бурого цвета. Видимо это перерабатывающий завод который делает щебенку. А горы - это отвалы отходов от производства.
Гора возвышалась метров на пятнадцать в этой унылой местности абсолютно мертвая. Вот уж где "Гора мертвецов" - подумал я, - Ни одного деревца, ни одной травинки.
Высоко в небе пролетела одинокая птица. Издав непонятный звук, она пролетала не задерживаясь мимо этих мест. Я повернул обратно.
Все ясно. Карьер где взрывными работами, забирают известняк, потом на тяжелогрузах везут на переработку. Нужен известняк. Известковая щебенка.

Нам все нужно. Нам всего мало. Мы привыкли к такому миру. с дорогами, домами из стекла и бетона, с асфальтовыми дорогами, Мы живем в созданном нами мире.
И называем это ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ.
Еще тогда, когда изготовляли первые каменные топоры, мы стали делать вторую неживую природу. И остановится мы не можем.
Я не хочу философствовать, кто все это придумал, Бог, природа, - пусть каждый думает как ему хочется, и во что он верит. Но то что я вижу и чувствую не согласуется ни с Богом ни с самой природой. Оно ПРОТИВОРЕЧИТ и Богу и Природе.
Это два процесса в одном. Это и РАЗВИТИЕ И САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.

В те древние века человек, не противоречил природе. Он уживался с природой, и она его кормила, поила,
Пирамиды Хеопса вовсе не испортили пустыню. Они не мешают, они не уничтожают то что миллионами лет природа создавала. Пустыня не пострадала.. Ни пустыня, ни леса ни горы, Древние города вписывались в окружение естественным образом. Природа не загаживалась.
Чем дальше развитие, тем больше и больше пошел и процесс самоуничтожения.
Уже с развитием металлургии, этот процесс все больше и больше виден. Но тогда еще, в зачаточном состоянии, когда перешли на бронзу и железо - все это еще не так отражалось на природе. Но стоит сейчас посмотреть на современный металлургический завод, на карьеры где добывают железные руды становится понятным, что это уже вступает в сильнейшее противоречие с живой природой. Причем противоречие неразрешимое. Для развития цивилизации нужен металл. Для этого нужно геологам найти руду, а потом сделать выработку и из руды и плавить. Все рудники - это загаженные места, там природа хоть и соседствует, но так же как в вышеприведенном примере с карьером по добыче известняка.

Мой дед по материнской линии строил Магнитку. Мне ли не знать, что там было. Ведь сохранились фотографии тех мест.

Природа еще терпит. Она страдает - и это уже видно даже без анализов, но еще терпит.
Моя мать была промышленным врачам в санэпидстанция. Нескольких районов Москвы.
Существующие ПДК (предельно допустимая концентрация) - эта условная граница, которую поставили ученные. Они подумали что это еще терпимо, вот за пределами этой черты - это уже вредно. Так ничего подобного! Ведь ПДК - это условная граница и до этой черты это УЖЕ вредно!
Но не хотите ли что в Москве были очень даже не редки случаи где предельно допустимая норма была завышена и кто знает в сколько раз?
В два раза? В три? Вы наивны! А не хотите ли в 80 раз?
Совершенно недавно на днях описывали случаи массовой гибели рыб в черте Москвы. Ведь очевидно что был сделан сброс. Ну найдут и оштрафуют этот завод. А толку?
Что этим самым нейтрализована ситуация? Если бы такие моменты были единичными. Они насчитываются во всем мире ТЫСЯЧАМИ в год! Ведь это же одна история с Москвой (прямо пуп земли) таких заводов, которые сбрасывают отходы и делают это экстренно и с превышением норм (которые уже изначально завышены) миллионы по всему миру. мы просто об этом не слышим, не читаем. Только изредка попадаются статьи. Как в Венгрии была техногенная катастрофа. (и об этом я еще напишу более подробно) Как была авария на АЭС в Чернобыле, какая была авария на Фукусиме Но это ведь все 1/ 1000 всех случаев.

МЫ УНИЧТОЖАЕМ ПРИРОДУ!

Вот об этом и будет ряд статей в этой теме. И если у кого-то будут материалы и свои мысли на этот счет - то прошу добавлять.

Тема открыта!


Комментарии (198)

Всего: 198 комментариев
  
#196 | Анатолий »» | 12.09.2016 19:53
  
0
Интересная статья!

Александр Федоров

ВСПЫШКА СПРАВА, ВСПЫШКА СЛЕВА,
или
ЗАКОН ОТРАЖЕНИЯ
Нет, я не собираюсь в очередной раз пугать читателя налетами ядерных демонов, которым не нужна Сильная Россия. (Правда, в ряде случаев без терминов из физики распада ядра и демонологии не обойтись). Речь пойдет о явлениях более прозаических, хотя и не менее болезненных - о вспышках опасных или неизвестных заболеваний.
Полувразумительные описания напастей, вперемешку с неясными намеками на утечки из \"известных\" источиков, колышут общественность, легко, как известно, подверженную массовой информации. Однако, если уйти от домыслов и обратиться к собственно Знанию (или хотя бы к здравому смыслу и рассудку), многое выглянет по другому.
Кто крайний?
В канун очередного конца света и начала очередной думы о новом Правителе средства информации несомненно достигли критической массы. В результате чего и началась цепная реакция. Порожденные ею (реакцией) недолгоживущие продукты повсеместно выставляются в виде клинических картин социальных, душевных и телесных патологий общества. Стараются и радиовещатели со станций всехобслуживания (типа \"Что-опять-ЖМ\"), и сверхоперативные компиляторы семейных изданий типа \"Сатраповская Арба\", и сенсаторы приложения \"На трубе\" (к ежеполуторамесячнику \"АиБ\"), да и другие разношерстные масс-медиумы сходных мастей. Брызжа восторгом, эти мастера петушиного пера усиленно наводят нас на измышления новой русской нетрудовой интеллигенции и старой русскоязычной образованщины - по поводу выявления бесов-возбудителей новых недугов, и их скорейшего изгнания.
Рецепты исцеления необычайно разнообразны - от гомеопатических (три раза в день вместо духовной еды) до радикальных (один раз в место, не столь отдаленное).
Рекомендуются то трансплантация восточно-азиатской медитации, то ампутация восточно-европейской прострации, то авиация северо-атлантической организации.
Однако знахарей хватает лишь на то, чтобы очевидное выставить как невероятное, et vice versa*.
Что до западного образа обучения жизни, невероятная очевидность их претензий давно всем ясна и никому не интересна.
Любая же трактовка азиатской концепции покрывается звонкой расхожей фразой типа \"Восток - дело тонкое\" и сводится либо к лихому мордобойству, либо к откровению анахоретов (то бишь - просветленных отшельников). Не желают целители замечать, что навыки движения ногами по лицу и сокровенные знания для Востока всегда были двумя сторонами ко-эволюции духа и тела, признававшейся лишь в полном единении с природой, по ее законам. Тысячи лет назад восточными философами был сформулирован главный закон мироздания: все взаимосвязано. Тогда же был подсмотрен у природы и взят на вооружение (в прямом и всех остальных смыслах) всеобщий принцип: всякое воздействие на природу отражается так, что вся его сила обрушивается на самого воздействующего.
Что до синдрома врожденной евразийской апатии, то не желая искать у себя в голове, советчики по весьма фальшивым клише отштамповали другую купюру: \"умом Россию не понять\". Но, решив не понимать Родину, они заодно отказались и от всех попыток осмыслить законы мироздания. И, исходя исключительно из результатов наружного наблюдения бытия, выдвинули свой сермяжный принцип: всякое воздействие есть прямое или косвенное проявление воли ближнего. А потому во всякой ситуации не нужно искать истоки и первопричины, а нужно искать того, кто ближе, иными словами - крайнего.
Именно эта внутренняя инструкция и была приведена в действие сверхоперативными экспресс-аналитиками при первых же известиях о заболеваниях, симптомы которых оказались незнакомы земским фершалам.
\"Шерше лезарм?\"**
Начиная с времен перестройщины, армию у нас пинают даже те, кому лень. На ее проблемах наживают крупные капиталы, в том числе, отнюдь не политические. Причины же антиармейской агрессивности просты, как лимонка.
С одной стороны, более десяти, точнее, значительно более десяти лет армия у нас деградировала. Воспользоваться же беспомощным состоянием ближнего - непреодолимая потребность всего живого, превосходящая по силе основные инстинкты.
С другой стороны, в последние дни взоры Руководства стали медленно, в тягостных попытках раздумья, обращаться в сторону военных и их комплексов. Значит, скоро можно будет урвать кусок-другой, вовремя и расчетливо наехав. Например, воззвав к совести воевод по вопросам экологии и здравоохранения через прессу и общественное мнение. Можно вопиять и к международному сообществу в лице швондероватого гринписа и сурового, но справедливого дяди Сэма с его европейскими племяшами. Тем более, что интерес последних весьма далек от заботы об умиротворении оружия в мировом масштабе - только на одной-другой части суши.
Конечно же, совесть любой армии, а уж российской и подавно, не может быть экологически чистой. Армия опасна для природы и человека, поскольку создает и периодически проверяет в деле орудия уничтожения жизни.
Я абсолютно уверен в том, что и Советская, и Новая Русская Армии изобретали биооружие на зависть дяденек Сэмов и папов Карл, что служило предметом их постоянного вожделения (и уверенность моя базируется не на одних только умозаключениях). Более того, я считаю, что возможность утечки опасных биоматериалов и при старом (бес)порядке, и при новом \"режиме\" была и остается весьма реальной. Однако, будучи экологом, и следовательно, страдая профессиональным диалектическим подходом, не могу не огрызнуться по поводу однобокого, как у застойной рыбы-камбалы, взгляда на роль милитаризма в создании чрезвычайных биологических ситуаций. Тем более, что однобокость наших взглядов частенько весьма искусно искусственно поддерживается.
Есть ведь еще и другая сторона медали - совсем не военного образца.
Mutatis mutandis***
Впервые с этим реверсом я столкнулся в бытность завлабом экологического НИИ, раздавленного впоследствии базарно-вокзально-стрелочной экономикой. Тогда-то, почти случайно, выяснилось что обитающие в химически грязных водах микроорганизмы обладают ненормальными биологическими характеристиками (результаты опубликованы).
Изучение научных журналов подтвердило наши догадки - микробы, живущие в чистых и нечистых средах, вообще различаются по своим свойствам. Причем к этим свойствам относятся и так называемые факторы вирулентности, отвечающие за способность микроба вызывать заболевание. Ладно там, чернобыльские бактерии с их повышенной агрессивностью - радиация-мутация, то да се. Но оказалось, что и не очень мутагенное химическое загрязнение меняет чуть ли не всю сущность микрофлоры. Мельчайшие грибки из промышленных городов обладают другим набором экзометаболитов-токсинов (ядовитых веществ, выделяемых в среду), нежели их загородные сородичи. Опасные для растений микроорганизмы в загрязненных почвах встречаются чаще, чем в чистых, и болезнетворная активность их выше. Устойчивость к нефтепродуктам или металлам у бактерии может быть напрямую связана с патогенностью. Более того, незагрязняющее воздействие - простое изменение природной среды - может индуцировать переход мирных микробов на рельсы паразитического питания. Даже волне культурное строительство провоцирует порой вспышки особенных микроорганизмов, вызывающих специфические аллергические и респираторные заболевания.
Тогда мы подняли все свои результаты и подсчитали, что каждый двухсотый микроб, выделенный из загрязненных сред и обладавший способностью разрушать загрязнители, совмещал этот талант с высокой болезнетворностью для лабораторных мышек (результаты тоже опубликованы).
И тогда мы поставили серию специальных экспериментов. Три месяца мы приучали 60 разных бактерий из чистых почв к повышающимся концентрациям фенолов, а когда приучили - ахнули: их биологические свойства резко изменились. И самое главное, у некоторых микробов резко усилились факторы вирулентности (и эти результаты тоже опубликованы).
Сила зеркального отражения.
Объяснение феномену я дам достаточно простое, но настаивать на своем не буду - поспорьте со мной, и возможно мы произведем на свет истину.
Есть такой всеобщий Принцип Ле-Шателье (навроде Закона всемирного тяготения): при воздействии, выводящем систему из равновесия, процессы в системе смещаются так, чтобы эффект от воздействия максимально ослаблялся. Это осовремененный вариант вышеприведенной Восточной мудрости.
Все свойства микробов, включая весьма для нас неприятные, определяются характером их обмена веществ. К изменениям среды микробы приспосабливаются, перестраивая свой метаболизм. Чем мощнее воздействие, тем значительнее отклонения. Но обмен веществ - это единая сложнейшая организация: малейший сдвиг в одном узле откликается серией цепных реакций по всей сети - срабатывает принцип домино. Процесс пошел - и перестройка общего метаболизма задевает частные свойства микроскопических обитателей биосферы, в том числе и свойство болезнетворности.
Так что, ощутив общее кишечное расстройство, гражданский люд не должен по привычке искать крайнего. Например, бросаться срывать погоны с первого попавшегося офицера. А должен он для начала спросить с себя - может, мы все что-то делаем неправильно, и это - просто отклик природы, которая (помните?) отражает воздействие так, что вся его сила обрушивается на самого воздействующего? Вполне возможно, что мы просто пеняем на зеркало.
Не стоит, однако, вдаваться и в другую, мистическую крайность - трактовать усиление болезнетворности как месть микробов супостату (человеку) за неприятное для них действие - вокруг лишь зеркала.
Биооружие съедобного вида.
В свете вышеозначенной гипотезы весьма логичным будет выглядеть и объяснение отравлений съедобными грибами. Самые тщательные анализы очень часто не выявляют в зловредном подберезовике-подосиновике никаких следов тяжелых металлов или известных пестицидов. Люди же все равно травятся. А может и не надо искать до одурения? Просто гриб, приспосабливаясь к враждебной окружающей среде, неумышленно открыл побочное производство новых ядовитых для человека веществ. И все.
Morale: не шутите с природой! Самые страшные военнообязанные вирусы покажутся легче обычного насморка по сравнению с ее (природы) реакцией на глупые или злые шутки, с их зеркальным отражением.
Здесь на ум приходит еще одна ассоциация - мультик про того, кто живет в пруду... Если отнестись к природе со всей душой и, самое главное, с умом, - как вы думаете, каково будет отражение?
И когда пойдете к пруду, не слушайте тех, кто советует взять в руку палку. Она всегда о двух концах.
-------------------
* - и наоборот.
** - ищите оружие
*** - внося изменения
  
#197 | Анатолий »» | 19.04.2018 23:04
  
0
Давно не продолжал эту важную тему, а тут зашел разговор и вспомнил.

Не помню ставил я эту статью или не ставил. Но если повтор - то извините.



Планета превращается в одну большую мусорную свалку .


В мире производится огромное количество мусора. По данным ООН, в среднем на одного жителя мегаполиса приходится до 500 кг бытовых отходов (ТБО) в год, а на жителей небольших городов – от 150 до 200 кг в год. Например, в России ежегодно попадает на свалки до 60 млн тонн ТБО, в США эта цифра в четыре раза больше. И ведь речь идёт только о бытовых отходах, о том мусоре, которые мы выбрасываем в контейнеры, стоящие в нашем дворе. А есть ещё промышленный мусор, отходы различных производств, сельскохозяйственные отходы и вредные выбросы, которые происходят в результате неизбежных в хозяйственной деятельности аварий.

Новости о современных мусоросжигающих заводах, о переработке отходов и технологиях их утилизации не сходят с полос мировых СМИ. Благодаря активности экологических организаций кажется, что проблема мусора решается. Но это впечатление обманчиво. В крупнейших промышленно развитых странах мира, где есть доступ к самым современным экотехнологиям, перерабатывается лишь малая часть отходов. Как правило, не больше 25%. Определённых успехов в переработке мусора благодаря жёстким законодательным мерам и активной просветительской работе добились в Швеции, Германии, Бельгии, Швейцарии, но даже в этих странах речь идёт о переработке примерно половины всех ТБО. В целом же в мире картина довольно плачевна. Основная масса мусора вывозится прямиком на гигантские свалки.

Например, в России только Москву обслуживает 23 так называемых полигона ТБО, которые представляют собой поля с кучами мусора, достигающих высоты пятиэтажного дома. Процесс их закрытия и рекультивации дальше разговоров не заходит, да это и невозможно: российская столица производит гигантское количество мусора каждые сутки, и его нужно куда-то вывозить.

Впрочем, ситуация в Москве не уникальна. Вокруг любого современного мегаполиса можно найти такие же свалки. Их можно увидеть в окрестностях Нью-Йорка и Пекина, Дели и Буэнос-Айреса. Одна из крупнейших свалок в Европе находится в пригороде Праги — в Дяблице. А по данным сайта zmapujto.cz, специализирующегося на отслеживании нелегальных свалок, только в Праге таких – 883. Те, кто выбрасывает на них мусор, пытаются сэкономить на коммунальных платежах.

Несколько цифр

Самая большая в мире свалка расположена в США в Fresh Kills. Она занимает площадь в 1200 га, и на ней могли бы уместиться 1700 футбольных полей. Каждый день на эту свалку привозят 13 тыс. т отходов.

Из-за выброшенных полиэтиленовых пакетов ежегодно погибают около 100 тысяч млекопитающих, птиц и рыб. Полиэтилен разлагается до 1000 лет. В последнее время появился быстроразлагающийся материал, но пакеты из него стандартный полиэтилен пока что не вытеснили.

Каждый год люди выбрасывают во всем мире около 7 млн тонн одежды. Только небольшая часть этих отходов, примерно 12%, перерабатывается и используется повторно. Хотя именно одежда, как и бумага, идеально подходит для переработки.

Самым опасным видом мусора считается «электронный»: аккумуляторы, шнуры, лампочки, печатные платы с компонентами электронных схем, корпуса устройств. Такого мусора на планете образуется более 40 млн т в год. Больше всего таких отходов выбрасывают в США и Китае. 60% «электронного» мусора – бытовая техника. Выброшенные за год холодильники и стиральные машины поместились бы лишь в 470 тысяч грузовиков с прицепами. Китайский город Гуйюй с населением 150 тысяч человек специализируется на переработке такого мусора, 5,5 тысяч предприятий здесь разбирает электронные устройства, переплавляет микросхемы и продаёт образовавшиеся материалы.

Мусор в истории

Проблема отходов всегда сопровождала людей, начиная с первых цивилизаций. Более того, именно свалки являются для археологов одним из важнейших источников, из которых можно узнать о жизни древних городов.

Одна из первых муниципальных систем вывоза мусора существовала в 400-х гг. до н.э. в древнегреческих Афинах. Отходы собирались в специальные корзины, которые потом опустошались в отведённых для этого местах за чертой города. На юго-западе Рима сохранился искусственный холм Монте-Тестаччо, который является одной из крупнейших древних свалок. Холм высотой почти 50 м полностью состоит из осколков 25 млн разбитых амфор.

Средневековые города были довольно грязными – специалисты связывают бушевавшие тогда эпидемии во многом именно с отсутствием внимания к чистоте воды, к оборудованию канализаций и утилизации отходов. Отношение населения к проблеме мусора стало меняться только в эпоху Просвещения. В 1740 году в Париже по указу короля Людовика ХV была устроена система канализации. В 18 веке в Швейцарии была изобретена система сбора и вывоза мусора в городах. В качестве мусорщиков использовались заключённые, которые возили телеги для сбора отходов по улицам. Эта система получила широкое распространение и используется до сих пор, только вместо заключённых в ней трудятся сотрудники коммунальных служб, а вместо телег используются мусоровозы.

Серьёзное внимание к проблеме мусора во всём мире стало проявляться лишь к концу XIX века. Именно тогда во всех крупных городах была налажена схема сбора, вывоза и захоронения отходов на свалках. К сожалению, эта система фактически без изменения просуществовала до наших дней, и сейчас только начинается новая мусорная революция: мы находимся в самом начале масштабных изменений отношения к проблеме отходов.

Современный подход

Человечество не может прекратить выбрасывать мусор: хозяйственная деятельность без отходов немыслима. Но мы можем использовать знания, достижения науки и современные технологии для того, чтобы правильно минимизировать вред от мусора, используя отходы повторно. Основой для подобных технологий является раздельный сбор мусора и его сортировка.

Например, всю выбрасываемую бумагу можно использовать повторно, из неё можно делать практически всё — от упаковки и картона до салфеток. Единственное условие – бумагу нужно отделить от других видов мусора, и делать это нужно ещё до того, как она полетела в ведро. Переработать можно и практически весь пластик, но проблема с этим видом мусора стоит ещё острее. Ведь если бумага разлагается относительно быстро, то пластмасса на свалках будет «радовать» наших потомков и через тысячу лет.

Отдельным пунктом при раздельном сборе мусора идут опасные отходы. Ошибкой будет считать, что эта проблема касается исключительно химических предприятий и атомных электростанций. Так, обычная «пальчиковая» батарейка способна отравить почву на площади 20 кв. метров, будь то лес или степь. Но старые аккумуляторы и батарейки всех типов, собранные в специальные контейнеры, могут быть безопасно переработаны, при этом огромное количество дорогостоящих материалов может даже принести доход.

Дерево, металлы, пищевые отходы, ткани – все эти виды мусора могут быть безопасно утилизированы или использованы повторно, если они будут отделены друг от друга. Все современные технологии утилизации и переработки мусора базируются на концепции его раздельного сбора, и это должен понять каждый. Настоящие изменения произойдут только тогда, когда обычные граждане, предприниматели и чиновники не смогут ни на секунду допустить мысль, что бумагу, полиэтилен и пищевые остатки можно бросить в один мусорный бак.

Стоит отметить также и возможности мусорной индустрии по выработке газа и тепла, которые выделяются при сжигании или во время естественных процессов распада определённых типов отходов. Природоохранные организации, например Гринпис, категорически против подобных технологий: они полагают, что любое сжигание мусора или газа загрязняет атмосферу. Но другие эксперты признают: подобные технологии позволяют снизить использование нефти и природного газа, а также уменьшить общее количество отходов, которые подлежат захоронению.



Шокирующий факт: до 8% площади Тихого океана занимает так называемое Большое тихоокеанское мусорное пятно. Оно находится в северной части самого большого океана на планете. В нём плавает пластик, брёвна, полиэтилен, бочки и другие виды отходов. Из других океанов мусор приносят сюда течения, 80% «пополнения» в это пятно попадает с берегов всех континентов, 20% — с бортов океанских судов. Общая масса находящегося здесь мусора может составлять больше 100 млн т. В основном в это пятно попадает мусор из развивающихся стран Азии и Африки. Пока что учёные не продвинулись дальше плохо проработанных идей, как лучше всего убрать эту океанскую свалку, и какие средства на это понадобятся.

«Ситуация с мусором и в мире, и в России очень серьёзна. Проблема в том, что во многих регионах просто выбросить отходы гораздо дешевле, чем их перерабатывать. И больше всего это касается именно бедных и развивающихся стран .Сдвинуть дело с мёртвой точки можно только совместными усилиями общественности и государства. Раздельный сбор мусора и его переработка должны быть экономически выгодны, а традиционный сбор отходов в один бак и вывоз их на свалку должен бить по карману. Только экономические рычаги в комплексе с полным пониманием того, ради чего эти рычаги задействованы, способны изменить ситуацию».

Не всё потеряно

Наладить грамотную систему переработки и утилизации мусора всё же возможно. Так, жёсткие нормы действуют в Японии. Например, если вы купили полуфабрикаты в пластиковом контейнере, а затем помыли этот контейнер, то он летит в ведро с пластиковыми отходами. Если не помыли – в ведро со сгораемыми. Для того чтобы отправить на свалку холодильник или стиральную машинку, нужно оплатить пошлину, наклеив на предмет специальную марку. Её стоимость может доходить до $100 в перерасчёте на американскую валюту, поэтому японцы стараются пользоваться бытовой техникой как можно дольше, а затем отдавать её тем, кто в ней нуждается.

В Швейцарии действует мощная мусоросжигательная индустрия: отопление многих населённых пунктов производится за счёт сжигаемого на специальных заводах мусора. Многие кантоны даже закупают отходы в соседних странах, чтобы такие заводы использовались эффективно.

Раздельный сбор мусора – это другой подход, который начинается с каждого домохозяйства и заканчивается новыми мусороперерабатывающими заводами. В каждом доме нужны разные ёмкости для разных видов отходов, в каждом дворе – разные контейнеры, в каждом муниципалитете – налаженная инфраструктура сбора и сортировки мусора. А в каждой стране и во всём мире – жёсткие экологические стандарты, нормы законодательства и масштабная программа воспитания правильного отношения к мусору. И к будущему нашей планеты.


Каждый москвич, а это более 12 миллионов человек, за год производит до 600 килограммов мусора. Жители других регионов России чуть меньше, 400 килограммов. И только 4% из этого огромного количества отходов отправляется на переработку. Остальное – на свалку.

Сегодня вокруг российских мегаполисов выросли огромные горы мусора. При этом ни один из 11 000 существующих в стране полигонов не соответствует стандартам безопасности. Ядовитые вещества, отравляя все живое, легко просачиваются в водоемы, почву, землю и воздух. Дошло до того, что в Московской области не осталось места, куда можно было бы сваливать мусор - все действующие полигоны переполнены.

Сегодня во всем мире на мусоре научились делать деньги. В Финляндии собирают свалочный газ и отапливают им целые города. В Германии из старой бытовой техники изготавливают новую. Раздельный сбор пластика, бумаги и стекла в большинстве стран Европы позволяет снизить стоимость услуг ЖКХ для населения.

Авторы фильма \"Ядовитый бизнес\" расскажут о том, как загрязняется территория России, отравляются ее реки и озера. А еще о передовом опыте сбора, утилизации и переработки твердых бытовых отходов, который можно взять на вооружение - было бы желание. Сейчас, к сожалению, мало кто осознает, что российские свалки стали своего рода минами замедленного действия, заложенными для будущих поколений.





.
  
#198 | Анатолий »» | 09.05.2018 22:55
  
0
Вот в такую пустыню превращается земля в Чили, где добывают так необходимый для мирового прогресса литий. На экологию и людей Западу плевать. Это же не Ближний Восток, куда срочно нужно вмешиваться.
.
А ещё давайте посмотрим в глаза бородатым хипстерам из секты Илона Маска, которые уверены, что электромобили спасут мир.
.
Чтобы понять, что же находится под угрозой, взглянем на пустыню Атакама в Чили - второй по размерам источник лития.

На выжженных холмах северной области Чили ущерб, нанесенный литиевой горной промышленностью, легко заметен. Когда вы приближаетесь к одному из наибольших литиевых приисков страны, белый пейзаж уступает место тому, что кажется, является бесконечным вспаханным полем. Огромные горы яркой белой соли вздымаются над равниной. Коричневая земля рассыпается в ваших руках. Нет никаких признаков жизни. Вся редкая вода отравлена химикатами с месторождения.

Огромные каналы и тракты, прорезанные в поверхности пустыни, заполнены загрязненной водой. Синее сияние хлора делают воду изумительной на вид, однако на вкус эти сияющие соединения очень ядовиты. Хлор используется, что бы смягчить канцерогенные соединения лития и магния, которые обычно находятся в горизонте грунтовых вод возле залежей лития.

Недавно чилийская делегация посетила пустыню Уини и предупредила местных жителей о проблемах связанных с добычей лития. По словам главы делегации, Гуиллена Мо Гонзалеса (Guillen Mo Gonzalez), уникальный пейзаж солёного плато был бы разрушен за два десятилетия.

Увеличивающийся дефицит воды вокруг чилийских шахт также ускорил сокращение сельского хозяйства в области. Традиционный образ жизни исчезает, так как семьи оставляют свое почти нереальное существование в горах и переезжают в города.

«Трудно сказать, сколько воды используются приисками», - продолжает Гонзалес.

«Однако бесспорно то, что сообщества сталкиваются с серьезной нехваткой воды. Мы видим толпы сдающихся фермеров, забирающих свои семьи от ужасающих условий проживанию и условий труда в города.

«Как и любой процесс горной промышленности, добыча лития агрессивна, она уродует пейзаж, она разрушает горизонт грунтовых вод, она загрязняет землю и местные колодцы. Это не экологическо-чистое решение - это вовсе не решение».





.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© technoshop.ru 2005 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU