Завещание Спящего Оленя.




Скоро мы уйдем туда, откуда не возвращаются,
а наша земля останется белым людям.
Но для земли было бы лучше, если бы она умерла вместе с нами.


Я поставил эпиграфом эти слова старого индейца, потому что ощущаю то что он сумел кратко выразить простыми словами всю суть.
В этих словах и боль и пророчество и оно сбывается. Какая бы не была религия у индейцев, какой бы не был Бог, но они чувствовали этот мир, и природу, как немногие из нас. Картины мира , история проносится мимо наших глаз, и главное проносится мимо души, и мы не видим и не ощущаем что происходит.

Я очень далек от кругов, так называемых, "Зеленных", "Гринписа", далек от ажиотажа, от апокалиптических настроений. Дело в другом. Дело в том что я вижу и чувствую что происходит.

Еще вчера я был в небольшом походе на велосипеде. Мне был интересен район, который я отметил на карте Google - там, среди лесов был большой район и мне показалось что это песчаная область.
Когда я ехал вдоль трассы были леса. Они тянулись на многие километры и вот постепенно картина стала изменятся. И справа и слева я увидел странную картину. Абсолютно голые стволы деревьев как будто срезанные невидимой силой на одной приблизительно высоте. Будто гигантской косой прошли по этим деревьям и скосили ее как траву. Оторвали даже нижние ветви.
Но дальше становилось все хуже и хуже. Жаркое солнце, которое пекло, создавала атмосферу, но в ней было примешано еще что-то и я не мог понять что.
Постепенно деревья которые все же еще росли вдоль дороги стали изменять цвет листвы. Там в лесном массиве они были темно-зеленными, а здесь стали серо-зеленными. Эта серость прибавлялась. Я остановился посмотреть. На листьях был налет. серый, плотный. Дальше там в глубине, где сохранились редкие деревья была та же картина. Начали попадаться свалки. Старые шины, какие-то бетонные обломки конструкций, куски асфальта.
И вот наконец я въехал в то место которое было обозначено на карте.

КАРЬЕР!
Искусственный карьер из доломитов. Известняковая стена начиналась у дороги и протянулась на километр. Дорога вела вниз и там стоял шлагбаум. Он был закрыт. Было воскресенье и работы не производились. Не обращая внимание на шлагбаум я протащил велосипед и пошел вниз.
Ни одного дерева, только пучки жухлой травы. Выше одиночные деревья. Вот откуда этот серый налет на деревьях. Тысячи машин проезжая мимо распыляли известняковые отложения на много километров. Их уже нельзя было смыть ни дождями не ветрами. Эта пыль въелась и в дорогу и в листву, она была везде.

Как будто попал на другую планету. Здесь можно было бы снимать "Сталкера", или какой-то сюрреалистический фильм.. Солнце палило вовсю и от этого эта однообразная картина становилась более яркой. Но все равно однообразной. Устав от этой однообразности я пошел обратно. Вспомнил что была дорога, которая вела куда-то от этой более главной дороги.
Поехал по бетонке, такой же пыльной от известняка. Все деревья были больными по обе стороны. Они были живы, но...
Впереди стало возвышаться гора серо-бурого цвета. Видимо это перерабатывающий завод который делает щебенку. А горы - это отвалы отходов от производства.
Гора возвышалась метров на пятнадцать в этой унылой местности абсолютно мертвая. Вот уж где "Гора мертвецов" - подумал я, - Ни одного деревца, ни одной травинки.
Высоко в небе пролетела одинокая птица. Издав непонятный звук, она пролетала не задерживаясь мимо этих мест. Я повернул обратно.
Все ясно. Карьер где взрывными работами, забирают известняк, потом на тяжелогрузах везут на переработку. Нужен известняк. Известковая щебенка.

Нам все нужно. Нам всего мало. Мы привыкли к такому миру. с дорогами, домами из стекла и бетона, с асфальтовыми дорогами, Мы живем в созданном нами мире.
И называем это ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ.
Еще тогда, когда изготовляли первые каменные топоры, мы стали делать вторую неживую природу. И остановится мы не можем.
Я не хочу философствовать, кто все это придумал, Бог, природа, - пусть каждый думает как ему хочется, и во что он верит. Но то что я вижу и чувствую не согласуется ни с Богом ни с самой природой. Оно ПРОТИВОРЕЧИТ и Богу и Природе.
Это два процесса в одном. Это и РАЗВИТИЕ И САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.

В те древние века человек, не противоречил природе. Он уживался с природой, и она его кормила, поила,
Пирамиды Хеопса вовсе не испортили пустыню. Они не мешают, они не уничтожают то что миллионами лет природа создавала. Пустыня не пострадала.. Ни пустыня, ни леса ни горы, Древние города вписывались в окружение естественным образом. Природа не загаживалась.
Чем дальше развитие, тем больше и больше пошел и процесс самоуничтожения.
Уже с развитием металлургии, этот процесс все больше и больше виден. Но тогда еще, в зачаточном состоянии, когда перешли на бронзу и железо - все это еще не так отражалось на природе. Но стоит сейчас посмотреть на современный металлургический завод, на карьеры где добывают железные руды становится понятным, что это уже вступает в сильнейшее противоречие с живой природой. Причем противоречие неразрешимое. Для развития цивилизации нужен металл. Для этого нужно геологам найти руду, а потом сделать выработку и из руды и плавить. Все рудники - это загаженные места, там природа хоть и соседствует, но так же как в вышеприведенном примере с карьером по добыче известняка.

Мой дед по материнской линии строил Магнитку. Мне ли не знать, что там было. Ведь сохранились фотографии тех мест.

Природа еще терпит. Она страдает - и это уже видно даже без анализов, но еще терпит.
Моя мать была промышленным врачам в санэпидстанция. Нескольких районов Москвы.
Существующие ПДК (предельно допустимая концентрация) - эта условная граница, которую поставили ученные. Они подумали что это еще терпимо, вот за пределами этой черты - это уже вредно. Так ничего подобного! Ведь ПДК - это условная граница и до этой черты это УЖЕ вредно!
Но не хотите ли что в Москве были очень даже не редки случаи где предельно допустимая норма была завышена и кто знает в сколько раз?
В два раза? В три? Вы наивны! А не хотите ли в 80 раз?
Совершенно недавно на днях описывали случаи массовой гибели рыб в черте Москвы. Ведь очевидно что был сделан сброс. Ну найдут и оштрафуют этот завод. А толку?
Что этим самым нейтрализована ситуация? Если бы такие моменты были единичными. Они насчитываются во всем мире ТЫСЯЧАМИ в год! Ведь это же одна история с Москвой (прямо пуп земли) таких заводов, которые сбрасывают отходы и делают это экстренно и с превышением норм (которые уже изначально завышены) миллионы по всему миру. мы просто об этом не слышим, не читаем. Только изредка попадаются статьи. Как в Венгрии была техногенная катастрофа. (и об этом я еще напишу более подробно) Как была авария на АЭС в Чернобыле, какая была авария на Фукусиме Но это ведь все 1/ 1000 всех случаев.

МЫ УНИЧТОЖАЕМ ПРИРОДУ!

Вот об этом и будет ряд статей в этой теме. И если у кого-то будут материалы и свои мысли на этот счет - то прошу добавлять.

Тема открыта!


Комментарии (196)

Всего: 196 комментариев
  
#196 | Анатолий »» | 12.09.2016 19:53
  
0
Интересная статья!

Александр Федоров

ВСПЫШКА СПРАВА, ВСПЫШКА СЛЕВА,
или
ЗАКОН ОТРАЖЕНИЯ
Нет, я не собираюсь в очередной раз пугать читателя налетами ядерных демонов, которым не нужна Сильная Россия. (Правда, в ряде случаев без терминов из физики распада ядра и демонологии не обойтись). Речь пойдет о явлениях более прозаических, хотя и не менее болезненных - о вспышках опасных или неизвестных заболеваний.
Полувразумительные описания напастей, вперемешку с неясными намеками на утечки из \"известных\" источиков, колышут общественность, легко, как известно, подверженную массовой информации. Однако, если уйти от домыслов и обратиться к собственно Знанию (или хотя бы к здравому смыслу и рассудку), многое выглянет по другому.
Кто крайний?
В канун очередного конца света и начала очередной думы о новом Правителе средства информации несомненно достигли критической массы. В результате чего и началась цепная реакция. Порожденные ею (реакцией) недолгоживущие продукты повсеместно выставляются в виде клинических картин социальных, душевных и телесных патологий общества. Стараются и радиовещатели со станций всехобслуживания (типа \"Что-опять-ЖМ\"), и сверхоперативные компиляторы семейных изданий типа \"Сатраповская Арба\", и сенсаторы приложения \"На трубе\" (к ежеполуторамесячнику \"АиБ\"), да и другие разношерстные масс-медиумы сходных мастей. Брызжа восторгом, эти мастера петушиного пера усиленно наводят нас на измышления новой русской нетрудовой интеллигенции и старой русскоязычной образованщины - по поводу выявления бесов-возбудителей новых недугов, и их скорейшего изгнания.
Рецепты исцеления необычайно разнообразны - от гомеопатических (три раза в день вместо духовной еды) до радикальных (один раз в место, не столь отдаленное).
Рекомендуются то трансплантация восточно-азиатской медитации, то ампутация восточно-европейской прострации, то авиация северо-атлантической организации.
Однако знахарей хватает лишь на то, чтобы очевидное выставить как невероятное, et vice versa*.
Что до западного образа обучения жизни, невероятная очевидность их претензий давно всем ясна и никому не интересна.
Любая же трактовка азиатской концепции покрывается звонкой расхожей фразой типа \"Восток - дело тонкое\" и сводится либо к лихому мордобойству, либо к откровению анахоретов (то бишь - просветленных отшельников). Не желают целители замечать, что навыки движения ногами по лицу и сокровенные знания для Востока всегда были двумя сторонами ко-эволюции духа и тела, признававшейся лишь в полном единении с природой, по ее законам. Тысячи лет назад восточными философами был сформулирован главный закон мироздания: все взаимосвязано. Тогда же был подсмотрен у природы и взят на вооружение (в прямом и всех остальных смыслах) всеобщий принцип: всякое воздействие на природу отражается так, что вся его сила обрушивается на самого воздействующего.
Что до синдрома врожденной евразийской апатии, то не желая искать у себя в голове, советчики по весьма фальшивым клише отштамповали другую купюру: \"умом Россию не понять\". Но, решив не понимать Родину, они заодно отказались и от всех попыток осмыслить законы мироздания. И, исходя исключительно из результатов наружного наблюдения бытия, выдвинули свой сермяжный принцип: всякое воздействие есть прямое или косвенное проявление воли ближнего. А потому во всякой ситуации не нужно искать истоки и первопричины, а нужно искать того, кто ближе, иными словами - крайнего.
Именно эта внутренняя инструкция и была приведена в действие сверхоперативными экспресс-аналитиками при первых же известиях о заболеваниях, симптомы которых оказались незнакомы земским фершалам.
\"Шерше лезарм?\"**
Начиная с времен перестройщины, армию у нас пинают даже те, кому лень. На ее проблемах наживают крупные капиталы, в том числе, отнюдь не политические. Причины же антиармейской агрессивности просты, как лимонка.
С одной стороны, более десяти, точнее, значительно более десяти лет армия у нас деградировала. Воспользоваться же беспомощным состоянием ближнего - непреодолимая потребность всего живого, превосходящая по силе основные инстинкты.
С другой стороны, в последние дни взоры Руководства стали медленно, в тягостных попытках раздумья, обращаться в сторону военных и их комплексов. Значит, скоро можно будет урвать кусок-другой, вовремя и расчетливо наехав. Например, воззвав к совести воевод по вопросам экологии и здравоохранения через прессу и общественное мнение. Можно вопиять и к международному сообществу в лице швондероватого гринписа и сурового, но справедливого дяди Сэма с его европейскими племяшами. Тем более, что интерес последних весьма далек от заботы об умиротворении оружия в мировом масштабе - только на одной-другой части суши.
Конечно же, совесть любой армии, а уж российской и подавно, не может быть экологически чистой. Армия опасна для природы и человека, поскольку создает и периодически проверяет в деле орудия уничтожения жизни.
Я абсолютно уверен в том, что и Советская, и Новая Русская Армии изобретали биооружие на зависть дяденек Сэмов и папов Карл, что служило предметом их постоянного вожделения (и уверенность моя базируется не на одних только умозаключениях). Более того, я считаю, что возможность утечки опасных биоматериалов и при старом (бес)порядке, и при новом \"режиме\" была и остается весьма реальной. Однако, будучи экологом, и следовательно, страдая профессиональным диалектическим подходом, не могу не огрызнуться по поводу однобокого, как у застойной рыбы-камбалы, взгляда на роль милитаризма в создании чрезвычайных биологических ситуаций. Тем более, что однобокость наших взглядов частенько весьма искусно искусственно поддерживается.
Есть ведь еще и другая сторона медали - совсем не военного образца.
Mutatis mutandis***
Впервые с этим реверсом я столкнулся в бытность завлабом экологического НИИ, раздавленного впоследствии базарно-вокзально-стрелочной экономикой. Тогда-то, почти случайно, выяснилось что обитающие в химически грязных водах микроорганизмы обладают ненормальными биологическими характеристиками (результаты опубликованы).
Изучение научных журналов подтвердило наши догадки - микробы, живущие в чистых и нечистых средах, вообще различаются по своим свойствам. Причем к этим свойствам относятся и так называемые факторы вирулентности, отвечающие за способность микроба вызывать заболевание. Ладно там, чернобыльские бактерии с их повышенной агрессивностью - радиация-мутация, то да се. Но оказалось, что и не очень мутагенное химическое загрязнение меняет чуть ли не всю сущность микрофлоры. Мельчайшие грибки из промышленных городов обладают другим набором экзометаболитов-токсинов (ядовитых веществ, выделяемых в среду), нежели их загородные сородичи. Опасные для растений микроорганизмы в загрязненных почвах встречаются чаще, чем в чистых, и болезнетворная активность их выше. Устойчивость к нефтепродуктам или металлам у бактерии может быть напрямую связана с патогенностью. Более того, незагрязняющее воздействие - простое изменение природной среды - может индуцировать переход мирных микробов на рельсы паразитического питания. Даже волне культурное строительство провоцирует порой вспышки особенных микроорганизмов, вызывающих специфические аллергические и респираторные заболевания.
Тогда мы подняли все свои результаты и подсчитали, что каждый двухсотый микроб, выделенный из загрязненных сред и обладавший способностью разрушать загрязнители, совмещал этот талант с высокой болезнетворностью для лабораторных мышек (результаты тоже опубликованы).
И тогда мы поставили серию специальных экспериментов. Три месяца мы приучали 60 разных бактерий из чистых почв к повышающимся концентрациям фенолов, а когда приучили - ахнули: их биологические свойства резко изменились. И самое главное, у некоторых микробов резко усилились факторы вирулентности (и эти результаты тоже опубликованы).
Сила зеркального отражения.
Объяснение феномену я дам достаточно простое, но настаивать на своем не буду - поспорьте со мной, и возможно мы произведем на свет истину.
Есть такой всеобщий Принцип Ле-Шателье (навроде Закона всемирного тяготения): при воздействии, выводящем систему из равновесия, процессы в системе смещаются так, чтобы эффект от воздействия максимально ослаблялся. Это осовремененный вариант вышеприведенной Восточной мудрости.
Все свойства микробов, включая весьма для нас неприятные, определяются характером их обмена веществ. К изменениям среды микробы приспосабливаются, перестраивая свой метаболизм. Чем мощнее воздействие, тем значительнее отклонения. Но обмен веществ - это единая сложнейшая организация: малейший сдвиг в одном узле откликается серией цепных реакций по всей сети - срабатывает принцип домино. Процесс пошел - и перестройка общего метаболизма задевает частные свойства микроскопических обитателей биосферы, в том числе и свойство болезнетворности.
Так что, ощутив общее кишечное расстройство, гражданский люд не должен по привычке искать крайнего. Например, бросаться срывать погоны с первого попавшегося офицера. А должен он для начала спросить с себя - может, мы все что-то делаем неправильно, и это - просто отклик природы, которая (помните?) отражает воздействие так, что вся его сила обрушивается на самого воздействующего? Вполне возможно, что мы просто пеняем на зеркало.
Не стоит, однако, вдаваться и в другую, мистическую крайность - трактовать усиление болезнетворности как месть микробов супостату (человеку) за неприятное для них действие - вокруг лишь зеркала.
Биооружие съедобного вида.
В свете вышеозначенной гипотезы весьма логичным будет выглядеть и объяснение отравлений съедобными грибами. Самые тщательные анализы очень часто не выявляют в зловредном подберезовике-подосиновике никаких следов тяжелых металлов или известных пестицидов. Люди же все равно травятся. А может и не надо искать до одурения? Просто гриб, приспосабливаясь к враждебной окружающей среде, неумышленно открыл побочное производство новых ядовитых для человека веществ. И все.
Morale: не шутите с природой! Самые страшные военнообязанные вирусы покажутся легче обычного насморка по сравнению с ее (природы) реакцией на глупые или злые шутки, с их зеркальным отражением.
Здесь на ум приходит еще одна ассоциация - мультик про того, кто живет в пруду... Если отнестись к природе со всей душой и, самое главное, с умом, - как вы думаете, каково будет отражение?
И когда пойдете к пруду, не слушайте тех, кто советует взять в руку палку. Она всегда о двух концах.
-------------------
* - и наоборот.
** - ищите оружие
*** - внося изменения
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© technoshop.ru 2005 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU