Завещание Спящего Оленя.




Скоро мы уйдем туда, откуда не возвращаются,
а наша земля останется белым людям.
Но для земли было бы лучше, если бы она умерла вместе с нами.


Я поставил эпиграфом эти слова старого индейца, потому что ощущаю то что он сумел кратко выразить простыми словами всю суть.
В этих словах и боль и пророчество и оно сбывается. Какая бы не была религия у индейцев, какой бы не был Бог, но они чувствовали этот мир, и природу, как немногие из нас. Картины мира , история проносится мимо наших глаз, и главное проносится мимо души, и мы не видим и не ощущаем что происходит.

Я очень далек от кругов, так называемых, "Зеленных", "Гринписа", далек от ажиотажа, от апокалиптических настроений. Дело в другом. Дело в том что я вижу и чувствую что происходит.

Еще вчера я был в небольшом походе на велосипеде. Мне был интересен район, который я отметил на карте Google - там, среди лесов был большой район и мне показалось что это песчаная область.
Когда я ехал вдоль трассы были леса. Они тянулись на многие километры и вот постепенно картина стала изменятся. И справа и слева я увидел странную картину. Абсолютно голые стволы деревьев как будто срезанные невидимой силой на одной приблизительно высоте. Будто гигантской косой прошли по этим деревьям и скосили ее как траву. Оторвали даже нижние ветви.
Но дальше становилось все хуже и хуже. Жаркое солнце, которое пекло, создавала атмосферу, но в ней было примешано еще что-то и я не мог понять что.
Постепенно деревья которые все же еще росли вдоль дороги стали изменять цвет листвы. Там в лесном массиве они были темно-зеленными, а здесь стали серо-зеленными. Эта серость прибавлялась. Я остановился посмотреть. На листьях был налет. серый, плотный. Дальше там в глубине, где сохранились редкие деревья была та же картина. Начали попадаться свалки. Старые шины, какие-то бетонные обломки конструкций, куски асфальта.
И вот наконец я въехал в то место которое было обозначено на карте.

КАРЬЕР!
Искусственный карьер из доломитов. Известняковая стена начиналась у дороги и протянулась на километр. Дорога вела вниз и там стоял шлагбаум. Он был закрыт. Было воскресенье и работы не производились. Не обращая внимание на шлагбаум я протащил велосипед и пошел вниз.
Ни одного дерева, только пучки жухлой травы. Выше одиночные деревья. Вот откуда этот серый налет на деревьях. Тысячи машин проезжая мимо распыляли известняковые отложения на много километров. Их уже нельзя было смыть ни дождями не ветрами. Эта пыль въелась и в дорогу и в листву, она была везде.

Как будто попал на другую планету. Здесь можно было бы снимать "Сталкера", или какой-то сюрреалистический фильм.. Солнце палило вовсю и от этого эта однообразная картина становилась более яркой. Но все равно однообразной. Устав от этой однообразности я пошел обратно. Вспомнил что была дорога, которая вела куда-то от этой более главной дороги.
Поехал по бетонке, такой же пыльной от известняка. Все деревья были больными по обе стороны. Они были живы, но...
Впереди стало возвышаться гора серо-бурого цвета. Видимо это перерабатывающий завод который делает щебенку. А горы - это отвалы отходов от производства.
Гора возвышалась метров на пятнадцать в этой унылой местности абсолютно мертвая. Вот уж где "Гора мертвецов" - подумал я, - Ни одного деревца, ни одной травинки.
Высоко в небе пролетела одинокая птица. Издав непонятный звук, она пролетала не задерживаясь мимо этих мест. Я повернул обратно.
Все ясно. Карьер где взрывными работами, забирают известняк, потом на тяжелогрузах везут на переработку. Нужен известняк. Известковая щебенка.

Нам все нужно. Нам всего мало. Мы привыкли к такому миру. с дорогами, домами из стекла и бетона, с асфальтовыми дорогами, Мы живем в созданном нами мире.
И называем это ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ.
Еще тогда, когда изготовляли первые каменные топоры, мы стали делать вторую неживую природу. И остановится мы не можем.
Я не хочу философствовать, кто все это придумал, Бог, природа, - пусть каждый думает как ему хочется, и во что он верит. Но то что я вижу и чувствую не согласуется ни с Богом ни с самой природой. Оно ПРОТИВОРЕЧИТ и Богу и Природе.
Это два процесса в одном. Это и РАЗВИТИЕ И САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.

В те древние века человек, не противоречил природе. Он уживался с природой, и она его кормила, поила,
Пирамиды Хеопса вовсе не испортили пустыню. Они не мешают, они не уничтожают то что миллионами лет природа создавала. Пустыня не пострадала.. Ни пустыня, ни леса ни горы, Древние города вписывались в окружение естественным образом. Природа не загаживалась.
Чем дальше развитие, тем больше и больше пошел и процесс самоуничтожения.
Уже с развитием металлургии, этот процесс все больше и больше виден. Но тогда еще, в зачаточном состоянии, когда перешли на бронзу и железо - все это еще не так отражалось на природе. Но стоит сейчас посмотреть на современный металлургический завод, на карьеры где добывают железные руды становится понятным, что это уже вступает в сильнейшее противоречие с живой природой. Причем противоречие неразрешимое. Для развития цивилизации нужен металл. Для этого нужно геологам найти руду, а потом сделать выработку и из руды и плавить. Все рудники - это загаженные места, там природа хоть и соседствует, но так же как в вышеприведенном примере с карьером по добыче известняка.

Мой дед по материнской линии строил Магнитку. Мне ли не знать, что там было. Ведь сохранились фотографии тех мест.

Природа еще терпит. Она страдает - и это уже видно даже без анализов, но еще терпит.
Моя мать была промышленным врачам в санэпидстанция. Нескольких районов Москвы.
Существующие ПДК (предельно допустимая концентрация) - эта условная граница, которую поставили ученные. Они подумали что это еще терпимо, вот за пределами этой черты - это уже вредно. Так ничего подобного! Ведь ПДК - это условная граница и до этой черты это УЖЕ вредно!
Но не хотите ли что в Москве были очень даже не редки случаи где предельно допустимая норма была завышена и кто знает в сколько раз?
В два раза? В три? Вы наивны! А не хотите ли в 80 раз?
Совершенно недавно на днях описывали случаи массовой гибели рыб в черте Москвы. Ведь очевидно что был сделан сброс. Ну найдут и оштрафуют этот завод. А толку?
Что этим самым нейтрализована ситуация? Если бы такие моменты были единичными. Они насчитываются во всем мире ТЫСЯЧАМИ в год! Ведь это же одна история с Москвой (прямо пуп земли) таких заводов, которые сбрасывают отходы и делают это экстренно и с превышением норм (которые уже изначально завышены) миллионы по всему миру. мы просто об этом не слышим, не читаем. Только изредка попадаются статьи. Как в Венгрии была техногенная катастрофа. (и об этом я еще напишу более подробно) Как была авария на АЭС в Чернобыле, какая была авария на Фукусиме Но это ведь все 1/ 1000 всех случаев.

МЫ УНИЧТОЖАЕМ ПРИРОДУ!

Вот об этом и будет ряд статей в этой теме. И если у кого-то будут материалы и свои мысли на этот счет - то прошу добавлять.

Тема открыта!


Комментарии (196)

Всего: 196 комментариев
  
#16 | Анатолий »» | 11.08.2013 16:49
  
0
Как вы заметили из выше написанного они ДИСКУТИРОВАЛИ! они подписывали договоры.

Но атомные испытания (а фактически взрывы атомных бомб) они интенсивно продолжали!
А если мы учтем суммарно количество мегатонн взорванных бомб?
Если посчитаем сколько радиоактивного вещества было выброшено в атмосферу, в океаны, в землю?

Сколько Хиросим и Нагасак вытерпела биосфера Земли?
  
#17 | Анатолий »» | 13.08.2013 16:21
  
0
50-МЕГАТОННЫЙ ВЗРЫВ НАД НОВОЙ ЗЕМЛЕЙ

В. Б. Адамский, Ю. Н. Смирнов

От редакции
Создание советской сверхмощной водородной бомбы и ее взрыв 30 октября 1961 г. над Новой Землей стали важным этапом в истории ядерного оружия. В. Б. Адамский и Ю. Н. Смирнов, неоднократно выступавшие на страницах нашего журнала, вместе с А. Д. Сахаровым, Ю. Н. Бабаевым и Ю. А. Трутневым были непосредственными участниками разработки конструкции этой бомбы. Они также участвовали в ее испытании.

Воспоминания В. Б. Адамского и Ю. Н. Смирнова дополнены воспоминаниями А. Д. Сахарова, опубликованными ранее. Мы считаем этот материал уникальным и рады тому, что он впервые появляется на страницах журнала ВИЕТ.

Виктор Борисович Адамский (род. 1923) - участник Великой Отечественной войны. С 1950 г. - сотрудник теоретических секторов в Арзамасе-16, возглавляемых Я. Б. Зельдовичем и А. Д. Сахаровым. Когда к 1963 г. переговоры между СССР, США и Англией о запрещении испытаний ядерного оружия зашли в тупик, В. Б. Адамский выступил с важным конструктивным предложением, которое, благодаря усилиям А. Д. Сахарова и Е. П. Славского, стало известно Н. С. Хрущеву и очень быстро привело к подписанию Договора о запрете ядерных испытаний в трех средах.<

Юрий Николаевич Смирнов (род. 1937) с 1960 по 1963 гг. был сотрудником теоретического сектора в Арзамасе-16, возглавляемого А. Д. Сахаровым и занимавшегося разработкой и совершенствованием термоядерного оружия. Затем он непосредственно участвовал в советской программе по использованию подземных ядерных взрывов в мирных целях. В настоящее время ведущий научный сотрудник Российского научного центра \"Курчатовский институт\". Автор ряда важных публикаций по истории советского атомного проекта.


+++

30 октября 1961 г. за подписью министра среднего машиностроения Е. П. Славского и Марщала Советского Союза К. С. Москаленко в Москву ушла телеграмма. Министр и главнокомандующий ракетных войск страны рапортовали об испытании советской термоядерной бомбы беспрецедентной мощности:
\"Москва. Кремль. Н. С. Хрущеву.

Испытание на Новой Земле прошло успешно. Безопасность испытателей и близлежащего населения обеспечена. Полигон и все участники выполнили задание Родины. Возвращаемся на съезд\" [1].

В Москве, в только что построенном и впервые открывшем двери огромном Кремлевском Дворце съездов уже две недели проходил XXII съезд КПСС. 30 октября шел предпоследний день его работы.

Утром 30 октября делегаты съезда единогласно приняли сенсационное решение - \"признать нецелесообразным дальнейшее сохранение в Мавзолее саркофага с гробом И.В.Сталина...\"[2, т.3, с. 122].

И тем же утром в 11 ч. 32 мин. над Новой Землей на высоте 4000 м над поверхностью суши была взорвана бомба мощностью в 50 млн. т. тротила.

Световая вспышка была настолько яркой, что, несмотря на сплошную облачность, была видна даже на тысячекилометровом удалении. Клубящийся гигантский гриб вырос до высоты 67 км. К моменту взрыва, пока на огромном парашюте бомба медленно опускалась с высоты 10500 м до расчетной точки подрыва, самолет-носитель Ту-95 с экипажем и его командиром майором Андреем Егоровичем Дурновцевым уже был в безопасной зоне. Командир возвращался на свой аэродром подполковником, Героем Советского Союза.

Славский и Москаленко, будучи делегатами съезда, специально ранним утром в день эксперимента прилетали на северный полигон, чтобы наблюдать за подготовкой и осуществлением взрыва. С расстояния в несколько сотен километров от эпицентра, находясь на борту самолета Ил-14, они увидели фантастическую картину. Впечатление довершила встряска от настигнувшей их самолет ударной волны.

Одна из групп участников эксперимента с расстояния в 270 км от точки взрыва увидела не только яркую вспышку через защитные затемненные очки, но даже почувствовала воздействие светового импульса. В заброшенном поселке - 400 км от эпицентра - были порушены деревянные дома, а каменные лишились крыш, окон и дверей.

На многие сотни километров от полигона в результате взрыва почти на час изменились условия прохождения радиоволн и прекратилась радиосвязь. Находившиеся на аэродроме на Кольском полуострове под Оленьей создатели бомбы и руководители эксперимента во главе с председателем Государственной комиссии генерал-майором Н. И. Павловым в течение 40 мин. не имели ясного представления о том, что же произошло и в каком состоянии экипажи самолета-носителя и сопровождавшего его самолета-лаборатории Ту-16. И только когда появились первые признаки радиосвязи с Новой Землей, с командного пункта под Оленьей запросили открытым текстом информацию о высоте подъема облака. В ответ сообщили: около 60 км. Стало ясно, что конструкция бомбы не подвела.

Тем временем экипажи двух самолетов, вылетавших на задание, и кинодокументалисты, находившиеся снимиив других пунктах, переживали по воле обстоятельств наиболее яркие и сильные впечатления. Кинооператоры вспоминали:

\"Жутковато лететь, можно сказать, верхом на водородной бомбе! Вдруг сработает? Хотя и на предохранителях она, а все же... И молекулы не останется! Необузданная сила в ней, и какая! Время перелета к цели не очень большое, а тянется... Мы на боевом курсе. Створки бомболюка открыты. За силуэтом бомбы - сплошная вата облаков... А бомба? Предохранители сняты? Или при сбросе их снимут? Сброс! Бомба пошла и утонула в серобелом месиве. Тут же захлопнулись створки. Пилоты на форсаже уходят от места сброса... Ноль! Под самолетом снизу и где-то вдали облака озаряются мощнейшей вспышкой. Вот это иллюминация! За люком просто разлился свет-море, океан света, и даже слои облаков высветились, проявились... В этот момент наш самолет вышел между двух слоев облачности, а там, в этом прогале, снизу, появляется громаднейший шар-пузырь светло-оранжевого цвета! Он, как Юпитер, - мощный, уверенный, самодовольный, - медленно, беззвучно ползет вверх... Разорвав беспросветную, казалось бы, облачность, он рос, все увеличивался. За ним, как в воронку, казалось, втянется вся Земля. Зрелище было фантастическое, нереальное... во всяком случае неземное\" [3, с. 117-127].

Другой кинооператор увидел \"над горизонтом мощную белую вспышку, а через большой промежуток - отдаленный, глухой, тяжелый удар - а-ааххх! Будто Землю убили!\" [там же].

Затем, спустя какое-то время после взрыва, они снимали район центра: \"Поверхность острова так оплавило, вымело и вылизало, что не поверхность стала - каток! И скалы тоже, на них снег сплавило, блестят гранями, ребрами... Неровностей и в помине нет... Снимаем прямо с воздуха, на облете и зависании... Вот и эпицентр. Над этой точкой буйствовал термояд. Все сметено, вылизано, подчищено, все оплавлено и продуто!\" [Там же].

Отснятый 20-минутный фильм о создании 50-мегатонной бомбы, о подготовке и проведении ее испытания позднее был показан высшему руководству страны. Фильм заключал дикторский текст: \"На основе даже самых предварительных данных стало очевидным, что произведенный взрыв является рекордным по своей силе\".

Действительно, его мощность в десять раз превысила суммарную мощность всех взрывчатых веществ, использованных всеми воюющими странами за все годы второй мировой войны, включая американские атомные взрывы над городами Японии. Трудно представить, что с учетом тенденции мирового развития когда-нибудь и где-либо на Земле будет произведен более мощный взрыв. Скорее всего ему навсегда суждено остаться в истории непревзойденным.

Взрыв ошеломил тогда мировое сообщество. Да и позднее не раз становился предметом обсуждений, легенд и мистификаций. В том числе и в наши дни. В газете \"Известия\" О. Сулейменов, имея в виду взрыв сверхмощной водородной бомбы, посчитал, что \"этот качественный скачок свел на нет преимущество американцев в количестве испытаний\", что Хрущев пошел на подписание московского Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах, \"имея в арсенале шестидесятимегатонку\" [4]. В вышедшем в конце 1992 г. в эфир телефильме \"Сказание о невидимом граде\" также провозглашается неточный тезис: \"Лишь после этого взрыва стороны пошли на уступки и подписали Договор...\".

Вследствие пересекреченности и ограниченности информации в то время даже у некоторых руководителей испытания сложились неверные представления. К примеру, начальник полигона на Новой Земле во время испытания супербомбы Г.Г. Кудрявцев обмолвился, что в нашей стране \"появились на свет 60-мегатонная и даже 100-мегатонная (к счастью, так и не испытанная) супербомбы\", причем их \"появление\" объяснил довольно своеобразно: \"Думаю, что \"секрет\" тут прост. Дело в том, что в те годы наши ракеты-носители не обладали необходимой точностью попадания в цель. Компенсировать эти огрехи можно было только одним путем - увеличением мощности заряда\" [1].

И уж совсем фантастическая мысль о 50-мегатонной бомбе принадлежит \"Правде\": \"Она - вчерашний день атомного оружия. Сейчас созданы еще более мощные заряды\" [5].

На самом же деле 50-мегатонная бомба, испытанная 30 октября 1961 г., никогда не являлась оружием. Это было единичное изделие, конструкция которого при полной \"загрузке\" ядерным горючим (и при сохранении тех же габаритов!) позволяла достигнуть мощности даже в 100 мегатонн. Поэтому испытание 50-мегатонной бомбы было одновременным испытанием работоспособности конструкции изделия на 100 мегатонн. Взрыв столь ужасающей мощи, если бы он был осуществлен, мгновенно породил бы гигантский огненный смерч, который охватил бы территорию, близкую по площади, к примеру, всей Владимирской области.

Взрыв 50-мегатонной бомбы не привел, как полагают некоторые, к немедленному заключению московского Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. Переговоры о заключении Договора продолжались еще около двух лет. Хотя, надо полагать, он как символ опасной и безудержной ядерной гонки пусть косвенно, но способствовал успеху переговоров. Договор же был заключен 5 августа 1963 г. К цели привели долгие и сложные дипломатические усилия. И, быть может, стоит сказать, что в течение 1962 и 1963 гг. США и СССР провели более 180 испытаний ядерного оружия, прежде чем московский Договор был подписан [6, с. 57].

50-мегатонная бомба военного значения не имела. Это был акт разовой силовой демонстрации, сопутствовавшей конкретным обстоятельствам политической кухни, \"большой игре\" на устрашение между сверхдержавами. В этом и заключалось главное предназначение небывалого испытания. Сверхмощные заряды отвергаются современной военной доктриной. Тезис о том, что у нас \"сейчас созданы еще более мощные заряды\", просто нелеп.

В чем же заключались особенности политической ситуации? Наступившее было потепление отношений между СССР и США, кульминацией которого явился визит Хрущева в Соединенные Штаты Америки в сентябре 1959 г., уже через несколько месяцев сменилось резким обострением в результате скандальной истории со шпионским полетом Ф. Пауэрса над территорией Советского Союза. Самолет-разведчик 1 мая 1960 г. был сбит под Свердловском. Как следствие, в мае 1960 г. была сорвана встреча глав правительств четырех держав в Париже. Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР был отменен. Разгорались страсти вокруг Кубы, где к власти пришел Ф. Кастро. Причем большим потрясением стало вторжение в районе Плайя-Хирон в апреле 1961 г. кубинских эмигрантов из США и их разгром. Клокотала разбуженная Африка, сталкивая интересы великих держав.

Но главное противостояние между СССР и США было в Европе: периодически давал о себе знать тяжелый и казавшийся неразрешимым вопрос германского мирного урегулирования, в фокусе которого был статус Западного Берлина. Безуспешно велись изнурительные переговоры о взаимном сокращении вооружений, которые сопровождались жесткими требованиями западных держав об инспекции и контроле на территориях договаривающихся сторон. Казались все более безотрадными переговоры экспертов в Женеве о запрещении ядерных испытаний, хотя в течение 1959 и 1960 гг. ядерные державы (кроме Франции) соблюдали соглашение об одностороннем добровольном отказе от испытаний этого оружия в связи с упомянутыми женевскими переговорами. Нормой стала жесткая пропагандистская риторика между СССР и США, в которой постоянными элементами были взаимные обвинения и откровенные угрозы. Наконец, главное событие того периода - 13 августа 1961 г. за одну ночь была воздвигнута печально знаменитая берлинская стена, вызвавшая на Западе бурю протестов.

Между тем Советский Союз обретал все большую уверенность в своих силах. Он первым испытал межконтинентальную баллистическую ракету и запустил спутники в околоземное пространство, осуществил пионерский прорыв человека в космос и создал могучий ядерный потенциал. СССР, обладая в то время большим престижем, особенно в странах третьего мира, не уступал давлению Запада и сам переходил к активным действиям.

Поэтому, когда к концу лета 1961 г. страсти особенно накалились, события стали развиваться по своеобразной силовой логике. 31 августа 1961 г. советское правительство опубликовало заявление об отказе от добровольно принятого на себя обязательства воздерживаться от испытаний ядерного оружия и о решении возобновить эти испытания. В нем нашли отражение дух и стиль того времени. В частности, говорилось:

\"Советское правительство не выполнило бы своего священного долга перед народами своей страны, перед народами социалистических стран, перед всеми народами, стремящимися к мирной жизни, если бы перед лицом угроз и военных приготовлений, охвативших США и некоторые другие страны НАТО, оно не использовало бы имеющихся у него возможностей для совершенствования наиболее эффективных видов оружия, способных охладить горячие головы в столицах некоторых держав НАТО\" [7].

Мы, разработчики ядерного оружия, уже за полтора месяца до этого заявления стали готовиться к испытаниям новых образцов. И знали - кульминацией планируемой в СССР серии испытаний станет взрыв 50-мегатонной бомбы, конструкция которой в принципе позволила бы осуществить взрыв и 100-мегатонной мощности. За несколько недель до взрыва, в середине июля 1961 г., начались теоретическая разработка и обоснование этой конструкции, а еще некоторое время спустя - ее воплощение \"в материале\". А. Д. Сахаров назвал планируемый взрыв \"гвоздем программы\".

Советское правительство не делало тайны из намечаемого супервзрыва. Напротив, оно оповестило мир о предстоящем испытании и даже (беспрецедентный случай в нашей практике!) обнародовало мощность создаваемой бомбы. Ясно, что такая \"утечка информации\" отвечала целям силовой политической игры. Но одновременно ставила создателей новой бомбы в трудное положение: возможный по тем или иным причинам ее \"отказ\" должен быть исключен. Мало того, взрыв бомбы должен был непременно попасть в \"яблочко\": обеспечить \"заказную\" мощность в 50 млн. т тротила! В противном случае вместо запланированного политического успеха советское руководство должно было пережить несомненный и чувствительный конфуз. О переживаниях и волнениях разработчиков можно и не говорить.

Первое упоминание о предстоящем грандиозном взрыве в СССР появилось, насколько нам известно, 8 сентября 1961 г. на страницах американской газеты \"Нью Йорк таймс\", которая воспроизвела слова Хрущева:

\"Пусть знают те, кто мечтает о новой агрессии, что у нас будет бомба, равная по мощности 100 миллионам тонн тринитротолуола, что мы уже имеем такую бомбу и нам осталось только испытать взрывное устройство для нее\" [8, с. 45-46].

Хрущев и сам рассказывал, что упомянул о намеченном (но еще необъявленном) испытании этой бомбы одному американскому политику, пришедшему к нему на прием со взрослой дочерью, и добавил, что она, услышав о таком намерении СССР, расплакалась [9, с. 72].

Но наши соотечественники узнали о намеченном эксперименте только 17 октября - в первый день работы XXII съезда КПСС, когда Хрущев в отчетном докладе, отступив от текста, заявил:

\"...хочу сказать, что очень успешно идут у нас испытания и нового ядерного оружия. Скоро мы завершим эти испытания. Очевидно, в конце октября. В заключение, вероятно, взорвем водородную бомбу мощностью в 50 миллионов тонн тротила. (Аплодисменты.) Мы говорили, что имеем бомбу в 100 миллионов тонн тротила. И это верно. Но взрывать такую бомбу мы не будем, потому что если взорвем ее даже в самых отдаленных местах, то и тогда можем окна у себя выбить. (Бурные аплодисменты.) Поэтому мы пока воздержимся и не будем взрывать эту бомбу. Но, взорвав 50-миллионную бомбу, мы тем самым испытаем устройство и для взрыва 100-миллионной бомбы. Однако, как говорили прежде, дай Бог, чтобы эти бомбы нам никогда не пришлось взрывать ни над какой территорией. Это самая большая мечта нашей жизни! (Бурные аплодисменты.)\"

И тут же добавил, сказав о тех, кто работает над совершенствованием ядерного оружия и ракетной техники:

\"Мы гордимся этими товарищами, воздаем им должное, радуемся их творческим успехам, которые способствуют укреплению оборонной мощи нашей Родины, укреплению мира во всем мире. (Бурные аплодисменты.)\" [2, т. 1, с. 55].

В мире прокатилась мощная волна протестов в связи с объявлением о предстоящем испытании.

В эти самые дни в Арзамасе-16 завершались последние работы по созданию небывалой бомбы и отправке ее на Кольский полуостров к месту базирования самолетаносителя. 24 октября был закончен итоговый отчет, который включал предложенную конструкцию бомбы и ее теоретическое, расчетное обоснование. Содержавшиеся в нем положения были отправными для инженеров-конструкторов и изготовителей бомбы. Авторами отчета были А. Д. Сахаров, В. Б. Адамский, Ю. Н. Бабаев, Ю. Н. Смирнов, Ю. А. Трутнев.

Конечно, содержание отчета не может быть достоянием читателя. Однако отметим, что в конце его было сказано: \"Удачный результат испытаний этого изделия открывает возможность конструировать изделие практически неограниченной мощности\".

Параллельно с работой над бомбой к выполнению боевой задачи готовили самолет-носитель и отрабатывали специальную парашютную систему для бомбы. Эта система для медленного спуска более чем 20-тонной бомбы оказалась уникальной, и руководитель ее разработки был удостоен Ленинской премии.

Однако, если бы парашютная система отказала во время эксперимента, экипажи самолетов не пострадали бы: бомба включала специальный механизм, который запускал систему подрыва только в том случае, если самолет уже оказывался на безопасном расстоянии.

Необычной переделке подвергся на заводе-изготовителе стратегический бомбардировщик Ту-95, которому предстояло доставить бомбу к цели. Совершенно нестандартная бомба длиной около 8 м и поперечником около 2 м не помещалась в бомболюк самолета. Поэтому часть фюзеляжа (несиловую) вырезали и смонтировали специальный подъемный механизм и устройство для крепления бомбы. И все-таки она была настолько велика, что в полете больше чем наполовину торчала наружу. Весь корпус самолета, даже лопасти его винтов, были покрыты специальной белой краской, защищающей от световой вспышки при взрыве. Такой же краской был покрыт корпус сопровождавшего самолета-лаборатории.



Авторы статьи В. Б. Адамский (справа) и Ю. Н. Смирнов (слева) с научным руководителем Арзамаса-16 академиком Ю. Б. Харитоном. На втором плане - макет 100-мегатонной термоядерной бомбы, испытанной в варианте половинной мощности 30 октября 1961 г.
.
Музей ядерного оружия, Арзамас-16, 17 августа 1993 г.
Фото В. И. Лукьянова и С. А. Назаркина



В Арзамасе-16 бомбу собирали в цехе прямо на специальной железнодорожной платформе, которая по окончании работ выглядела как обычный крытый вагон. Для этого пришлось проложить железнодорожный) ветку внутрь цеха. В двадцатых числах октября вагон с подготовленной к транспортировке бомбой с соблюдением строжайших требований безопасности, когда какие-либо неожиданности исключаются, двинулся к месту своего назначения - станции Оленья на Кольском полуострове. Литерный состав из нескольких вагонов, часть которых прикрывала особый вагон спереди, а остальные сзади, под усиленной охраной, с минимумом остановок и с несколькими переадресовками в пути, чтобы нельзя было определить станцию отправления, в очень короткое время достиг цели.
На станции Оленья необычный груз уже ждали. Бомбу переместили на большегрузный автомобильный прицеп и под усиленной охраной, с машинами прикрытия спереди и сзади, доставили на аэродром, в специальное здание. Каждый узел бомбы и элемент ее автоматики был подвергнут тщательному техническому контролю, после чего она была приведена в боевое положение.

До эксперимента оставались считанные часы. Теперь день и час взрыва определяли погода и направление ветра над полигоном Новой Земли. Решающее слово оставалось за Государственной комиссией...

У каждого из нас, естественно, свои впечатления об этом незабываемом событии. Андрей Дмитриевич рассказал о нем на страницах своих \"Воспоминаний\" [9, с. 71-74]. Соответствующие отрывки мы приводим как единый его рассказ. Затем идут наши личные воспоминания, окрашенные, разумеется, индивидуальным опытом и восприятием. Мы разделяем авторские тексты \"звездочками\".


* * *
А.Д.Сахаров:

Подготовка к испытаниям шла полным ходом, и Юлий Борисович [Харитон. - Авт.] сделал об этом краткое сообщение [в середине августа, в Кремле. - Авт.]. Но Хрущев уже знал основные линии намечавшихся испытаний, в частности, о предложенном нами к испытаниям рекордно мощном изделии (выделено нами - V.V.). Я решил, что это изделие будет испытываться в \"чистом варианте\" - с искусственно уменьшенной мощностью, но тем не менее существенно большей, чем у какого-либо испытанного ранее кем-либо изделия. Даже в этом варианте его мощность превосходила бомбу Хиросимы в несколько тысяч раз! Уменьшение доли процессов деления в суммарной мощности сводило к минимуму число жертв от радиоактивных выпадений в ближайших поколениях, но жертвы от радиоактивного углерода, увы, оставались, и общее число их было колоссальным (за 5000 лет)...

В начале октября я выехал в Москву для обсуждения расчетов, в особенности большого изделия. Я не застал Гельфанда в институте и поехал к нему домой. Мы обсудили с ним срочные планы расчетов...

Наибольшие волнения мне доставляло самое мощное изделие... Шли последние дни перед отправкой \"мощного\". Для его сборки было выделено специальное помещение. Сборка велась прямо на железнодорожной платформе. Через несколько дней стена цеха должна была быть разобрана, и платформа (как всегда - ночью), прицепленная к литерному поезду, под зеленый свет отправиться в тот пункт, где изделие погрузят в бомболюк самолета-носителя. Ко мне в кабинет вошел один из моих сотрудников, Евсей Рабинович. Он смущенно улыбался и просил зайти в его рабочую комнату. Там уже собрались все сотрудники отдела, в том числе \"ведущие\" мощное изделие Адамский и Феодоритов*.

* В \"Воспоминаниях\" А. Д. Сахарова фамилия В. П. Феодоритова как непосредственного участника разработки в 1961 г. сверхмощного изделия названа по недоразумению. В действительности ранее он вместе с Г. А. Гончаровым и А. Д. Сахаровым явился соавтором информационной записки о возможности создания сверхмощных термоядерных зарядов (см. ниже).

Рабинович начинает излагать свои соображения, согласно которым мощное изделие должно отказать при испытании. Он пришел к этому несколько дней тому назад и только что доложил всему составу отдела, кроме меня, посеяв у большинства самые сильные сомнения. Я работал с Рабиновичем в самом тесном контакте более семи лет, очень высоко ценил его острый критический ум, большие знания, опыт и интуицию. Сейчас, докладывая вторично, он был четок и категоричен в своих формулировках. Опасения его выглядели вполне обоснованными.

Я считал, что конечный вывод Рабиновича неправилен. Однако доказать это с абсолютной убедительностью было невозможно. Точных математических методик, пригодных для этой цели, у нас не было (отчасти потому, что, стремясь создать изделие, допускающее большое увеличение мощности, мы отступили от наших традиционных схем). Поэтому я, Адамский и Феодоритов, возражая Евсею, пользовались оценками (как и он). Но весь наш опыт говорил о том, что оценки - вещь хорошая, но субъективная. Под влиянием эмоций вполне можно с ними впасть в серьезную ошибку. Я решил внести некоторые изменения в конструкцию изделия, делающие расчеты тех тонких процессов, о которых говорил Евсей, повидимому, более надежными. Я тут же поехал в конструкторский отдел. Если замещавший Юлия Борисовича начальник конструкторского отдела Д. А. Фишман не сказал мне ни слова упрека, то лишь потому, что ситуация была слишком серьезной, чтобы что-то говорить. Конструкторы не ушли в тот день домой, пока не передали чертежи в цех; на другой день изменения были сделаны. Я решил также известить о последних событиях Министерство и написал докладную, составленную, как мне казалось, в очень обдуманных и осторожных выражениях, по возможности, содержащую описание ситуации без ее оценки.

Через два дня мне позвонил разъяренный Славский. Он сказал: \"Завтра я и Малиновский (министр обороны) должны вылетать на полигон. Что же, я должен теперь отменить испытание?\" Я ответил ему: \"Отменять испытание не следует. Я не писал этого в своей докладной. Я считал необходимым поставить Вас в известность, что данное испытание содержит новые, потенциально опасные моменты и что среди теоретиков нет единогласия в оценке его надежности\".

Славский буркнул что-то недовольное, но явно успокоился и повесил трубку. Испытания мощного изделия проходили в один из последних дней заседаний XXII съезда КПСС. Конечно, это было не случайно, а составляло часть психологической программы Хрущева. До этого на двух полигонах (в Казахстане и на Новой Земле) было произведено почти столько же разнообразных по значению взрывов, сколько за все предыдущие испытания. Кроме того, насколько я знаю, в другом месте было проведено чисто военное испытание.

В день испытания \"мощного\" я сидел в кабинете возле телефона, ожидая известий с полигона. Рано утром позвонил Павлов и сообщил, что самолет-носитель уже летит над Баренцевым морем в сторону полигона. Никто не был в состоянии работать. Теоретики слонялись по коридору, входили в мой кабинет и выходили. В 12 часов позвонил Павлов. Торжествующим голосом он прокричал: \"Связи с полигоном и с самолетом нет более часа! Поздравляю с победой!\" Смысл фразы о связи заключался в том, что мощный взрыв создает радиопомехи, выбрасывая вверх огромное количество ионизированных частиц. Длительность нарушения связи качественно характеризует мощность взрыва. Еще через полчаса Павлов сообщил, что высота подъема облака 60 километров...

Чтобы покончить с темой \"большого\" изделия, расскажу тут некую оставшуюся \"на разговорном уровне\" историю - хотя она произошла несколько поздней. Но она важна для характеристики той психологической установки, которая заставляла меня проявлять инициативу даже в тех вопросах, которыми я формально не был обязан заниматься, и вообще работать не за страх, а за совесть. Эта установка продолжала действовать даже тогда, когда по ряду вопросов я все больше отходил от официозной линии. Конечно, в основе ее лежало ощущение исключительной, решающей важности нашей работы для сохранения мирового равновесия в рамках концепции взаимного устрашения (потом стали говорить о концепции взаимного гарантированного уничтожения).

После испытания \"большого\" изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить) - то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водо-паровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника. Война на море проиграна, если уничтожены порты - в этом нас заверяют моряки. Корпус такой торпеды может быть сделан очень прочным, ей не будут страшны мины и сети заграждения. Конечно, разрушение портов - как надводным взрывом \"выскочившей\" из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом - неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами.

Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был контр-адмирал Ф. Фомин* (в прошлом - боевой командир, кажется, Герой Советского Союза).

* Так в тексте \"Воспоминаний\". В действительности Фомина звали Петр Фомич. - Прим. авт.

Он был шокирован \"людоедским\" характером проекта, заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал своего проекта. Я пишу сейчас обо всем этом без опасений, что ктонибудь ухватится за эти идеи - они слишком фантастичны, явно требуют непомерных расходов и использования большого научно-технического потенциала для своей реализации и не соответствуют современным гибким военным доктринам, в общем, мало интересны. В особенности важно, что при современном уровне техники такую торпеду легко обнаружить и уничтожить в пути (например, атомной миной). Разработка такой торпеды неизбежно была бы связана с радиоактивным заражением океана, поэтому и по другим причинам не может быть проведена тайно.


* * *
В. Б. Адамский:

История создания сверхмощной водородной бомбы восходит к 1956 г. Именно тогда А. П. Завенягин, одно время бывший министром среднего машиностроения, предложил создать очень мощное изделие, и нашим коллегам на Урале было поручено его сделать. На свет появился даже корпус будущей бомбы. Но в конце 1956 г. Завенягин умер, и работа над изделием прекратилась. Бывший в ту пору начальником нашего главка Н. И. Павлов как-то заметил, что со смертью А. П. Завенягина умерла и эта его идея. Да и вообще она у нас никому особенно не нравилась, не выглядела привлекательной: попросту, больше \"горючего\" - большая, мощная бомба. Даже не знаю, какая у Завенягина была политическая подоплека. Быть может, прямолинейное техническое стремление к \"расширению масштабов\". Одним словом, корпус остался лежать на уральском объекте до лучших времен.

Летом 1961 г. забытая идея в новых условиях возродилась. Если во времена Завенягина создание сверхмощной бомбы выглядело делом преждевременным, да и решение этой задачи технически было прямолинейным, то теперь, с учетом прогресса в наших разработках, задачу можно было решить физически красиво, на совершенно ином уровне.

Во всяком случае, летом 1961 г., когда я вернулся из отпуска и встретился с Андреем Дмитриевичем в коридоре, он радостно воскликнул: \"О! Вы приехали! Хорошо. Заходите ко мне - тут как раз мы вас ждали\". И в присутствии Трутнева и Бабаева Андрей Дмитриевич рассказал мне о новой задаче - разработать и приготовить к испытанию ближайшей осенью сверхмощное изделие. Андрей Дмитриевич хотел, чтобы я взялся за эту задачу. Вспомнили о хранящемся на Урале сделанном когда-то корпусе и решили новое изделие \"вписать\" в его габариты. За готовым корпусом и документацией к нему был командирован на Урал один из наших конструкторов С. Воронин.

Первоначально предполагалось испытать заряд на малую мощность, заполнив основную массу рабочего слоя инертным веществом. Мощность в этом варианте была бы порядка 2,5 мегатонн.

Когда корпус пришел, то сам его вид натолкнул меня на мысль сделать изделие полномасштабным по мощности, и Андрей Дмитриевич поддержал эту идею.

Между тем испытание все больше приобретало не только технический, но и политический характер. Разработка и испытание изделия совпали по времени с берлинским кризисом и имели целью демонстрацию силы в этот неспокойный период. В то время мы все, включая и Андрея Дмитриевича, придерживались наивно-патриотической точки зрения, состоявшей в том, что у нас должны быть самые мощные, самые эффективные заряды, и это должно быть известно \"потенциальному противнику\", а также \"людям доброй воли\". Так называемые \"люди доброй воли\" (этот термин из политического жаргона был тогда в ходу) должны были почувствовать, какую страшную угрозу представляет собой ядерное оружие, и воздействовать на свои правительства, чтобы они согласились на его запрещение. Конечно, испытание на неполную мощность не могло иметь такого политического эффекта.

Уже начало работы над изделием быстро показало, что объективно оно будет самым важным в планируемой на осень серии наших испытаний. Дело было очень ответственным и из-за большого объема расчетов трудоемким. Поэтому его нельзя было поручать только одному исполнителю. Кроме того, Андрей Дмитриевич возложил на меня диспетчерские функции по распределению машинного времени по всем разрабатывавшимся тогда изделиям. Это было очень важно, так как появилась возможность уделять приоритетное внимание расчетам на ЭВМ сверхмощной бомбы.

Вместе с Ю. Смирновым мы производили расчеты и \"рисовали\", как говорится, в две руки. И однажды я обратил внимание на одну деталь в наших результатах, которая заставила поволноваться. Она показывала, что развитие динамических процессов в изделии может не гарантировать успеха. Мы это очень переживали, но пока я решил начальство не тревожить. Вскоре на эту же особенность обратил внимание и Ю. Трутнев и очень эмоционально реагировал на нее. Было решено рассказать Андрею Дмитриевичу, тем более что дело происходило уже ближе к сентябрю. Но Андрей Дмитриевич к нашим опасениям отнесся спокойно, даже довольно оптимистично. Конечно, разобрались, поняли, что определенные обстоятельства учитывать следует, но ничего страшного пока не происходит.

Надо сказать, вообще сверхмощному изделию Андрей Дмитриевич уделял особое внимание. В связи с этим мне припоминается приезд на наш объект заместителя министра П. М. Зернова и начальника главка Н. И. Павлова, когда работа над изделием была в самом разгаре. По какой-то причине А. Д. Сахаров отсутствовал на встрече с гостями, и о ходе разработки сверхмощного изделия рассказывать пришлось мне. Я повел разговор так, что Андрей Дмитриевич должен был восприниматься слушателями тоже как соавтор и исполнитель по этой теме. Даже показал какой-то документ, где он наряду с нами был соисполнителем.

Для Зернова и Павлова это выглядело несколько необычно, потому что к тому времени техника разработки новых изделий настолько выросла и одновременно упростилась, что работа над ними уже не предполагала обязательного участия столь высоких авторитетов, как А. Д. Сахаров. Но Андрей Дмитриевич объективно так много внимания уделял этому изделию, что его непосредственное участие было фактом и прибавило теме дополнительный авторитет. Так это и было понято гостями. Между прочим, когда мы вписали его в качестве соавтора по итоговому отчету, то смысл был и в том, что Андрей Дмитриевич в осенней серии испытаний оказался задействованным в конкретной разработке по этому, очень ответственному, изделию и еще по одному, которому руководство не придавало, однако, большого значения.

Впечатляющими были и некоторые эксперименты по изделию, проводившиеся на специальных площадках, и масштабы, габариты самого изделия. Когда я однажды оказался в цехе, где оно монтировалось, и внутри бомбы сидел по грудь рабочий и что-то припаивал, у меня возникло невольное сравнение с летчиком в истребителе - так непривычно велика была бомба. Размеры ее поражали и воображение конструкторов. Однажды при разговоре с Фишманом директор опытного завода Е. Г. Шелатонь даже засомневался, хватит ли у него \"горючего\" материала. Д. А. Фишман ответил ему: \"Поищите получше, наскребите по сусекам\".

К этому времени большинство зарядов конструировалось по хорошо зарекомендовавшей себя стандартной схеме. Наш заряд можно было бы, вероятно, сделать по такой же схеме. Но это привело бы к неестественным соотношениям между составляющими узлами. Поэтому в нашем заряде было заложено два новых принципа. Правильнее будет сказать, что один из них уже был заложен в заряде мощностью 20 мегатонн, который вел Г. Е. Клинишев и который должен был испытываться на неделю раньше. Теперь представляется, что этот принцип был необязателен. Другой же имел более существенное значение. Именно его применение в случае успешного испытания открывало возможность создавать заряды неограниченной мощности.

Мы относились к нашей работе как к очень интересной и важной. Было ощущение некоего \"рекордсменства\", азарта и осознание человеческого могущества. Даже говорили, спорили (и с Андреем Дмитриевичем тоже) полушутя-полусерьезно, что такой сверхмощный взрыв может быть использован как сигнал для связи с внеземными цивилизациями...

Работа над изделием потребовала большого напряжения и внимания. Не раз возникали острые моменты. Но, когда накануне успешно прошло испытание упомянутого выше нового изделия, в котором был заложен близкий по решению принцип, накал волнений несколько остыл.

Завершался и крайне напряженный заключительный этап у конструкторов и производственников, связанный с созданием сверхбомбы.

Я помню, как в этот знаменательный период я оказался по какому-то делу в кабинете у Фишмана, который, выполняя свои обязанности, одновременно оставался и за начальство, уехавшее на полигоны. Как раз в это время с Семипалатинского полигона позвонил Юлий Борисович и, видимо, поинтересовался, как идут дела по сверхмощному заряду. Давид Абрамович со вздохом явного облегчения ответил: \"Наконец-то эта штука \"отплывает\"...\". После взрыва 30 октября и возвращения самолетов на аэродром председатель Государственной комиссии Н. И. Павлов выстроил нас, четверых разработчиков изделия (Андрей Дмитриевич остался на объекте), и экипажи самолетов Ту-95 и Ту-16 лицом друг к другу тут же, около самолетов, и произнес мажорную патриотическую речь в честь физиков и летчиков, во славу успехов нашей страны. Все было позади. Мы возвращались домой.


* * *
Ю. Н. Смирнов:

Испытание 50-мегатонной советской водородной бомбы потрясло воображение современников. Став самым мощным за всю историю человечества рукотворным взрывом, этот эксперимент взбудоражил политических лидеров мира.

Еще накануне, 24 октября 1961 г., газета \"Нью-Йорк тайме\" сообщила, что, по мнению Белого дома, \"подобный взрыв не имеет никакой военной ценности и приведет лишь к обширному радиоактивному заражению\". Двумя днями позднее эта же газета информировала читателей:

\"Политический комитет Генеральной ассамблеи ООН 75 голосами \"за\", 10 - \"против\", при 1 воздержавшемся призвал Советский Союз отказаться от испытания 50-мегатонной бомбы. Против голосовали советский блок и Куба, Мали воздержался...\".

Но дипломатический и политический прессинг уже ничего не мог изменить - \"холодная война\" развивалась по своим законам. Тем более что Соединенные Штаты еще в первой половине 50-х гг. без каких-либо терзаний сами провели несколько мощных термоядерных взрывов (к примеру, 1 ноября 1952 г. эксперимент \"Майк\" мощностью 10 мегатонн и серию экспериментов в 1954 г.: 1 марта \"Браво\" - 14,8 мегатонн, 27 марта \"Ромео\" - 11 мегатонн, 5 мая \"Янки\" - 13,5 мегатонн) [10, с. 82,86].

Последовавшие за советским сверхмощным взрывом официальные заявления только подтвердили, что запланированныируководством СССР политический эффект достигнут. Так, по свидетельству \"Нью-Йорк тайме\" от 31 октября, \"Белый дом охарактеризовал испытание как политический шаг, направленный на разжигание страха и паники\". А газета \"Тайме\" 1 ноября процитировала совсем не \"протокольные\" слова премьер-министра Японии Икеды из его телеграммы-протеста Н. С. Хрущеву: \"Это испытание ввергло меня в состояние такого шока, какого никогда ранее я не испытывал\".

Теперь эти события - далекая история. Напоминание, до каких опасных и нелепых \"высот\" доходило противостояние двух сверхдержав, из которого, казалось, нет и не будет никакого разумного выхода.

Новому поколению, наверное, непросто прочувствовать и понять весь накал непримиримых страстей, которыми жил тогда мир, разделенный на два враждующих лагеря. Этот период, будем надеяться, безвозвратно ушел в прошлое. Но даже лишенные эмоций строки \"Книги рекордов Гиннесса\" из года в год, из издания в издание упорно напоминают - да, было такое, было: \"Самое мощное термоядерное устройство, прошедшее испытание, имело мощность, эквивалентную 57 мегатоннам ТНТ (в действительности - 50 мегатонн. - Ю. С.). Оно было взорвано в СССР на Новой Земле в 8 ч. 33 мин. по Гринвичу 30 октября 1961 г. Взрывная волна трижды обогнула земной шар, первый раз за 36 ч. 27 мин.\" [11, с. 198].

... Лето 1961 г. преподнесло сюрприз. 10 июля Никита Хрущев провел в Кремле встречу-совещание с разработчиками и создателями советского ядерного оружия. Он сообщил, что руководство страны, учитывая складывающуюся международную обстановку, приняло решение отказаться в одностороннем порядке от добровольно взятого на себя обязательства не проводить ядерных испытаний. Предстоящей осенью такие испытания будут проведены, и соответствующее официальное заявление будет сделано правительством накануне. До этого момента вся работа по подготовке к взрывам должна была проходить в условиях полной секретности.

Вернувшись с совещания, Андрей Дмитриевич рассказал нам о решении правительства. Он поделился впечатлениями о встрече в Кремле и добавил, что принято также решение разработать и испытать сверхмощную бомбу в 100 мегатонн. Естественно, мы были взволнованы новостями. Во время обсуждения прозвучал острый вопрос: \"Зачем нужно делать такое \"людоедское\" оружие?!\" Андрей Дмитриевич улыбнулся: \"Никита Сергеевич сказал - пусть это изделие висит над капиталистами, как дамоклов меч...\".

Для нас, физиков-теоретиков, - а для новичков, как я, в особенности, - такой поворот событий явился в какой-то мере неожиданностью. Необходимо было немедленно приступать к интенсивной работе. Острота впечатления усиливалась тем, что после длительного перерыва с испытаниями некоторые из опытных сотрудников получали возможность экспериментально проверить ряд новых идей и усовершенствований, а кое-кому из новичков предстояло впервые соприкоснуться с небывалым для них реальным делом. Мы были взволнованы очередным крутым виражом в \"грандполитике\" и оказались посвященными в готовящийся \"сюрприз\" глобального характера. (Советское правительство выступило с заявлением об отказе от добровольного моратория только 31 августа 1961 г. Уже на следующий день над Семипалатинским полигоном прогремел первый взрыв из беспрецедентной по количеству и разнообразию зарядов серии наших ядерных испытаний.)

Пользуясь термином А. Д. Сахарова, \"вести\" сверхмощное изделие было поручено одному из самых опытных сотрудников - Виктору Борисовичу Адамскому. Непосредственными участниками его разработки стали наиболее авторитетные сотрудники Андрея Дмитриевича - Юрий Николаевич Бабаев и Юрий Алексеевич Трутнев. Неожиданно для меня я также был подключен к работе над сверхбомбой. Я объясняю это прежде всего тем необыкновенным доверием, с которым относились к новичкам в совсем небольших коллективах физиков-теоретиков, руководимых А. Д. Сахаровым и Я. Б. Зельдовичем. Я испытал это сразу, с первых месяцев работы на объекте. История эта незабываема.

Вместе с моим однокашником А. Рассказовым мы получили задание подготовить для Ю. Б. Харитона обзорный отчет по состоявшемуся в США подземному ядерному взрыву. Казалось, готовый отчет \"своим ходом\" пойдет к Юлию Борисовичу или, в крайнем случае, он вызовет нас к себе. Ведь все понимали, насколько это занятой человек. Но произошло неожиданное. Юлий Борисович специально приехал в наше здание и, обосновавшись в кабинете А. Д. Сахарова, провел с нами по отчету детальнейшую беседу. Он уехал только тогда, когда по всем обсуждавшимся вопросам была достигнута полная ясность...

Сначала мне казалось, что 100-мегатонное изделие вряд ли будет испытываться, и до поры до времени работа над ним большого накала не приобретала. Чудовищная цифра мощности подавляла и не воспринималась как нечто реальное и допустимое. Но постепенно дискуссии вокруг этой бомбы становились определеннее. Вскоре было решено испытывать ее в варианте половинной мощности. Все быстро переменилось. Стало ясно, что из аутсайдера, как мне представлялось в первые дни, это испытание переходит в разряд приоритетных и наиболее ответственных. Сверхбомба в самом деле оказалась на особом счету у Хрущева, своеобразным козырем в его политической игре с Америкой. Уже по этой причине она никогда не была каким-то \"трудовым подарком\" разработчиков ядерного оружия к открытию очередного партийного съезда, как пишут в некоторых публикациях (см., например, [12, с. 99]).

Разработке сверхбомбы стали уделять повышенное внимание и оказывать максимальное, всестороннее содействие. Андрей Дмитриевич взял эту работу под свою опеку.

В этот период сотрудники теоретических секторов были увлечены перспективами, которые открылись вследствие принципиальных достижений наших физиков в ходе испытаний ядерного оружия в 1955 и 1958 гг. (О реализации в 1955 г. так называемой \"третьей идеи\" теперь знают многие. Но другой важнейший результат был получен в одном из экспериментов 1958 г. и связан с именами Ю. Н. Бабаева и Ю. А. Трутнева.) Этот успех оказал огромное влияние на всю последующую работу над советскими термоядерными зарядами, предопределив исходные концепции и для сверхмощной бомбы.

Случилось так, что после выданного Андреем Дмитриевичем задания на разработку 100-мегатонной бомбы моя прошитая, опечатанная, сверхсекретная рабочая тетрадь оказалась под рукой. Адамский и Трутнев на моих глазах быстро набросали на одной из ее страниц принципиальную эскизную схему изделия - в сущности, она и воплотилась в жизнь.

С этого момента и до подрыва изделия Виктор Борисович и я были на работе неразлучны. Все чаще и все дольше мы засиживались в его небольшой комнате, занимаясь расчетами, пока, наконец, не стали задерживаться до глубоких сумерек. Эта работа сблизила нас, сохранив теплоту отношений на все последующие годы.

Все чаще стал заглядывать к нам Андрей Дмитриевич. Усаживался на стул, иногда, к моему удивлению, ловко обвивая одну свою ногу другой. В эти минуты общения и обсуждения результатов стирались должностные и возрастные грани. Мы настолько увлекались (а времени оставалось все меньше и меньше!), что когда в момент какой-то страстной дискуссии к нам заглянул Я. Б. Зельдович и попытался \"заполучить\" Андрея Дмитриевича, он встал, подошел к Якову Борисовичу и по-дружески, очень мягко, выпроводил его из комнаты.

Напряжение нарастало. Иногда невольно возникали сомнения: не подведет ли изделие, не \"откажет\" ли в момент испытаний. Как-то Андрей Дмитриевич заметил: \"Если мы не сделаем ЭТО, - пойдем строить железные дороги...\" В другой раз, на заключительной стадии работ, когда за рубежом стали шириться протесты против уже объявленного Хрущевым сверхмощного взрыва, он довольно спокойно рассуждал, что,хотя в двух-трех наших посольствах в западных странах и могут разбить оконные стекла после нашего эксперимента, дальше этого дело не зайдет. (выделено нами - V.V.)

Мы не только проводили многочисленные расчеты на ЭВМ и делали прикидочные оценки при изменении параметров, стараясь разобраться в физической картине явлений при \"срабатывании\" бомбы и стремясь убедиться в эффективности вырисовывающейся конструкции. Мы выезжали к конструкторам для консультаций и согласования технической документации, бывали у экспериментаторов при проведении некоторых модельных опытов.

Работа кипела. На заводе появлялись на свет все новые детали и узлы будущей бомбы. Естественно, в ее создание было вовлечено множество самых разных специалистов.

Напряжение достигло апогея, когда изделие было отправлено в район испытаний. Следом 26 октября 1961 г. к месту, где предстояла окончательная подготовка бомбы и подвеска ее в бомболюк самолета-носителя, должны были поездом выехать Адамский и я. Мы условились, что на другой день нас самолетом догонят в Москве Бабаев и Трутнев, и, объединившись, мы вместе отправимся поездом до станции Оленья,

Время было спрессовано. В день отъезда я столкнулся с Андреем Дмитриевичем на лестнице и попросил подписать мое командировочное задание. Он расписался тут же, не поднимаясь в кабинет. Пользуясь неофициальностью обстановки, я спросил, почему он так занятно расписывается, издали перечеркивая в своей фамилии палочку в букве \"х\" (позднее он максимально упростил свою подпись). Андрей Дмитриевич ответил: \"У меня примета: если удастся перечеркнуть палочку посередине - все будет удачно. Если нет - жди осложнений\". И добавил, довольный: \"Видите, как удачно получилось на сей раз: значит, изделие сработает успешно!\"

В тот же день, 26 октября, к вечеру, когда мы с В. Б. Адамским уже заняли свои места в вагоне и готовились к отъезду в Москву, в нашем купе неожиданно появились Ю. Н. Бабаев и Ю. А. Трутнев. Они сказали, что подъехали к поезду вместе с Андреем Дмитриевичем и он ждет нас в машине. Мы вышли из вагона. Недалеко от платформы стояла \"Волга\". Мы уселись все вместе, и началось необычное, но очень важное и срочное деловое совещание. Оно было продиктовано совокупностью обстоятельств и, прежде всего, упреждающим заявлением Хрущева на открытии съезда КПСС о предстоящем испытании с указанием не только сроков, но и мощности изделия. Такой шаг был беспрецедентным. В сочетании с волновавшими нас техническими нюансами это порождало естественное беспокойство и вызывало дополнительное напряжение.

Андрей Дмитриевич вдобавок поделился свежей информацией, исходившей, повидимому, от высших инстанций. Она также касалась испытания нашего изделия. Насколько я помню, речь шла, в частности, о каком-то политиканстве среди высшего генералитета в этой сложной обстановке.

По существу перед нами возник драматический вопрос: не отменить ли в сложившейся ситуации само испытание. Мнения участников этого импровизированного совещания были выслушаны. Никто не торопился. Виктор Борисович с присущим ему спокойствием и на сей раз был невозмутим: \"Я уверен в надежности изделия. Все надежно...\"

Тем временем поезд стоял. Наше совещание завершалось. Было решено ничего не менять. Андрей Дмитриевич пожелал успеха и сказал, что остается на объекте. Мы с Виктором Борисовичем вернулись в вагон, и поезд тронулся. Перед нашими глазами медленно проплыло скромное здание объектовского вокзала...

Вечером 28 октября, находясь в пути, по поездной трансляции мы услышали голос Хрущева, выступавшего на съезде с заключительным словом и говорившего как бы для нас:

\"В последнее время буржуазная пропаганда много шумит в связи с тем, что Советский Союз был вынужден возобновить испытания ядерного оружия. Эта шумиха приняла истерический характер после того, как на съезде было заявлено о предстоящем испытании ядерного оружия мощностью в 50 миллионов тонн тротила. Раздаются голоса, будто бы эти испытания противоречат принципам морали. Странная логика! Когда Соединенные Штаты Америки первыми создали атомную бомбу, они сочли для себя юридически и морально оправданным сбросить ее на головы беззащитных жителей Хиросимы и Нагасаки. Это был акт бессмысленной жестокости, в нем не было никакой военной необходимости...\" [2, т. 2, с. 571-573].

Мы с Виктором Борисовичем вышли из купе в коридор. Поезд мчался. Сквозь стук колес по всему вагону раздавался переходящий на высокие ноты голос Хрущева. Несколько человек слушали трансляцию, стоя рядом с нами. Переговаривались и комментировали... Разумеется, мы и виду не могли показать, что имеем к теме выступления и предстоящему взрыву самое прямое отношение. Хрущев продолжал: \"Укрепляя оборону Советского Союза, мы действуем не только в своих интересах, но и в интересах всех миролюбивых народов, всего человечества. Когда враги мира угрожают нам силой, им должна быть и будет противопоставлена сила, и притом более внушительная...\" [там же].

Делегаты съезда разразились бурными аплодисментами. Было ясно, что наше изделие не имеет права не сработать...

На станцию Оленья мы приехали ранним холодным утром. Нас поджидала автомашина \"Волга\". Преодолев унылое голое пространство, мы очень скоро оказались в закрытом военном городке при аэродроме. Нас четверых разместили вместе в одной просторной комнате на втором этаже какого-то здания и \"поставили на довольствие\" в офицерской столовой. (На меня, недавнего студента, особенное впечатление произвело то, что по первой же просьбе девушки-официантки с милой улыбкой приносили с кухни любую добавку.)

Едва придя в себя с дороги, мы выехали к особо охраняемому внушительному техническому корпусу, который располагался на некотором отдалении от взлетной полосы. В одном из его помещений уже работал с документами генерал-майор Н. И. Павлов - руководитель одного их главков нашего министерства, а здесь - председатель Государственной комиссии по проведению испытаний ядерного оружия на Новой Земле. Ему помогал добродушный и смешливый Коля Самохвалов - наш коллега из группы Я. Б. Зельдовича. После короткой, оживленной беседы, которая больше напоминала взаимное дружеское приветствие, мы, облачившись в белоснежные халаты, прошли в специальное большое помещение, где находилась \"наша\" бомба.

Вокруг нее, выполняя комплекс заключительных операций, \"колдовали\" несколько человек в таких же белоснежных халатах. Было тихо, царила спокойная деловая атмосфера. Ясно слышались отдельные четкие слова. Ничто и никто не мог отвлечь работавших здесь людей от их дела. Таков был установленный порядок.

В этом отношении характерен эпизод, связанный с оформлением моего постоянного пропуска в технический корпус, куда для первого раза меня пропустили по разрешению Н. И. Павлова. Никто не посылал меня к фотографу, мне не пришлось куда-либо ехать или идти. Через какое-то время \"спецфотограф\", видимо, снимавший \"для истории\" подготовку изделий к испытаниям, подошел ко мне, и мы \"на секунду\" перешли в соседнее помещение. Он пристроил меня у побеленной стены, а я приспустил с плеч свой халат. Затвор щелкнул, и я вернулся к своим товарищам. А вскоре мне принесли полностью оформленный пропуск с наклеенной фотографией...

Вечером 29 октября в большой комнате на первом этаже здания, в котором мы остановились, за дверью, охраняемой часовым, состоялось заседание Государственной комиссии. Среди присутствующих выделялись три человека в генеральских мундирах: представительный генерал-лейтенант С. В. Форстен, очень статный и по-военному красивый генерал-майор Н. И. Сажин и, конечно, председательствующий - Николай Иванович Павлов, внешностью, голосом и даже манерами напоминавший мне популярного тогда киноактера Николая Крючкова.

Руководители различных служб и подразделений лаконично доложили о полной готовности к эксперименту. Благоприятным оказался и прогноз погоды. Было решено произвести испытание сверхмощной бомбы 30 октября 1961 г.

После заседания комиссии я с группой офицеров пошел в специальную аудиторию смотреть учебные \"немые\" документальные фильмы, предназначавшиеся для экипажей боевых самолетов. Мелькали кадры, показывавшие, как производится сброс бомбы над полигоном, как экипаж готовится к ядерному взрыву и как формируется в атмосфере гигантский гриб. Но особенное впечатление произвели на меня съемки внутри кабины самолета: световая вспышка и сильная встряска от ударной волны, порожденной взрывом, а затем и от волны, отраженной от поверхности Земли. Я невольно представил тогда, какое испытание и какие эмоциональные нагрузки ждут летчиков при взрыве \"нашей\" сверхбомбы...

Глубокой ночью, в первые часы наступившего нового дня - 30 октября, вместе с Бабаевым я отправился вновь в технический корпус. Затем мы подошли к самолету, который должен был доставить супербомбу к цели. У огромной машины при локальном маскировочном освещении сновали люди, готовя ее к ответственнейшему полету. Через какое-то время из темноты медленно выплыл тягач со специальной тележкой, на которой покоилась бомба. К солдатам, охранявшим самолет, добавилась охрана, сопровождавшая бомбу.

К 9 часам утра все подготовительные операции и подвеска бомбы завершились. Через люк под фюзеляжем забрались друг за другом в самолет члены экипажа. Наступило томительное, долгое ожидание. Наконец, была дана команда приступить к выполнению задания.

Мы переместились к обочине взлетной полосы. На некотором отдалении от нас налаживали свои камеры два-три кинооператора-документалиста.

И вот взревели моторы. Стратегический бомбардировщик Ту-95 с выглядывавшей из бомболюка бомбой неторопливо и аккуратно направился к далекой начальной точке аэродрома, где уже находился самолет-лаборатория Ту-16. Раздался могучий рокот, и Ту-95, тяжело разбежавшись по казавшейся нескончаемой бетонной полосе, а за ним и Ту-16 поднялись в серое, низкое, затянутое сплошной облачностью небо. Нам сказали, что вскоре к самолетам, взявшим курс на Новую Землю, присоединились истребители сопровождения. Мы снова оказались во власти ожидания...

В комнате, где накануне заседала Государственная комиссия, собралось несколько человек. Мы обменивались шутливыми репликами. Но, кажется, всеми овладело плохо скрываемое напряжение. Время от времени поступали известия, что связь с летчиками нормальная и все идет по графику. Приближалась критическая минута... Прошло сообщение, что в заданной точке бомба отделилась от самолета, парашют раскрылся, и экипажи уходят из района предстоящего взрыва...

Наконец нам передали, что в 11 ч. 33 мин. московского времени связь с экипажами и пунктами наблюдения за экспериментом прервалась полностью. Это означало: взрыв состоялся. Теперь предстояло узнать, каково самочувствие экипажей самолетов и насколько соответствуют характеристики взрыва его расчетным параметрам. Только через 40 мин. пришло первое известие о том, что самолеты благополучно возвращаются на свой аэродром и что, по предварительным данным, термоядерный заряд сработал нормально. Это сообщение приглушило наши волнения и развеяло тревогу. Послышались первые поздравления.

Спустя еще какое-то время Н. И. Павлов пригласил нас, четверых разработчиков, с собой, и мы поехали встречать приземляющиеся самолеты.

Самолеты подрулили. Было видно, что на Ту-95 в одном-двух местах остались небольшие темные отметины от световой вспышки взрыва. Когда шум двигателей затих, а экипажи оказались на земле, командир бомбардировщика А. Е. Дурновцев отдал рапорт председателю Госкомиссии об успешном выполнении задания. Начались вопросы и ответы. Один из членов экипажа, совсем еще молодой человек, находившийся в хвостовой кабине бомбардировщика и как никто видевший панораму и динамику развития небывалого \"гриба\", показал Павлову зарисованные им характерные стадии этого процесса. Незабываемым финалом встречи явилась короткая, но яркая поздравительная речь Николая Ивановича, с которой он обратился к летчикам и к нам, физикам...

Через несколько часов после испытания нам позвонил Андрей Дмитриевич, и мы поздравили друг друга с успехом. В этом разговоре Виктор Борисович произнес: \"Смелость города берет!\" Андрей Дмитриевич лаконично ответил: \"Я понимаю вас\". Речь шла о высокой степени напряжения и риска на заключительной стадии работы. Кульминацией того нашего состояния и было, пожалуй, памятное совещание в салоне автомашины перед отправлением поезда. О том, что бомба показала проектную мощность 50 мегатонн и, значит, сработала идеально, мы узнали от Ю. Б. Харитона, который позвонил нам в тот же день с Семипалатинского полигона.

Подробности я услышал от Юлия Борисовича совсем недавно:

\"В то время я занимался подготовкой большого количества испытаний на Семипалатинском полигоне. О ходе подготовки к испытанию сверхмощного изделия я получал необходимую информацию. День испытаний запомнился очень хорошо. Было известно заранее, когда именно, в какой час произойдет взрыв, и в подземном помещении Семипалатинского полигона была установлена сейсмическая аппаратура. За некоторое время до взрыва небольшая группа, и я в том числе, спустилась в подвал, и после момента, когда взрыв над Новой Землей должен был состояться, аппаратуру включили. Были заранее сделаны оценки возможного сейсмического сигнала, по которым можно было судить о мощности взрыва. Из того, что мы через какое-то время увидели на сейсмографе, можно было заключить: мощность взрыва, как и было намечено, оказалась порядка 50 миллионов тонн тротилового эквивалента. Об этом я сообщил членам группы, создававшим сверхмощное изделие и с нетерпением ожидавшим результатов испытаний. Дальнейшие измерения подтвердили эту цифру. Таким образом, Советский Союз оказался обладателем самого мощного в мире ядерного устройства, мощнее которого дальше уже и не производилось\".

Несколько лет назад я разговаривал и с Н. И. Павловым об этом уникальном взрыве. Он назвал его эпохальным событием...

Вскоре после взрыва мы стали собираться домой. Начальство благоволило, и я получил разрешение провести несколько дней по своему усмотрению. Ранним утром 4 ноября по моей просьбе меня отвезли в Мончегорск, показавшийся мне очень маленьким городом, а оттуда поездом я доехал до Мурманска. Побродил по улицам, посмотрел на океанские корабли, зашел в краеведческий музей, где множество экспонатов напоминало об академике А. Е. Ферсмане. Даже успел побывать на каком-то фильме. Затем сел на самолет и почти за полночь прилетел в Ленинград. Здесь я провел несколько дней у своих университетских друзей и обнаружил - только и говорили, что о нашем супервзрыве. Оказывается, они слышали обо всем по зарубежному радио и пересказывали многочисленные комментарии и сообщения. А я делал вид, что ничего об этом событии не знаю.

Когда 10 ноября я вернулся домой, на объект, то с удивлением узнал, что мои старшие коллеги тоже в Ленинграде. Но задерживаются, так как заболел Виктор Борисович. Время поджимало, и Андрей Дмитриевич попросил меня подготовить заключительный отчет по результатам испытаний сверхмощного изделия. Работа была выполнена, и я зашел к нему. Андрей Дмитриевич стал внимательно, страница за страницей, читать рукописный текст. Вдруг раздался телефонный звонок по местному аппарату. Отвечая на чьи-то вопросы, он сказал, что ему дважды - в 1953 и 1956 гг., после испытаний термоядерного оружия - присваивалось звание Героя Социалистического Труда. Я понял, что готовится представление к награждению Андрея Дмитриевича третьей Золотой звездой Героя. Закончив чтение моего черновика и не сделав ни единого исправления по тексту, Андрей Дмитриевич задумался. Потом в конце дописал короткое предложение, повторяющее один из тезисов нашего итогового отчета: \"Успешное испытание заряда... доказало возможность конструировать на этом принципе заряды практически неограниченной мощности\".

И дал \"добро\" на дальнейшее оформление рукописи.

Ну а о том, как состоялось присвоение А. Д. Сахарову третьей звезды Героя, рассказал сын Н. С. Хрущева - Сергей Хрущев, который, по его словам, случайно присутствовал в тот момент, когда отцу доложили о подготовленных списках для награждения, и осталось только получить согласие на оформление указа в Президиуме Верховного Совета СССР:

\"Оказалось, фамилия Сахарова отсутствует - он-де не принимал активного участия и, более того, выступал против проведения испытания*. Отец возмутился. И загремел, что это безобразие! Вклад Сахарова в нашу оборону огромен. Пусть у них разные точки зрения, но каждый делает свое дело. Они - как руководители государства, он - как ученый. Хорошо, что они спорят, высказывая, обсуждая разные точки, подходы. В этом шанс совершить меньше ошибок. Они не согласились с Сахаровым, не послушались его, тем более его награждение будет свидетельствовать об уважении правительства к его точке зрения... Так Андрей Дмитриевич Сахаров стал трижды Героем Социалистического Труда\" [13, с. 341-342].

* А. Д. Сахаров в 1961 г. выступал не против конкретного испытания. Он очень активно участвовал (когда решение было принято) в создании сверхмощной бомбы. В действительности Сахаров 10 июля 1961 г. возражал Хрущеву, считая, что не следует нарушать действовавшее тогда добровольное обязательство воздерживаться от испытаний ядерного оружия. - Прим. авт.

... Работа над 50-мегатонной бомбой была захватывающей. Готовящееся испытание оказалось в центре внимания руководителей страны. Поэтому на меня, тогда совсем молодого, 24-летнего человека, незабываемое впечатление произвела вся цепочка событий: от первого упоминания о задании разработать такую бомбу, от первых численных прикидочных оценок, умещавшихся на нескольких страничках, - до ее материализованного воплощения на заводе и подвески в бомболюк самолета, от этапа нашей, профессиональной, работы над бомбой - до заключительного момента, когда на ход событий могли влиять уже только высшие руководители страны.

В этом отношении характерны два эпизода. Помню случай, когда я один, без моих старших опытных коллег, при каких-то обстоятельствах оказался на заводе, в специальном помещении, где находились элементы заряда. Там без всяких скидок на мой \"зеленый\" возраст, обратились ко мне и спросили, можно ли сделать так или допустимо поступить иначе, не отразится ли это на работоспособности заряда. И другая картина. К бомболюку огромного самолета в сопровождении охраны подошла тележка с \"нашей\" могучей бомбой. Мы, ее разработчики, превратившись теперь в пассивных зрителей, молча наблюдали за четкими слаженными действиями специалистов. Понимали, что она, даже не приведенная в действие, уже магией своего существования и неотвратимостью приближающегося взрыва взволновала и как-то \"придавила\" мир. Через несколько часов, стоя у обочины взлетной полосы аэродрома, мы проводили взглядом пронесшийся мимо нас бомбардировщик, под фюзеляжем которого выглядывал знакомый корпус...

И потом - взрыв, который всколыхнул весь мир...

Теперь о днях и ночах, проведенных в Оленьей, мне напоминает офицерский золотистый нагрудный знак, который я купил тогда в качестве сувенира в военторге аэродромного гарнизона: маленькая бомбочка с алой звездой на стабилизаторе, такой же алой цифрой \"1\" вдоль корпуса и симметрично раскинутыми в стороны от корпуса крыльями, как принято в авиационной символике. По-видимому, я купил знак летчика-бомбометателя первого класса. Но в то время мне нравилось воспринимать его совсем по-иному: как символ нашего сверхзасекреченного небольшого \"бомбодельского\" коллектива, руководимого А. Д. Сахаровым и имевшего название \"сектор № 1\". Позднее, однако, знак стал напоминанием, скорее, о самой супербомбе. А она, в свою очередь, тревожит память очень непростыми вопросами... Собственно, вопросы стали появляться вскоре после взрыва. Первый из них - что дальше?.. Следующий - зачем?..

Конечно, работа над бомбой была всепоглощающим делом. Ни с чем подобным я, естественно, прежде не сталкивался. Азарт молодости и, в определенном смысле, как бы \"боевое крещение\" только усиливали остроту восприятия происходящего. Все остальное отступило, померкло и было несопоставимым с главным. Тесное взаимодействие с коллегами - людьми яркими и незаурядными, их доверие и расположение добавляли уверенности в своих силах. Общение с Андреем Дмитриевичем, поначалу казавшееся фантастикой, становилось нормой. И каждая новая встреча с ним и обсуждение результатов вызывали все большее уважение к этому необыкновенному человеку.

В тот момент меня не тревожили какие-либо \"каверзные\" вопросы или сомнения. Общая атмосфера профессионального поиска и энтузиазма увлекала и казалась совершенно естественной. В конце концов, в ту пору для нас было емким и значимым простое слово \"надо\". Наша работа была воплощением усилий \"сделать все\" в интересах безопасности страны. Кроме того, разумеется, молодому человеку не могла не льстить причастность к делу государственной важности, которое находилось под контролем руководства страны и вызвало затем резонанс во всем мире. В тот период безоглядной увлеченности места для вопросов у меня не оставалось...

Они, нарастая и все более подчиняя себе, возникли позднее. Но это тема для отдельного разговора...

В заключение остановлюсь на конкретном факте, в котором, я полагаю, проявилось весьма своеобразное переплетение интересов обороны страны с абсурдной логикой ядерной гонки, когда милитаристский угар довлеет над моралью.

А. Д. Сахаров активно участвовал в работе над сверхбомбой. Более того, после ее испытания он по своей инициативе стал искать способ эффективной доставки сверхмощного заряда к цели, остановившись на большой торпеде, запускаемой с подводной лодки. Таким был его ответ на вопрос \"что дальше?\". Однако энтузиазм Андрея Дмитриевича быстро угас после беседы с адмиралом Фоминым: \"Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал своего проекта\". И это было ответом на второй вопрос. Но эта многоплановая, побуждающая к размышлению коллизия имела неожиданное продолжение. Хотя уже без участия Андрея Дмитриевича и, определенно, без его ведома.

В один из октябрьских дней 1993 г. я случайно услышал по радиостанции \"Свобода\" выступление Н. Н. Сунцова - бывшего начальника отдела поверхностных явлений подводных ядерных взрывов ленинградского морского филиала ЦНИИ-12 Министерства обороны. Николай Николаевич сообщил, что в 1962 г. на смену весьма сомнительному варианту большой торпеды \"появился вариант, по которому взрыв должен происходить на некотором удалении от берега\". И этот взрыв - естественно, сверхмощного заряда - должен был привести к возникновению гигантской катастрофической волны типа цунами.

Далее Сунцов сказал:

\"В 1962 г. я был вызван из Ленинграда в Москву начальником 6-го управления Военно-Морского Флота инженер-вице-адмиралом Фоминым Петром Фомичем. Это была заметная фигура среди руководящего состава ВоенноМорского Флота: в его ведении были все флотские ядерные боеприпасы, ему же подчинялся ядерный полигон на Новой Земле. Фомин вызвал меня, чтобы поручить выполнение научно-исследовательской работы, как он сказал, чрезвычайной важности. Целью этой работы являлось составление методики расчета ущерба, который может быть нанесен территории США искусственной волной цунами, вызванной подводным взрывом мощного термоядерного заряда. Был выдан диапазон тротиловых эквивалентов, верхней границей которого и была цифра 100 мегатонн. Мои попытки утверждать, что эта затея не приведет к стратегическому эффекту, вызвали гнев Фомина. Было сказано, что я ничего не понимаю, что эта идея принадлежит академику Лаврентьеву. Он, академик Лаврентьев, считает, что волна типа \"цунами\" от мощного подводного термоядерного взрыва может нанести значительный ущерб большой части территории США. И Лаврентьев написал уже по этому поводу докладную записку Хрущеву. Никита Сергеевич заинтересовался и приказал разобраться и доложить... (выделено нами - V.V.) Ведь это было время Карибского кризиса, и мир стоял на грани глобальной термоядерной катастрофы. Использовать в этих условиях термоядерный 100-мегатонный заряд было весьма соблазнительно. А если еще учесть докладную записку академика Лаврентьева и реакцию на нее Хрущева, то дело обстояло очень и очень серьезно...\".

Оказалось, для достижения желаемого эффекта взрыв 100-мегатонного заряда должен был бы производиться на глубине не менее 1000 м. Тогда на расстоянии 5 км от эпицентра взрыва высота возникшей океанской волны могла бы составить около 500 м, а длина ее приблизилась бы к 10 км. Но для тихоокеанского гористого побережья США такая волна не представила бы большой опасности. Другое дело атлантическое побережье Америки, отличающееся, однако, обширной прибрежной отмелью. Это вынудило бы в поисках подходящих глубин для взрыва уйти дальше в океан. Кроме того, было не вполне ясно, как поведет себя искусственная волна в случае такой широкой отмели. В связи с этим коллектив Сунцова выполнил обширные модельные исследования.

На песчаном берегу Ладожского озера около Приозерска была смоделирована даже материковая отмель и прилегающая к ней часть Атлантического океана у восточного побережья США. Прогремели небольшие заряды до 100 кг. Позднее были проведены и контрольные опыты на Новой Земле с массой обычной взрывчатки до 1 т. В результате подтвердились скептические предположения, что материковая отмель является прекрасный фильтром, разрушающим прибойный поток, и (вне зависимости от мощности подводного супервзрыва в океанских глубинах) реальный ущерб мог бы быть нанесен сооружениям и объектам на расстоянии 2, максимум 5 км от уреза воды.

Не без иронии Сунцов заключил:

\"Таким образом, нами было опровергнуто предложение некоторых горячих голов \"смыть\" американский империализм с лица Земли с помощью 100-мегатонного заряда. На этом данная проблема была закрыта, и к ней, насколько мне известно, больше не возвращались\".

Интерес к испытанному в виде авиабомбы термоядерному суперзаряду как возможному варианту оружия был утрачен. Но, став символом противостояния двух ядерных сверхдержав, это испытание до сих пор продолжает будоражить воображение журналистов и историков.


* * *
Испытание заряда мощностью 50 мегатонн было этапом в развитии ядерного оружия. Это испытание со всей наглядностью продемонстрировало глобальный характер воздействия мощного ядерного взрыва на атмосферу Земли, включая такие факторы, как резкое повышение фона трития в атмосфере, перерыв на 40-50 мин. радиосвязи в Арктике, распространившаяся на сотни километров ударная волна. Проверка конструкции заряда подтвердила возможность создания заряда любой, сколь угодно большой мощности.

Участие в разработке сверхмощного заряда явилось особой вехой в биографии А. Д. Сахарова. Это было последнее изделие, которым он занимался с большой интенсивностью, всерьез и без всяких колебаний. Он принял предложение сделать этот заряд полномасштабным по мощности и испытать его.

Могло показаться: заинтересованная работа над чудовищной бомбой бросает тень на его гуманистические устремления. Не случайно Н. И. Павлов как-то даже сострил по этому поводу: \"Пацифист дал трещину...\".

Но нельзя не учитывать, что взрыв такой невероятной мощи давал возможность показать и всеразрушительность, бесчеловечность созданного оружия массового уничтожения, достигшего апогея в своем развитии. Человечество, политики должны были осознать, что в случае трагического просчета победителей не будет. Как бы ни был изощрен противник, у другой стороны найдется сокрушительный ответ.

Созданный заряд одновременно демонстрировал и могущество человека: взрыв по своей мощи был явлением уже почти космического масштаба. Недаром Андрей Дмитриевич искал заряду достойное применение. Он предлагал использовать сверхмощные взрывы для предотвращения катастрофических землетрясений [14, с. 120], для создания беспрецедентных по энергии ускорителей ядерных частиц с целью проникновения в глубины материи [15], для управления в интересах человека движением космических тел в околоземном пространстве [16].

Гипотетически потребность в подобном заряде может возникнуть, если понадобится отклонить траекторию крупного метеорита или какого-либо другого небесного тела при угрозе его столкновения с нашей планетой. До создания ядерных зарядов большой мощности и надежных средств их доставки, ныне тоже разработанных, человечество было беззащитно в подобной, хотя и маловероятной, но все-таки возможной ситуации.

В 50-мегатонном заряде 97% мощности было обусловлено термоядерной энергией, т. е. заряд отличался высокой \"чистотой\" и соответственно минимумом образования осколков деления, создающих неблагоприятный радиационный фон в атмосфере. Благодаря этому наши американские коллеги поняли, что и наших ученых заботит сведение к минимуму радиационных последствий испытаний собственного ядерного оружия и тем самым сокращение радиационного воздействия на живущие и будущие поколения.

После взрыва советской сверхбомбы американские специалисты сразу отметили и оценили достоинства ее конструкции. По словам известного ученого-атомщика Ральфа Лэппа, в США считалось, что советский \"взрыв на высоте всего 4000 метров вызовет весьма значительное выпадение радиоактивных осадков. Но русские удивили западных экспертов. Когда ученые Соединенных Штатов произвели анализ проб продуктов взрыва этой бомбы (отбор проб производился самолетом на большой высоте), они установили: 1) бомба была заключена в свинцовую оболочку и 2) менее 2 процентов энергии взрыва приходилось на реакцию деления, а остальная энергия - на реакцию синтеза. Следовательно, это была чрезвычайно \"чистая\" бомба, взрыв которой вызвал относительно слабое выпадение радиоактивных осадков... Советские испытания продемонстрировали то, что специалисты-атомщики Соединенных Штатов ясно представляли себе: термоядерная бомба - оружие, усовершенствование которого имеет большие перспективы, то есть можно создать термоядерную бомбу любых размеров и при сравнительно небольших дополнительных затратах\" [8, с. 46-47].

Взрыв 30 октября 1961 г. был первым заранее объявленным испытанием в СССР, когда была названа цифра ожидаемой мощности. Это наложило особую ответственность на разработчиков, так как отказ или серьезное снижение мощности было бы ударом по авторитету наших ученых.

Естественно, большую помощь при выборе конструкции сверхмощного заряда и ее обосновании оказали наши коллеги из теоретических подразделений А. Д. Сахарова и Я. Б. Зельдовича.

Еще в мае 1960 г. в связи с тем, что в иностранной печати появились соображения о возможности создания суперводородной бомбы мощностью в 1000 мегатонн, А. Д. Сахаровым, Г. А. Гончаровым и В. П. Феодоритовым была произведена оценка осуществимости и основных параметров подобных и даже более мощных конструкций. Была подготовлена краткая, на 2-3 странички, информационная справка. При этом Г. А. Гончаров и В. П. Феодоритов привели возможную схему таких зарядов. Созданная 50-мегатонная бомба, испытанная 30 октября 1961 г., была сделана по такой же принципиальной схеме.

При работе над изделием использовался весь арсенал сложившихся к тому времени и оправдавших себя теоретических методик. Но задача потребовала и необычных подходов. Так, В.Г. Заграфовым была предложена и применена оригинальная методика расчета цепной реакции. Серьезная проблема возникла при расчете временных факторов, гарантирующих срабатывание изделия с обеспечением заданной мощности в 50 мегатонн - задача, которую успешно решили Л.И. Огнев, Н.Б. Лавровская и А.И. Кицеров.

Огромная мощность (наибольшая среди проведенных и у нас, и в США испытаний) должна была вызвать и вызвала тревогу во всем мире: ядерное оружие угрожает будущему человечества. Возникало понимание того, что это оружие должно быть взято под международный контроль, формы которого хотя еще и не найдены, но их надо искать и реализовывать. Действительно, не сразу, но постепенно был заключен ряд соглаше- ний по ограничению испытаний и ядерных вооружений.

Конечно, к необходимости таких соглашений мировая общественность и правительства мировых держав пришли в результате осмысления последствий от многих испытаний. В том числе и беспрецедентного испытания 30 октября 1961 г.



Список литературы


1.Труд.1991. 23мая.
2. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет: В 3 т. М., 1962.
3. Суворов В. А. Страна Лимония. М., 1989.
4. Известия. 1990. 13 октября,
5. Правда. 1992. 20 октября.
6. Наука и жизнь. 1990. № 9.
7. Правда. 1961. 31 августа.
8. Лэпп P. Убийство и сверхубийство. М., 1964.
9. Сахаров А. Д. Воспоминания // Знамя. 1990. № 12.
10. York Н. F. The Advisors. Stanford, California, 1976.
11. Книга рекордов Гиннесса, 1993. Москва-Лондон, 1993.
12. Новая Земля / Отв, ред. П. В. Боярский. М., 1993. Т. 1. Кн. 1.
13. Хрущев С. Н. Пенсионер союзного значения. М., 1991.
14. Природа. 1990. № 8.
15. Правда. 1966. 20 мая.
16. Сахаров А. Д. Тревога и надежда. М., 1990.
  
#18 | Анатолий »» | 13.08.2013 16:38
  
0
Вот чем они занимались. И тот же Сахаров.
Человек, которого провозгласили чуть ли не рупором совести.
А где у него она была, когда он все это делал?
нет такого что бы ее не было, а потом она появилась.
А если и появилась, то ПОЗДНО, потому что угрызение совести не снимает то что было сделано.
Они играли мускулами. И лишь потом заговорили о контроле.
О каком контроле идет речь?
О каком?

Можно выпустить Джина из бутылки но запихнуть его обратно невозможно.
США пытается диктовать условия всему миру, у многих стран нет такого вооружения.
Но это уже политика.
А мы говорим об Экологии.
Но разве не связана политика с экологией?

Сколько мегатонн было выброшено в атмосферу, в почву, в океаны Земли?
СКОЛЬКО?
Кто даст точный ответ?






Кроме шести взрывов сверхбольшой мощности (Е > 10 Мт, Таблица 2) СССР провёл 22 воздушных испытания мегатонного класса (1,5 Мт < E < 10 Мт), которые были осуществлены в период 1955–1962 гг. Все они, за исключением взрыва 22 ноября 1955 г. под Семипалатинском, были проведены на полигоне Новая Земля.

Соединённые Штаты, помимо указанных в таблице 1 сверхмощных взрывов, реализовали в период 1954–1962 гг. ещё 24 воздушных эксперимента мегатонного класса (1Мт < E < 8,5 Мт), используя для этой цели баржи, самолёты, ракеты или же проводя взрывы на поверхности земли.

Сверхмощные американские испытания были проведены в 50-е годы. Советские супервзрывы пришлись на начало 60-х, чему, естественно, есть своё объяснение. Ниже мы коснёмся этой темы.

Общая картина ядерных испытаний, проведённых в США и СССР, сводится к следующему.

Программа США за 47 лет (первый взрыв состоялся 16 июля 1945 г., последний — 23 сентября 1992 г.) включает 1056 ядерных испытаний (с учётом двух взрывов в 1945 году в Японии, 27 экспериментов в мирных целях и 24 ядерных испытаний, проведённых на Невадском полигоне совместно с Великобританией). Общее число взорванных ядерных зарядов и устройств 1151. Из них 1116 было взорвано в военных целях. Полное энерговыделение всех ядерных испытаний США оценивается в 180 Мт.

Программа СССР за 41 год (29 августа 1949 — 24 октября 1990) включает 715 ядерных испытаний (124 из них было проведено в интересах народного хозяйства страны). Таким образом, в среднем, СССР ежегодно проводил около 17 испытаний (США — 22). В общей сложности эта программа потребовала 969 ядерных зарядов и устройств, из которых 796 были взорваны в военных целях. Полное энерговыделение всех ядерных испытаний СССР составило 285,4 Мт.

Таким образом, в ходе 1771 испытания суммарная мощность ядерных устройств, взорванных двумя странами, превысила 460 Мт, из которых 205 Мт — или 45% — приходятся на 12 сверхмощных советско-американских взрывов, приведённых в таблицах 1 и 2.


+++

Можно ли верить этим цифрам?
Сомнительно.


Ядерный гриб над Хиросимой 6 августа 1945 года


Ядерный гриб над Нагасаки 9 августа 1945 года

\"Малышка\" и \"Толстяк\" были примерно мошностью в 13 -18 мегатонн.
А это значит что даже по этим самым скромным подсчетам на Земле было произведено более 23 атомных взрывов мошностью равной бомбам сброшенным на японские города.

+++

Но если вы думаете что нас убивают, как и всю Землю только атомным оружием, то вы в глубоком заблуждении.
  
#19 | Анатолий »» | 15.08.2013 16:11
  
0


Гибель лесов.

Массовая гибель лесов в результате усыхания распространена во всем северном полушарии Земли.

Достоверно не установлена связь усыханий лесов с климатическими изменениями. Местами проблема начинает приобретать острый экономический, социальный и экологический характер. Так в Архангельской области зона активного усыхания охватила ценные лесные массивы.

Лес –это многоуровневая биосистема, где многочисленные элементы совместно существуют, влияют друг на друга. Эти элементы – деревья, кустарники, травянистые растения и другая флора, птицы, животные, микроорганизмы, почва с ее органическими и неорганическими составными частями, вода и микроклимат. Леса планеты представляют собой источник кислорода. Сибирская тайга, снабжает кислородом не только свой регион, но и Северную Америку.

Озон образуется из кислорода под воздействием солнечного излучения. Давая живительный кислород, противодействующий формированию «озоновой дыры», леса еще и поглощают углекислый газ одного из основных виновников «парникового эффекта».

Леса смягчают сезонные колебания температуры, тормозят сильные ветры, способствуют выпадению атмосферных осадков. Вырубка тропических лесов Амазонии уже привела к сокращению продолжительности сезона дождей, что угрожает катастрофическими последствиями для сельского хозяйства.

Лес имеет био-эстетическую ценность, в нем мы проникаемся живой природы, наслаждаемся хотя бы относительно не загрязненным цивилизацией ландшафтом.

Леса вырубаются в последние десятилетия примерно в темпе один гектар в день, причем восстановление леса на каждом гектаре требует 15-20 лет. За время существования цивилизации ликвидировано более 42% всей первоначальной площади леса на планете, причем, конечно, леса уничтожаются в нарастающем темпе. Так, за период 1955—1995 годы вырублено около 40% тропических лесов. При сохранении нынешнего темпа их ликвидации (около 15 млн. га в год) тропические дождевые леса будут нацело уничтожены между 2030 и 2050 годами. Сходная судьба еще раньше этого срока постигнет сибирскую тайгу, если не будет остановлена ее безудержная эксплуатация.

Проблема гибели леса, как и экологическая проблематика вообще, тесно связана с глобальными политическими проблемами современности. Гибель лесов вследствие сильного облучения отмечалась на следах радиоактивных выпадений от Кыштымской и Чернобыльской радиационных аварий и происходила от воздействия высоких уровней облучения в первые 1-2 года после аварии. В общей сложности площади полностью погибших лесонасаждений составила более 10 квадратных километров.

Одна из причин гибели лесов во многих регионах мира это кислотные дожди, главными виновниками которых являются теплоэлектростанции. Выбросы двуокиси серы и перенос их на большие расстояния приводят к выпадению таких дождей далеко от источников выбросов.

С давних времён лес всегда привлекал к охотников, сборщиков ягод и грибов и отдыхающих. С развитием в нашей стране массового туризма количество посетителей леса, настолько возросло, что превратилось в фактор, который нельзя учитывать при охране леса. Миллионы людей в летнее время, особенно в субботние и воскресные дни, выезжают в пригородные леса, чтобы провести свои выходные дни или отпуск на лоне природы. Тысячи туристов совершают походы по одним и тем же маршрутам. В пригородных лесах нередко можно встретить целые палаточные городки с многочисленным населением. Посетители леса вносят крупные изменения в его жизнь. Для установки палаток рубят подрост, снимают, ломают и губят молодую поросль. Молодые деревья гибнут не только под кострищами, но и под топорами, а то и просто под ногами многочисленных посетителей. Леса, часто посещаемые туристами, настолько основательно захламляются консервными банками, бутылками, тряпками, бумагой и т. д., несут следы больших и малых ран, что это отрицательно сказывается на естественном лесовозобновлении. Несут и везут букеты цветов, ветки зелени, деревьев, кустарников. Спрашивается, что же будет, если каждый из приходящих в лес сорвёт только по одной ветке, одному цветку? И не случайно после ряда лет ужасного отношения к природе в наших пригородных лесах не стало многих растений, кустарников и деревьев. Обламывание ветвей, зарубки на стволах и другие механические повреждения деревьев способствуют заражению их насекомыми- вредителями.

Леса Земли жестоко страдают от пожаров. 97% лесных пожаров происходит по вине человека и лишь 3% - за счёт молний, главным образом шаровых.

Многое влияет на массовое уничтожения лесов в мире. При глобальной проблеме данного вопроса должно найтись и глобальное решение. Люди сами виноваты в этом. Радиационное облучение, вырубка леса, его засорение и уничтожение отходами производства, многочисленные пожары – все это человеческий фактор уничтожения дорогих лесов.


Источник: http://les.goodbasis.com












  
#20 | Анатолий »» | 16.08.2013 21:24
  
0
Конечно экологи тоже воюют за лес. Хотя эта борьба напоминает борьбу жука с трактором.
В мировом масштабе - это все капли в море. Но все же...


Экологи за 9 лет спасли от вырубки 700 тыс га архангельского леса

01.07.2013



Мораторий на рубки леса подписывают практически все компании, с которыми представители WWF вступают в переговоры.



ВЕРШИНИНО (Архангельская область), 1 июл — РИА Новости. \"Зеленые\" за девять лет смогли договориться с промышленниками Архангельской области о введении моратория на рубки почти 700 тысяч гектаров леса в регионе, сообщил сотрудник отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) России в Архангельске Артем Столповский.

Лесопромышленная деятельность в Архангельской области, откуда древесина часто идет на экспорт в Европу, привела к тому, что площадь малонарушенных лесных массивов региона составляет только треть от всех лесов области, а на юге и западе, по словам эксперта, их почти не осталось. По данным экологов, малонарушенные леса, ценные благодаря тому, что на протяжении столетий человек не вторгался в их экосистему, сохранились лишь на севере и востоке области, но даже там, несмотря на слабо развитую дорожную сеть, начинаются рубки леса. В то же время мораторий на рубки, который вводят крупные компании, получившие сертификат FSC (Forest Stewardship Council), обязывающий их брать на себя обязательства по сохранению лесов, может помочь хотя бы на время сохранить лесные массивы, считает эколог.



Источник: http://ria.ru
  
#21 | Анатолий »» | 17.08.2013 22:02
  
0
Вообще мною замечена тенденция.
Ну почитают что творится, ну поцокают, в лучшем случае глубоко задумаются, но... все это уплывает как в тумане за житейскими заботами, отходит на второй, третий план, а потом и вовсе исчезает, растворяется. Психика человека так уж устроена. Он не думает о глобальном. Ну взорвали там где-то в штате Невада очередную атомную бомбу, нам то какое дело? Ну засоряют Байкал, но он то далеко, где-то там в Сибири. Бытовое мышление человека ограничено узким кругом интересов. Дом, работа, ну отдых, как полагается.

Никогда не забуду интересный пример такого мышления.
Ну всем известно что пошла акция борьбы с курением. Раньше как? Курил человек, так ему слова никто дурного не говорил. ну никогда я , например не слышал, чтобы в 50 -60 -70 годах кто-то бранился из-за того что кто-то курит. А как пошла такая акция, СМИ зашумели, перемалывая мозги обывателя, так тут же и началось. Обязательно найдется недовольная, какой-нибудь женщина, которая чуть ли не шипя как змея начнет отчитывать что рядом с ней курят. Или вообще шарахнуться в сторону с недовольным видом. Атмосфера нетерпения еще не достигла апогея, но тенденция однако.
Так вот стою я в сторонке на остановке транспорта и курю. И тут уже пожилая женщина, вращая глазами с видом как будто ее ужалили начинает верещать, мол прекратите курить в общественном месте, дышать мол нечем от ваших сигарет, от вас воняет.
Ну сами знаете, что передать весь лексикон достаточно трудно, главное настрой. Ну очень уж сердитый, очень уж недовольный.
Не вступая в пререкания я отхожу подальше от этой излишне возбужденной особы.
И что?
Она продолжает, хочет и на расстоянии достать. Мол, ветер, житья от нас курильщиков нет. Ну и прочее.
И что?
Буквально через минуту проходит тяжелая машина, типа КАМАЗа, и так сочно обдает всю толпу черным дымом от выхлопа.
Скажите? На ваш взгляд было возмущение от той же мадам?
Нет!
Она даже этого не заметила.
А почему?
Привыкла
Да и СМИ бум то не устроило. не направили ее мозги на то что от выхлопных газов автомобилей с двигателем внутреннего сгорания куда больше выделяется вредных веществ чем от курильщика.
Она это проглотила! А дым то был сочный, аж желто-черный.
И я подумал. Ее энергию, да на правильную бы цель!


ПОФИГИЗМ людей просто уникален..
С одной стороны это некая защита психики. Пребывать в пофигизме, это значит не нервничать, не тратить эмоции на разности, которые нас окружают. Пофигизм - это как панцирь у черепахи, как раковина у улитки. Спрятал голову в панцирь и так хорошо тебе.
Угроза окружающего мира где-то вне тебя.
Есть же даже такое направление. Мир такой каким ты его хочешь видеть. Хочешь видеть плохим, для тебя он плохой, хочешь видеть хорошим, он хороший. Измени свою точку, смотри на позитив, и будет тебе счастье!
Да! Вот такая простая политика пофигизма. незатейливая, простая. Самогипноз.

\"Чу взорвалась АЭС недалече.
Не беда, проживем без АЭС\"

Да он хорош, спора нет. Только... ДО ПОРЫ ДО ВРЕМЕНИ. Пока не тюкнуло по темечку.

Нет , мы не находимся в неведении, мы все знаем, все что написано в этой теме, это же уже пережеванная котлетка
Но политика пофигизма - это наш излюбленный прием самосохранения.
Страусы прячут голову в песок.
Вот и мы так же.

Не пугайте страусов! Пол бетонный!
  
#22 | Анатолий »» | 18.08.2013 15:19
  
0
Крупнейшие техногенные катастрофы XXI века

Техногенная катастрофа (англ. Industrial disaster) - крупная авария на техногенном объекте, влекущая за собой массовую гибель людей и даже экологическую катастрофу.



Одной из особенностей техногенной катастрофы является её случайность (тем самым она отличается от терактов). Обычно противопоставляется природным катастрофам. Однако подобно природным техногенные катастрофы могут вызвать панику, транспортный коллапс, а также привести к подъему или потере авторитета власти.



Ежегодно в мире происходит десятки техногенных катастроф разного масштаба. В этом выпуске Bigpicture вы найдете переень крупнейших из катастроф, произошедших с начала века.

2000 год


1. Петробрайс — бразильская государственная нефтяная компания. Штаб-квартира компании расположена в Рио-де-Жанейро. В июле 2000 года в Бразилии в результате катастрофы на нефтеперерабатывающем в реку Игуасу вытекло больше миллиона галлонов нефти (около 3 180 тонн). Для сравнения, недавно около курортного острова в Таиланде вылилось 50 тонн сырой нефти.
Образовавшееся пятно продвигалось по течению, грозя отравить питьевую воду сразу для нескольких городов. Ликвидаторы аварии построили несколько заградительных барьеров, но остановить нефть удалось лишь на пятом. Одну часть нефти собрали с поверхности воды, другая ушла по специально построенным отводным протокам.

Компания «Петробрайс» выплатила 56 млн долларов штрафа в государственный бюджет и 30 миллионов — в бюджет штата.

2001 год


2. 21 сентября 2001 года в французском городе Тулуза на химическом комбинате AZF произошел взрыв, последствия которого считаются одной из крупнейших техногенных катастроф. Взорвалось 300 тонн нитрата аммония (соль азотной кислоты), которые находились на складе готовой продукции. По официальной версии, виновато руководство комбината, которое не обеспечило безопасное хранение взрывоопасного вещества.
Последствия катастрофы были гигантские: погибли 30 человек, общее число раненых — более 3 00, были разрушены или повреждены тысячи жилых домов и зданий, в том числе почти 80 школ, 2 университета, 185 детских садов, без крыши над головой остались 40 000 человек, более 130 предприятий фактически прекратили свою деятельность. Общая сумма ущерба — 3 млрд евро.

2002 год


3. 13 ноября 2002 года около берегов Испании попал в сильный шторм нефтяной танкер Prestige, в трюмах которого находилось более 77 000 тонн мазута. В результате шторма в корпусе судна образовалась трещина длиной около 50 метров. 19 ноября танкер разломился пополам и затонул. В результате катастрофы в море попали 63 000 тонны мазута.


4. Очистка моря и берегов от мазута стоила 12 млрд долларов, полный ущерб, нанесенный экосистеме, оценить невозможно.


2004 год


5. 26 августа 2004 года недалеко от Кельна на западе Германии с моста Wiehltal высотой 100 метров упал бензовоз, перевозивший 32 000 литров топлива. После падения бензовоз взорвался. Виновником аварии была спортивная машина, которую занесло на скользкой дороге, что и вызвало занос бензовоза.
Эта авария считается одной из самых дорогостоящих техногенных катастроф в истории — временный ремонт моста стоит 40 млн долларов, а полная реконструкция — 318 млн долларов.

2007 год


6. 19 марта 2007 года из-за взрыва метана на шахте «Ульяновская» в Кемеровской области погибли 110 человек. Вслед за первым взрывом через 5-7 секунд последовало ещё четыре, что вызвало обширные обвалы в выработках сразу в нескольких местах. Погибли главный инженер и почти всё руководство шахты. Эта авария является крупнейшей в российской угледобыче за последние 75 лет.

2009 год


7. 17 августа 2009 года произошла техногенная катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, расположенной на реке Енисей. Это случилось во время ремонта одного из гидроагрегатов ГЭС. В результате аварии были разрушены 3-й и 4-й водоводы, произошло разрушение стены и подтопление машинного зала. 9 из 10 гидротурбин полностью вышли из строя, ГЭС была остановлена.
Из-за аварии было нарушено энергоснабжение сибирских регионов, в том числе ограничена подача электричества в Томске, отключения коснулись нескольких сибирских алюминиевых заводов. В результате катастрофы погибли 75 человек, еще 13 было ранено.

Ущерб от аварии на Саяно-Шушенской ГЭС превысил 7,3 миллиарда рублей, включая ущерб, причиненный экологии. На днях в Хакасии стартовал процесс по делу о техногенной катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году.

Смотрите также выпуск — Авария на Саяно-шушенской ГЭС, Восстановительные работы на Саяно-Шушенской ГЭС

2010 год



8. 4 октября 2010 на западе Венгрии произошла крупная экологическая катастрофа. На крупном заводе по производству алюминия взрыв разрушил плотину резервуара с ядовитыми отходами — так называемым красным шламом. Около 1,1 миллиона кубометров едкого вещества затопили 3-метровым потоком города Колонтар и Дечевер в 160 километрах к западу от Будапешта.



9. Красный шлам — это осадок, который образуется при производстве оксида алюминия. При попадании на кожу он воздействует на нее как щелочь. В результате катастрофы 10 человек погибли, около 150 получили различные травмы и ожоги.



22 апреля 2010



11. 22 апреля 2010 в Мексиканском заливе у побережья американского штата Луизиана после взрыва, унесшего жизни 11 человек, и 36-часового пожара, затонула управляемая буровая платформа Deepwater Horizon.



12. Остановить утечку нефти удалось лишь 4 августа 2010 года. В воды Мексиканского залива вылилось около 5 млн баррелей сырой нефти. Платформа, на которой произошла авария, принадлежала швейцарской компании, а на момент техногенной катастрофы платформой управляла компания Вritish Petroleum.

2011 год


13. 11 марта 2011 года на северо-востоке Японии на АЭС «Фукусима-1» после сильнейшего землетрясения произошла крупнейшая за последние 25 лет после катастрофы на Чернобыльской АЭС авария. Вслед за подземными толчками магнитудой 9,0 на побережье пришла огромная волна цунами, которая повредила 4 из 6 реакторов атомной станции и вывела из строя систему охлаждения, что привело к серии взрывов водорода, расплавлению активной зоны.
Общий объем выбросов йода-131 и цезия-137 после аварии на АЭС «Фукусима-1» составил 900 000 терабеккрелей, что не превышает и 20% от выбросов после Чернобыльской аварии в 1986 году, который составил тогда 5,2 млн терабеккерелей.

Суммарный ущерб от аварии на АЭС «Фукусима-1» эксперты оценили в 74 млрд долларов. Полная ликвидация аварии, в том числе демонтаж реакторов, займет около 40 лет.


14. АЭС «Фукусима-1»

11 июля 2011

11 июля 2011 года на военно-морской базе неподалеку от Лимасола на Кипре произошел взрыв, который унес 13 жизней и поставил островное государство на грань экономического кризиса, разрушив крупнейшую электростанцию острова.

Следователи обвинили президента республики Димитриса Христофиаса в том, что он халатно отнесся к проблеме складирования боеприпасов, конфискованных в 2009 году с судна «Мончегорск» по подозрению в контрабанде оружия Ирану. По факту боеприпасы хранились прямо на земле на территории военно-морской базы и сдетонировали из-за высокой температуры.


15. Разрушенная электростанция Mari на Кипре

2012 год


16. 28 февраля 2012 года на химическом предприятии в китайской провинции Хэбэй произошел взрыв, унесший жизни 25 человек. Взрыв прогремел в цехе по производству нитрогуанидина (его используют в качестве ракетного топлива) на химзаводе компании «Хэбэй Кээр» в городе Шицзячжуан


2013 год



17. 18 апреля 2013 в американском городе Вест в штате Техас на заводе удобрений произошел мощный взрыв.


18. Почти 100 зданий в округе были разрушены, от 5 до 15 человек погибли, около 160 человек получили ранения, а сам городок стал похож на зону военных действий или на съемочную площадку очередного фильма про Терминатора.


Источник: http://www.tert.am/ru
  
#23 | Анатолий »» | 18.08.2013 15:24
  
0
Дело в том что это далеко не полный перечень техногенных катастроф. Так же не показаны катастрофы до 2000 года. (а таких было не мало и среди них очень крупные)
Более мелкие катастрофы, которые не вошли в перечень создают в совокупности не менее серьезную картину, ведь идет суммирование.
Очаги заражения природы в совокупности дают другую картину мира.

Так же надо учитывать что природные катастрофы так же влияют на техногенные.
При возникновении природных катастроф, непременно происходит и аварии на предприятиях, заводах, фабриках, и тонны отравляющих веществ вырываются наружу.

Потом даже свалки мусора вблиз крупных городов создают неблагоприятную экологическую обстановку.
Это одна из острейших проблем человечества.
Утилизация отходов - это все прожекты ( в мировом масштабе ) сотни тысяч свалок до сих пор отравляют окружающую. среду.
Так что даже не надо техногенных катастроф, чтобы отравлять планету.

Читаем статью. ( правда она очень наивная, потому что показаны далеко не все крупные свалки в мире, а потом опять не учитывается совокупность всех мелких свалок, которые суммируют отравление окружающей среды )

Тройка самых опасных свалок

Aгбогблоши в Aккре, Pеспублика Гана
Все компьютеры попадают в ад – в Агбогблоши в Аккре. Это одна из наиболее крупных свалок электроннoго мусора в мире. Почти все развивaющиеся страны выбрасывают электронные отходы на этом полигоне. Aгбогблоши в Aккре является рабочим местом для нескoльких тысяч местных житeлей, котoрые среди отходов стараются найти нужные детали.



Тихоокеанская свалка Gyre
Это наиболее крупная свалка на всем земном шаре. Она расположена на севере Тихого океана. Oсновной мусор, вывозимый сюда – пластик. Площадь этой огромной свалки составляет близко 6 тысяч километров квaдратных. Токсины, которые выделяются разлагающимися отходами, отравляют как живoтных, так и человека.





Новый мусoрный полигон, Нью-Йорк


Когда-то в этом гигантском мегаполисе былa старая огромная свалка, куда свозили отходы со всего города. В 2000 году старый пoлигон закрыли и вместо него в тот же год был открыли новый. 13 000 тонн отходов каждый день сбрасывают на огромный полигон.



Источник: http://econet.ua

+++

Что говорить, когда даже маленькие деревни могут нагадить по самое не могу


Существующая свыше 50 лет свалка за деревней Колычевка, не имея никакого юридического статуса, также является несанкционированной.
Все тяготы по сбору и вывозу мусора в поселке Коренево лежат на плечах МУП ЖКХ, в том числе и по содержанию свалки. А это её мониторинг, то есть анализы почвы, воздуха, уровень загрязнения окружающей среды, на что ежегодно организация расходует около 150 тысяч рублей. В этом году прошла плановая проверка Росприроднадзора по Курской области по вывозу бытовых отходов, которая выявила, что МУП ЖКХ самовольно вывозит мусор на земельный участок, не внесенный в реестр для сбора бытовых отходов.

Источник: http://golosrayona.ru

+++

А сколько таких деревень и поселков не только в Российской федерации, но и по миру?
Или вы думаете что в благословенной Америке дела идут совсем иначе?
Не будьте наивными!

Американцы создают около 250 миллионов тонн мусора каждый год, большинство из которых попадает в более чем 3000 активных свалок США.





по другим данным:
В период с 1988 по 2007 год в Соединенных Штатах количество свалок сократилось с 7924 до 1767 свалок


Ну это кто там врет, не нам разбираться. Но думаю что свалок в США куда больше чем обозначенные 1767

Но еще есть Канада, Южная Америка, Африка, Европа, Азия и... вообще...

И можно ли посчитать количество ВСЕХ СВАЛОК в мире и сколько отравляющих веществ утекает из них в природу?
  
#24 | Анатолий »» | 19.08.2013 23:24
  
0
Загрязнение вод России. В отличие от загрязнения атмосферы, где основное внимание обращается на глобальные характеристики, для загрязнения природных вод наибольший интерес представляют региональные, бассейновые особенности. По существующей санитарной классификации сточные воды в зависимости от степени загрязнения подразделяют на нормативно чистые (они не проходят очистки), нормативно-очищенные и загрязненные.

В РФ на одного человека образуется примерно в 1,5 раза больше хозяйственных стоков, чем в среднем в мире. В 1996 г. в поверхностные водные объекты было сброшено 58,9 км3 сточных вод. Около 38% (22,4 км3) сточных вод отнесены к категории загрязненных. С ними сброшено в водоемы свыше 700 тыс. тонн загрязнителей: нефтепродуктов - 9,3, взвешенных веществ - 619, фосфора - 32, СПАВ - 4, соединений меди - 0,2, железа и цинка - 19,7, фенола - 0,1 тыс. т. Реальная масса загрязнителей, поступающих в водоемы, значительно больше, поскольку в приведенных данных не учтены атмосферные выпадения загрязняющих веществ, смыв органики и ядохимикатов с сельскохозяйственных угодий и др. Основной объем сброшен предприятиями промышленности (33%) и коммунального хозяйства (61%). Объем нормативно-очищенных стоков составляет 10% от всех вод, требующих очистки, что является следствием низкой эффективности работы имеющихся очистных сооружений. Вклад различных отраслей промышленности в общий сброс загрязненных стоков отражен на рис. 6.3.

Качество воды в большинстве водных объектов России не отвечает нормативным требованиям. Ежегодно растет число створов с высоким уровнем загрязнения (более 10 ПДК), есть случаи экстремально высокого загрязнения (более 100 ПДК). Учет сброса сточных вод и система их оценки пока не упорядочены. Так, коллекторно-дренажные воды с орошаемых земель условно относятся к категории нормативно чистых, хотя обычно они загрязнены ядохимикатами, соединениями азота и фосфора. Для достижения нормального качества такие условно «чистые» воды требуют разбавления в 10-50 раз.

Существенная доля хозяйственно-питьевого водоснабжения базируется на подземных водах. Хотя они лучше защищены от проникновения поллютантов, но также подвергаются техногенному воздействию из-за загрязнения почвы и наземных водотоков. Оно происходит в первую очередь вокруг крупных промышленных центров, а также в районах интенсивного земледелия с применением химических удобрений, пестицидов и в местах расположения крупных животноводческих комплексов. На территории России выявлено около 1400 очагов загрязнения подземных вод, 80 % которых находится в европейской части.

Состояние водных источников и систем централизованного водоснабжения в Российской Федерации не может гарантировать требуемого качества питьевой воды. В 19% г. 75% исследованных проб были нестандартны по вкусовым качествам, 23% проб не отвечали гигиеническим требованиям по химическим и 11,4% - по микробиологическим показателям. В целом почти половина жителей страны потребляет недоброкачественную воду.

Приведенные данные свидетельствуют, что масштабы и темпы загрязнения гидросферы намного выше, чем других природных сред. Обостряющаяся водохозяйственная обстановка в России из-за сброса загрязненных стоков в водные объекты и нерационального использования воды наносит огромный экономический ущерб. Нарастающая деградация природных вод требует решительных действий и специальных целевых программ по их спасению.

Бассейны. Существенной географической особенностью загрязнения рек России является то, что основные промышленные районы и наибольшая концентрация населения приурочены главным образом к верховьям водосборных бассейнов (Центр, бассейн Камы, Среднее Поволжье, Урал, Кузбасс, верхние течения Оби, Енисея, Ангары). Поэтому главные реки России - Волга, Дон, Кубань, Обь, Енисей, Лена, Печора - в той или иной мере загрязнены на всем протяжении и оцениваются как загрязненные, а их крупные притоки - Ока, Кама, Томь, Иртыш, Тобол, Исеть, Тура - относятся к категории сильно загрязненных. Несмотря на уменьшение сброса сточных вод, связанное со спадом производства, наблюдается рост загрязнения рек.

Очень серьезные экологические проблемы возникли в бассейне Волги. Ее сток составляет только 5% от суммарного речного стока РФ. В то же время на хозяйственные нужды из Волги ежегодно забирается более 30 км3 свежей воды, т.е. треть всего водозабора России. А взамен река получает 19 км3 стоков - 39% от общего объема загрязненных сточных вод, образующихся на территории страны. От городов и промышленных предприятий, расположенных на берегах Волги и ее притоков, ежегодно в реку, а затем и в Каспий поступают сотни тысяч тонн нефтепродуктов, взвешенных веществ, сульфатов, органики, аммонийного азота, нитратов и нитритов, соединений тяжелых металлов и других загрязнителей.

Исследования, проведенные в бассейне Волги, показали, что две трети веществ, поступающих со сточными водами промышленных предприятий, «проскакивают» через городские очистные сооружения и остаются в воде. Смесь «очищенных» таким образом промышленных и хозяйственно-бытовых сточных вод для ликвидации токсичности требует разбавления в 50-200 раз. Следовательно, для разбавления поступающих ежегодно в Волгу 19 км3 сточных вод требуется от 950 до 3800 км3 чистой воды, а среднегодовой сток Волги равен всего 254 км3.

Загрязнение морей. Угрожающие размеры принимает загрязнение морей и всего Мирового океана, которому в условиях современной цивилизации отведена роль гигантской мусорной свалки. Реки выносят большую часть поступающих в них стоков в моря. В составе речного стока и атмосферных выпадений в разные части океана попадает 100 млн т тяжелых металлов. Почти 70% загрязнений морской среды связано с наземными источниками, поставляющими промышленные стоки, мусор, химикаты, пластмассы, нефтепродукты, радиоактивные отходы. К числу наиболее опасных загрязнителей морей относятся нефть и нефтепродукты. Общее загрязнение ими Мирового океана превысило 6 млн т в год, причем из всех источников вклад судоходства (включая аварии танкеров) стал уже выше поступления с материковым стоком: соответственно 35% и 31%. Каждая тонна нефти покрывает тонкой пленкой порядка 12 км2 водной поверхности. По оценкам специалистов, нефтью уже загрязнена 1/5 акватории Мирового океана. Нефтяная пленка приводит к гибели живых организмов, млекопитающих и птиц, нарушает процессы фотосинтеза и, следовательно, газообмен между гидросферой и атмосферой.

Все внутренние моря Российской Федерации испытывают интенсивную антропогенную нагрузку, как на самой акватории, так и в результате техногенного воздействия на водосборном бассейне. К охарактеризованному выше стоку загрязненной волжской воды в Каспийское море добавляется непосредственное его загрязнение морским нефтепромыслом. Концентрация нефтепродуктов и фенолов в акваториях северного и восточного Каспия составляет 4-6 ПДК, а у берегов Азербайджана - 10-16 ПДК! Нефтепродуктами сильно загрязнены все европейские моря - Средиземное, Северное, Балтийское.

Степень загрязнения морской воды принято характеризовать классом качества с 1 по 7 с соответствующей оценкой от «очень чистая» до «чрезвычайно грязная». Морские воды Черноморского побережья от Анапы до Сочи характеризуются как загрязненные (IV класс) и умеренно

загрязненные (III класс). Воды восточной части Финского залива Балтийского моря относятся к грязным (V класс) и очень грязным (VI класс). Во многих морях превышены ПДК нефтяных углеводородов, фенолов, аммонийного азота, пестицидов, СПАВ, ртути. Особую озабоченность вызывает захоронение радиоактивных отходов в северных морях.
  
#25 | Анатолий »» | 19.08.2013 23:26
  
0
Твердые и опасные отходы: количественные характеристики.

Поверхность земли испытывает самую значительную по массе и очень опасную антропогенную нагрузку. Если в атмосферу выбрасывается менее 1 млрд т вредных веществ (без СО2), а в гидросферу - около 15 млрд т загрязнителей, то на землю попадает ежегодно примерно 90 млрд т техногенных отходов. По некоторым оценкам, их общая масса в техносфере к концу 90-х годов превысила 4000 млрд т, что уже сопоставимо с массой живого вещества биосферы. Если даже преобладающая часть этой массы химически инертна, то все равно она вытесняет природные экосистемы на значительной площади.

Каждой тонне мусора на стадии потребления соответствует от 5 до 10 т отходов на стадии производства и 50-100 т при получении сырья. На каждого жителя Земли приходится в среднем за год 0,2 т отходов потребления, 1,5 т всех продуктов производства («отложенных» отходов) и около 14 т отходов переработки сырья.

С экоцентристской точки зрения, вся масса отходов опасна. Но для человека считается опасной лишь их часть - те, которые обладают тем или иным уровнем токсичности. Существуют различные оценки опасности отходов, загрязняющих землю. Ежегодно в мире образуется от 1 до 1,5 млрд т вредных производственных и 400-450 млн т вредных твердых бытовых отходов, загрязняющих поверхность земли. Наиболее опасны те токсичные терраполлютанты, которые и геохимически, и биохимически достаточно подвижны и могут попасть в питьевую воду или в растения, служащие пищей для человека и сельскохозяйственных животных. Это в первую очередь соединения тяжелых металлов, некоторые производные нефтепродуктов - ПАУ и соединения типа диоксинов, а также разнообразные синтетические яды - биоциды.

Основными источниками антропогенного загрязнения земли являются: твердые и жидкие отходы добывающей, перерабатывающей и химической промышленности, теплоэнергетики и транспорта; отходы потребления, в первую очередь твердые бытовые отходы; сельскохозяйственные отходы и применяемые в агротехнике ядохимикаты; атмосферные осадки. содержащие токсичные вещества; аварийные выбросы и сбросы загрязняющих веществ.

Отходы производства и потребления. Масса отходов непосредственно связана с объемами потребления сырья и производства продукции. Поэтому главными поставщиками отходов и загрязнителей земли являются развитые промышленные страны. Но это не означает, что все отходы образуются и накапливаются именно на их территориях. В США, странах ЕЭС и Японии существует отчетливая тенденция вытеснения наиболее «грязных» сырьедобывающих производств и многоотходных технологий в другие, преимущественно в развивающиеся страны. К тому же осуществляемый развитыми странами масштабный экспорт потребительских товаров способствует распространению бытового мусора.

В РФ ежегодно образуется около 7 млрд т отходов производства и потребления. На территории страны в отвалах, свалках, полигонах, хранилищах накоплено порядка 80 млрд т твердых отходов, в том числе более 1,1 млрд т токсичных промышленных отходов. Их количество ежегодно возрастает примерно на 120 млн т. Согласно данным инвентаризации, общая площадь занятых отходами земель превышает 200 тыс. га. Отсутствие соответствующих технологий переработки, необходимых мощностей и специального оборудования приводит к тому, что в качестве вторичных ресурсов используется только 22%, а полностью обезвреживается лишь 3,5% промотходов.

Одна из серьезных экологических проблем - твердые бытовые отходы (ТБО). В городах и крупных поселках РФ каждый год образуется 140 млн м3 ТБО, т.е. почти по кубометру на каждого жителя. В целом по стране промышленным методом (на мусоросжигательных заводах) перерабатывается только до 5% ТБО, остальное идет в захоронения. Причем более 70% отходов вывозится на несанкционированные свалки, занимающие порядка 250 тыс. .га земли.

Избавиться от отходов можно несколькими известными способами:

а) закопать (потребуются новые территории и значительные расходы на земляные работы, изоляцию и последующую рекультивацию);

б) затопить (сохраняется опасность загрязнения акваторий);

в) сжечь (загрязняется воздух);

г) утилизировать.

Последний вариант предпочтителен, но он реален лишь для относительно небольшой части отходов и содержит немало технических, экономических и организационных трудностей. В мировой практике пока не найдены простые и эффективные решения этого вопроса. В развитых странах мира (США, Германия) сейчас утилизируется всего лишь 10% ТБО, а в России и того меньше. К тому же следует помнить: все, что остается в золе и шлаках, в тепловыделяющих элементах ядерных реакторов, все, что накапливается в очистных устройствах - на фильтрах, в сорбентах, в осадках, тоже «должно куда-то деваться».

Тяжелые металлы. Живое вещество почти целиком состоит из самых легких химических элементов, в основном неметаллов. Содержание легких металлов - Са, Na, К и Mg - в сумме, как правило, не превышает 1%. Все прочие элементы могут находиться в составе организмов только в микро- и ультрамикроколичествах. Некоторые из них - железо, марганец, медь, цинк, кобальт - входят в состав сложных биомолекул или необходимых витаминов. Но их избыток, как и присутствие других металлов, даже в микроколичествах, вредно для организма. Все тяжелые металлы (ТМ) в той или иной степени ядовиты. К ним относят обычно элементы с удельным весом более 4,5 г/см3, хотя в число токсичных металлов входит и легкий бериллий.

По токсичности, присутствию в современной окружающей среде и вероятности попадания в живые организмы может быть выделена приоритетная группа ТМ: свинец, ртуть, кадмий, мышьяк, таллий, висмут, олово, ванадий, сурьма. Несколько меньшее значение имеют хром, медь, цинк, марганец, никель, кобальт, молибден и селен. За исключением указанной выше небольшой группы «биофильных» ТМ все эти металлы, по крайней мере по отношению к высшим животным и человеку, токсичны. Они попадают в организм с пищей, водой, при вдыхании загрязненного воздуха и в зависимости от химической формы их соединений с той или иной скоростью выводятся из организма. Но незначительная их часть задерживается в органах и тканях, вступая в соединение с биогенными элементами и радикалами. Так как эти соединения не участвуют в нормальном обмене веществ и для большинства из них характерны длительные периоды полувыведения (от месяцев до десятков лет), происходит постепенное накопление ТМ, ведущее к различным поражениям и тяжелым хроническим заболеваниям.

По приблизительной оценке к концу XX в. в мире накоплено (в млн т): Си - 300, Zn - 200, Cr - 70, Pb - 20, Ni - 3,5, Cd - 0,6, Hg - 0,5. Природа никогда не знала такого груза ТМ на поверхности земли, в биосфере. Загрязнение среды тяжелыми металлами определяется не только указанными количествами. Они образуются и при производстве других металлов - железа и алюминия, а также при сжигании топлива и переработке химического сырья.

Предельно допустимые суточные дозы (ПДДс) различных ТМ, поступающих в организм человека с водой или пищей, колеблются в широких пределах от 0,1 мкг (Hg) до 5 мг (Zn). Сопоставление ПДДс с массой ТМ, находящихся в окружающей среде, и простой расчет позволяют заключить, что эти вещества заключают в себе потенциал многократного отравления всего человечества.

Пестициды. Существенным фактором загрязнения среды является химизация сельского хозяйства. Даже минеральные удобрения при неправильном их применении способны наносить экологический ущерб при сомнительном экономическом эффекте. Высокие дозы азотных удобрений являются одной из причин накопления в растениях нитратов. Сами по себе они не очень токсичны. Но при употреблении растительных продуктов в пищу содержащиеся в них нитраты под действием микрофлоры кишечника восстанавливаются в нитриты, которые во много раз токсичнее.

В 40-х годах нашего столетия для уничтожения вредных (с точки зрения человека) организмов начали широко применять синтетические органические соединения - пестициды. В зависимости от объекта назначения их подразделяют на инсектициды (средства борьбы с насекомыми), гербициды (средства борьбы с сорняками), фунгициды (средства борьбы с грибковыми заболеваниями) и др. Ни один из этих химикатов не обладает абсолютной избирательностью и представляет угрозу для других групп организмов, в том числе для людей. Поэтому все они - биоциды, т.е. вещества, угрожающие различным формам живого. Даже сравнительно мало токсичные пестициды плохо подвергаются ферментативному разложению. Большинство организмов не располагает соответствующими механизмами детоксикации. Все синтетические пестициды являются ксенобиотиками.

В 1938 г. был рекомендован к применению сильный инсектицид - дихлордифенилтрихлорэтан (ДДТ). Казалось, что люди получили «чудо-оружие», вещество чрезвычайно токсичное для насекомых и казавшееся безвредным для человека. ДДТ обладал широким спектром действия, был стоек в окружающей среде, а производство его было совсем недорогим. Снижение численности вредителей благодаря применению ДДТ во многих случаях привело к резкому росту урожая. Кроме того, ДДТ оказался эффективным средством борьбы с насекомыми-переносчиками инфекционных заболеваний (сыпного тифа, малярии и др.). Достоинства ДДТ казались столь выдающимися, что его создатель - швейцарский химик П. Мюллер получил за свое открытие Нобелевскую премию. Неудивительно, что это вещество возглавило нескончаемый парад пестицидов, мировая коллекция которых выросла до 6000 наименований, а их производство достигло 1,2 млн т в год.

Однако вскоре стало очевидным, что применение пестицидов вызывает целый ряд проблем. Многие вредители быстро приспособились и повысили устойчивость к применяемым препаратам; наблюдались вторичные вспышки численности вредителей, ставших более агрессивными. Существенно возросли затраты на применение в повышенных дозах все новых и более дорогих пестицидов. Наконец, появилось много данных об отрицательном воздействии пестицидов на полезные организмы, на природную среду и здоровье человека.

В начале 70-х годов применение ДДТ в большинстве развитых стран было запрещено. На смену ему пришли менее токсичные препараты, быстрее разрушающиеся в окружающей среде. Но несмотря на многомиллиардные затраты на производство и применение пестицидов, потери урожая от вредителей не уменьшились; люди не сумели надежно защитить растения, не смогли полностью уничтожить ни одного вида вредоносных организмов, зато существенно увеличили загрязнение почв и биосферы в целом.

Ставшая уже классической история ДДТ наглядно иллюстрирует оборотную сторону химизации сельского хозяйства. Пестициды постепенно накапливаются в почве и воде, а затем по пищевым цепям переходят в растения, в животных и организм человека. Хотя ДДТ уже много лет снят с производства и повсеместно запрещен к применению, в природной среде циркулируют около миллиона тонн этого ядовитого вещества. Его обнаруживают в воде и воздухе, в организмах животных и человека даже в тех районах земного шара, где никогда не проводились химические обработки растений. Применение ДДТ и его аналогов имело множество серьезных экологических последствий. В результате загрязнения почвы и заражения биосферы гибнут целые популяции полезных насекомых, рыб, птиц и других животных. По данным ВОЗ, отравление пестицидами каждый год поражает в мире до двух миллионов человек и уносит до 40 тыс. человеческих жизней. Спустя более полувека с начала применения пестицидов следует признать, что беспрецедентная химическая война с вредителями сельского хозяйства практически полностью проиграна.

Загрязнение территорий особо опасными токсикантами.

С производством и применением пестицидов связано появление в окружающей среде еще одной группы крайне ядовитых веществ - диоксинов. Они оказались образовавшимися в процессе производства примесями к некоторым гербицидам. Один из диоксинов - ТХДД занимает пятое место в ряду самых сильных из известных ядов. Предполагается, что максимальная недействующая доза этого вещества для человека не превышает 10-6 мкг/кг. Диоксины очень стойки: период полувыведения у человека - больше года. Известны случаи заболеваний и гибели людей, связанные с диоксинами. Применение американской армией во Вьетнаме дефолианта, содержащего ТХДД, вызвало заболевания более 2 миллионов жителей. Диоксины могут образовываться при сжигании угля, углеводородов, пластмасс.

Ежегодно в мире производится около 500 млн т опасных отходов. Ими загрязняются значительные земельные площади и водоемы. Общая площадь земель России, загрязненных токсичными веществами промышленного происхождения, оценивается величиной порядка 70 млн га.

По данным аэрокосмической съемки, ареалы распространения техногенных выбросов вокруг промышленных комплексов охватывают площадь 18 млн га, что составляет более 1 % земельного фонда России. При средней нагрузке в 0,2 т/км2 локальные выбросы в зонах повышенного техногенного воздействия достигают 10 т/км2 (Урал, Центральный и Центральночерноземный районы).

Опасные отходы называют «бомбой замедленного действия» в силу их кумулятивного воздействия на окружающую среду. При их складировании происходят многочисленные вторичные химические процессы, и в среду поступают не только известные химикам токсиканты, но и совершенно новые, непредсказуемые по своему воздействию на человека и экосистемы вещества. Установлено, например, что в шламах азотного производства при некоторых условиях образуется целый букет нитрозаминов - сильнейших мутагенов и канцерогенов. В промышленных зонах вблизи больших городов скопления отходов вместе с аэрогенными выпадениями образуют значительные техногенные геохимические аномалии многих металлов, которыми загрязняются не только почвы, грунты, но и растительность и подземные воды. Зоны влияния крупных промышленных агломераций простираются на сотни километров, например: Среднеуральской - 300 км, Московской - 200 км, Тульской - 120 км.

Загрязнение почв нефтью и нефтепродуктами в местах их добычи, переработки и транспортировки превышает фоновое в десятки раз. Наиболее опасные формы нефтяного загрязнения связаны с многочисленными повреждениями нефтепроводов, когда на местах разливов нефти гибнут многие растения и животные. Из-за нефтяных загрязнений в почве накапливаются стойкие ПАУ, среди которых есть сильные канцерогены.

Виновником чрезвычайно опасных загрязнений на территории России является военно-промышленный комплекс (ВПК). Производство и испытания оружия, многочисленные склады вооружений, в том числе химического оружия, и связанные с ними аварии, взрывы, утечки, случаи неправильного обращения позволили говорить о «необъявленной химической войне в России» (Федоров, 1995). Некоторые элементы ракетных топлив и боевые отравляющие вещества являются супертоксикантами. Еще до Второй мировой войны были налажены разработка и производство 0В; в предвоенные и военные годы существовало не мене 28 складов 0В, которые во многих местах страны оставили стойкие «пятна» иприта. После войны, несмотря на полное отсутствие стратегической необходимости, производство 0В значительно расширилось. По состоянию на 19% г. существовало 7 крупных арсеналов хранения химического оружия, на которых имели место многочисленные случаи нарушений безопасности, утечек, массового отравления, заболеваний и гибели людей, загрязнения земли и водоемов. Большое количество устаревших 0В «первого поколения»

(иприт, люизит и др.) уничтожалось методом открытого сжигания или сливом в водоемы. До сих пор на огромных складах в снарядах, бомбах, боеголовках ракет лежат десятки тысяч тонн 0В «второго поколения», преимущественно нервно-паралитического действия (зарин, зоман, VX-газы и др.), также давно превысившие сроки безопасного хранения. Весь этот комплекс обладает колоссальным потенциалом отсроченной катастрофы. Понимание серьезной опасности, грозящей человечеству, нашло свое отражение в международных соглашениях и в Федеральном законе «Об уничтожении химического оружия» (1997 г.).
  
#26 | Анатолий »» | 20.08.2013 20:09
  
0
6.5. Радиационное загрязнение

Техногенные добавки к радиационному фону. Научные открытия и развитие физико-химических технологий в XX в. привели к появлению искусственных источников радиации, представляющих большую потенциальную опасность для человечества и всей экосферы. Этот потенциал на много порядков больше естественного радиационного фона, к которому адаптирована вся живая природа.

Фон обусловлен рассеянной радиоактивностью земной коры, проникающим космическим излучением, потреблением с пищей биогенных радионуклидов и составлял в недавнем прошлом 8-9 микрорентген в час (мкР/ч), что соответствует среднегодовой эффективной дозе для жителя Земли в 2 миллизиверта (мЗв). (Сведения об единицах измерения радиоактивности и доз облучения приведены в приложении П4). Рассеянная радиоактивность обусловлена наличием в среде следовых количеств природных радиоизотопов с периодом полураспада (T1/2) более 105 лет (в основном урана и тория), а также радием, радоном и радиоактивными изотопами калия и углерода. Газ радон в среднем дает от 30 до 50% естественного фона облучения наземной биоты. Из-за неравномерности распределения источников излучения в земной коре существуют некоторые региональные различия фона и его локальные аномалии.

Указанный уровень фона был характерен для доиндустриальной эпохи и в настоящее время несколько повышен техногенными источниками радиоактивности - в среднем до 11-12 мкР/ч при среднегодовой ЭЭД в 2,5 мЗв. Эту прибавку обусловили:


технические источники проникающей радиации (медицинская диагностическая и терапевтическая аппаратура, радиационная дефектоскопия, источники сигнальной индикации и т.п.);


извлекаемые из недр минералы, топливо и вода;


ядерные реакции в энергетике и ядерно-топливном цикле;


испытания и применение ядерного оружия.


Деятельность человека в несколько раз увеличила число присутствующих в среде радионуклидов и на несколько порядков - их массу на поверхности планеты. Главную радиационную опасность представляют запасы ядерного оружия, топлива и радиоактивные осадки, которые образовались в результате ядерных взрывов или аварий и утечек в ядерно-топливном цикле - от добычи и обогащения урановой руды до захоронения отходов. В мире накоплены десятки тысяч тонн расщепляющихся материалов, обладающих колоссальной суммарной активностью.

С 1945 по 1996 г. США, СССР, Англия, Франция и Китай произвели в надземном пространстве более 400 ядерных взрывов. В атмосферу поступила большая масса сотен различных радионуклидов, которые постепенно выпали на всей поверхности планеты. Их глобальное количество почти удвоили ядерные катастрофы, произошедшие на территории бывшего СССР. Долгоживущие радиоизотопы (углерод-14, цезий-137, стронций-90 и др.) и сегодня продолжают излучать, создавая приблизительно 2%-ную добавку к фону радиации. Последствия атомных бомбардировок, ядерных испытаний и аварий еще долго будут сказываться на здоровье облученных людей и их потомков. Суммарная ожидаемая эффективная доза от всех ядерных взрывов и аварий составляет в настоящее время 28 млн чел.-Зв. К 1996 г. человечество получило лишь около 15% этой дозы. Остальную часть оно будет получать еще тысячи лет.

Пока еще трудно говорить о влиянии техногенного превышения естественного фона радиации на биоту экосферы. Мы еще не знаем, как может сказаться на биоте океана разгерметизация затопленных контейнеров с радионуклидами и реакторов затонувших подводных лодок.

Радиационная обстановка на территории России и стран СНГ.

Средняя облучаемость населения на территории России и стран СНГ в 1,7 раза больше глобальной из-за более высокого естественного и технозависимого фона и воздействия ряда техногенных источников (табл. 6.6). Значительная техногенная радиационная нагрузка, помимо технических источников, обусловлена рассеянием радионуклидов в результате ядерных взрывов и аварий, а также наличием плохо изолированных скоплений радиоактивных отходов (РАО), образовавшихся в то время, когда напряженная ядерная гонка сочеталась с незнанием степени риска и с радиологической беспечностью.

Совокупность обстоятельств, связанных с радиационным загрязнением привела к значительному пересмотру нормативных доз облучения. На рис. 6.8 приведена сравнительная шкала доз облучения населения от различных радиоактивных источников и рекомендуемых дозовых пределов.

ПО «Маяк». Самое крупное из известных сейчас скоплений радионуклидов находится на Урале, в 65 км к северо-западу от Челябинска на территории производственного объединения «Маяк». ПО «Маяк» было создано на базе промышленного комплекса, построенного в 1945-1949 гг. в Челябинской области, в районе городов Кыштым и Касли. Здесь в 1948 г. был пущен первый в стране промышленный атомный реактор, в 1949 г. - первый радиохимический завод, изготовлены первые образцы атомного оружия. В настоящее время в производственную структуру ПО «Маяк» входят ряд производств ядерного цикла, комплекс по захоронению высокоактивных материалов, хранилища и могильники РАО. Многолетняя деятельность ПО «Маяк» привела к накоплению огромного количества радионуклидов и сильному загрязнению районов Челябинской, Свердловской, Курганской и Тюменской областей. В результате сброса отходов радиохимического производства непосредственно в открытую речную систему Обского бассейна через р.Теча в 1949-1951 гг., а также вследствие аварий 1957 и 1967 гг. в окружающую среду было выброшено 23 млн Ки суммарной активности. Радиоактивное загрязнение охватило территорию в 25 тыс. км2 с населением более 500 тыс. человек. Официальные данные о десятках поселков и деревень, подвергшихся загрязнению в результате сбросов радиоактивных отходов в р. Теча, появились только в 1993 г.


^ Таблица 6.6

Основные источники излучений и средняя обучаемость населения стран СНГ(А.С. Кривохатский, 1993)


^ Источники излучений

Средняя ЭЭД, мЗв/год


Естественный и техногенно измененный фон

2,37


в том числе:





космическое излучение

0,32


природные радионуклиды

2,05


в том числе:





при внутреннем облучении

0,37


при внешнем облучениии

1,68


в том числе:





радон

1.20


другие радионуклиды

0,48


Техногенные источники





в том числе:





медицинского назначения

1,69


угольная энергетика

0,02


ядерная энергетика

0,002


авария на ЧАЭС

0,024


ядерные испытания

0,02


профессиональное облучение

0,006


прочие источники

0,05


Итого:

4,2




В 1957 г. в результате теплового взрыва емкости с РАО произошел мощный выброс радионуклидов (церий-144, цирконий-95, стронций-90, цезий-137 и др.) с суммарной активностью 2 млн Ки. Возник «Восточно-Уральский радиоактивный след» длиной до 110 км (в результате последующей миграции - даже до 400 км) и шириной до 35-50 км. Общая площадь загрязненной территории, ограниченной изолинией 0,1 Ки/км2 по стронцию-90, составила 23 тыс. км2. Около 10 тыс. человек из 19 населенных пунктов в зоне наиболее сильного загрязнения с большой задержкой были эвакуированы и переселены.

Зона радиационного загрязнения на Южном Урале расширилась вследствие ветрового разноса радиоактивных аэрозолей с пересохшей части технологического водоема №9 ПО «Маяк» (оз. Карачай) в 1967 г. В настоящее время в этом резервуаре находится около 120 млн Ки активности, преимущественно за счет стронция-90 и цезия-137. Под озером сформировалась линза загрязненных подземных около 4 млн м3 и площадью 10 км2. Существует опасность проникновения загрязненных вод в другие водоносные горизонты и выноса радионуклидов в речную сеть.

Рис. 6.8. Сравнительная шкала доз облучения населения стран СНГ и рекомендуемых дозовых пределов


По данным радиационного мониторинга, выпадения цезия-137 из атмосферы в районах, расположенных в зоне влияния ПО «Маяк», в течение 1996 г. были в 30-100 раз больше, чем в среднем по стране. Высоким остается и уровень загрязнения местности цезием-137 в пойме р. Теча, на некоторых участках регистрируются повышенные уровни мощности дозы гамма-излучения, превышающие 1000 мкР/ч. Концентрации стронция-90 в речной воде и в донных отложениях в 100-1000 раз превышают фоновые значения. В каскаде промышленных водоемов в верховьях р. Течи накоплено 350 млн м3 загрязненной воды, являющейся по сути низкоактивными отходами. Суммарная активность твердых и жидких РАО, накопленных в ходе деятельности ПО «Маяк», достигает 1 млрд Ки. Сосредоточение огромного количества РАО, загрязнение поверхностных водоемов, возможность проникновения загрязненных подземных вод в открытую гидрографическую систему Обского бассейна создают исключительно высокую степень радиационного риска на Южном Урале.

Чернобыль. Не только нынешнее, но и последующие поколения будут помнить Чернобыль и ощущать последствия этой катастрофы. В результате взрывов и пожара при аварии на четвертом энергоблоке ЧАЭС с 26 апреля по 10 мая 1986 г. из разрушенного реактора было выброшено примерно 7,5 т ядерного топлива и продуктов деления с суммарной активностью около 50 млн Ки. По количеству долгоживущих радионуклидов этот выброс соответствует 500-600 Хиросимам.

Из-за того, что выброс радионуклидов происходил более 10 суток при меняющихся метеоусловиях, зона основного загрязнения имеет веерный, пятнистый характер. Кроме 30-километровой зоны, на которую пришлась большая часть выброса, в разных местах в радиусе до 250 км были выявлены участки, где загрязнение достигло 200 Ки/км2. Общая площадь «пятен» с активностью более 40 Ки/км2 составила около 3,5 тыс. км2, где в момент аварии проживало 190 тыс. человек. Всего радиоактивным выбросом ЧАЭС в разной степени было загрязнено 80% территории Белоруссии, вся северная часть Правобережной Украины и 19 областей России. В целом по РФ загрязнение, обусловленное аварией на ЧАЭС, с плотностью 1 Ки/км2 и выше, охватывает более 57 тыс. км2, что составляет 1,6% площади ЕТР (табл. 6.7). Следы Чернобыля обнаружены в большинстве стран Европы, а также в Японии, на Филиппинах, в Канаде. Катастрофа приобрела глобальный характер.

И сегодня, через 15 лет после чернобыльской трагедии, существуют противоречивые оценки ее поражающего действия и причиненного экономического ущерба. Согласно опубликованным данным, из 400 тыс. человек, участвовавших в ликвидации последствий аварии, более 10 тыс. ликвидаторов умерли, 30 тыс. стали инвалидами. Полмиллиона человек до сих пор проживает на загрязненных территориях. Точных данных о количестве облученных и полученных дозах нет. Нет и однозначных прогнозов о возможных генетических последствиях. Подтверждается тезис об опасности длительного воздействия на организм малых доз радиации. В районах, подвергшихся радиоактивному заражению, неуклонно растет число онкологических заболеваний, особенно выражен рост рака щитовидной железы у детей


Другие объекты. Проблема радиоактивных отходов. Большое сосредоточение радиоактивных материалов находится на Севере Европейской территории России вблизи баз Северного флота (районы Мурманска и Архангельска) и на Новой Земле. Суммарная количественная оценка этих скоплений отсутствует. Подвергается опасности радиоактивного загрязнения весь Арктический регион России. Здесь эксплуатируется более 170 ядерных энергоблоков, базируется самый мощный в мире атомный ледокольный флот, расположен полигон испытаний ядерного оружия, производятся подземные ядерные взрывы в мирных целях. Обоснованные опасения вызывают не санкционированные на международном уровне захоронения РАО на дне морей, а также затонувшие корабли с ядерными реакторами и ядерным оружием на борту. Количество РАО, затопленных в морях региона, составляет 2/3 от активности всех отходов, захороненных в Мировом океане.

На территории России действуют 9 АЭС с реакторами РБМК (чернобыльского типа) и ВВЭР. Проверки, производимые по стандартам международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), показывают, что станции находятся в удовлетворительном состоянии. Однако специалисты считают, что в ближайшие годы может начаться остановка реакторов, поскольку многие из них уже исчерпали значительную часть своего ресурса. Каждый год на АЭС и других радиационно-опасных объектах случаются инциденты, которые квалифицируются по международной шкале аварий и событий, в основном, как «происшествия» (незначительные, средней тяжести, серьезные).

Одна из наиболее острых экологических проблем в стране - проблема радиоактивных отходов. Об истинных ее масштабах стало известно в 1993 г., когда был составлен государственный регистр мест и объектов добычи, переработки, использования, хранения и захоронения радиоактивных веществ, РАО, источников ионизирующих излучений. Только на предприятиях Минатома России (ПО «Маяк», Сибирский химический комбинат, Красноярский горно-химический комбинат) сосредоточено 600 млн м3 РАО с суммарной активностью 1,5 млрд Ки. На АЭС хранятся 140 тыс. м3 жидких и 8 тыс. м3 отвержденных отходов общей активностью 31 тыс. Ки, а также 120 тыс. м3 излучающих твердых отходов (оборудование, строительный мусор). Ни одна АЭС не имеет полного комплекта установок для подготовки отходов к захоронению. Поставщиками РАО являются также Военно-морской флот (ВМФ), атомный ледокольный флот, судостроительная промышленность, предприятия неядерного цикла (НИИ, промышленные предприятия, медицинские учреждения, учебные заведения).

Наиболее сложная технологическая стадия ядерного топливного цикла - переработка отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и захоронение РАО. На предприятиях Минатома, Минтранса и ВМФ России хранится 7800 т ОЯТ с общей активностью 3,9 млрд Ки. ОЯТ АЭС с реакторами типа РБМК в настоящее время не перерабатывается, а ОЯТ от реакторов ВВЭР транспортируется в специальное хранилище с перспективой последующей переработки на строящемся заводе РТ-2 Горно-химического комбината в г. Железногорске Красноярского края. Однако строительство этого завода вызывает протесты экологической общественности, поскольку существующая технология регенерации ОЯТ связана с образованием большого количества жидких РАО разной степени активности. Наибольшие возражения вызывают предложения о приеме ОЯТ с зарубежных АЭС для временного хранения с целью последующей переработки.

На большей части территории Российской Федерации мощность дозы гамма-излучения на местности соответствует фоновым значениям и колеблется в пределах 10-20 мкР/ч. В результате радиационного обследования городов и населенных пунктов страны выявлены сотни участков локального радиоактивного загрязнения, характеризующихся мощностью дозы от десятков мкР/ч до десятков мР/ч. На этих участках находят утерянные, выброшенные или произвольно захороненные источники ионизирующих излучений различного назначения, изделия со светосоставом, технологические отходы производств и содержащие радионуклиды стройматериалы. Эти загрязнения повышают риск для населения получить опасную дозу облучения в самом неожиданном месте, в том числе и в собственном доме, когда, например, строительные панели становятся источником ионизирующего излучения.

Источник: http://rudocs.exdat.com
  
#27 | Анатолий »» | 21.08.2013 22:26
  
0
7.1. Техногенные поражения

Основные понятия. Классификация. Под экологическим поражением подразумевается значительное нарушение условий природной среды, которое приводит к деструкции экологических систем, хозяйственной инфраструктуры, серьезно угрожает здоровью и жизни людей и наносит существенный экономический ущерб. Экологические поражения бывают: резкие, внезапные, связанные с чрезвычайными ситуациями, и протяженные во времени.

Чрезвычайные ситуации (ЧС) с точки зрения их происхождения подразделяются на:


природные (опасные природные явления и стихийные бедствия: землетрясения, извержения вулканов, оползни, наводнения, природные пожары, ураганы, сильные снегопады, лавины и т.п.);


техногенные (промышленные, транспортные и коммуникационные аварии, обрушения зданий и сооружений, обвалы, взрывы, пожары и т.п.);


биолого-социальные (инфекционная заболеваемость населения, массовое заболевание и гибель животных, поражение болезнями и вредителями сельскохозяйственных культур, резкое изменение состояния животного и растительного мира и т.п.).


В зависимости от масштабов распространения и тяжести последствий ЧС подразделяется на локальные, местные, территориальные, региональные, федеральные и трансграничные. Крупные ЧС, повлекшие за собой человеческие жертвы и значительный материальный ущерб, определяют как катастрофы. Стихийные бедствия, техногенные аварии и катастрофы, вызвавшие негативные изменения состояния природной среды и биоты, относят к ЧС экологического характера.

Протяженные во времени экологические поражения обычно являются последствием природных или техногенных катастроф, имеют затухающий характер и сопровождаются сукцессиями (см. §. 3.3). Но есть и такие, которые постепенно развиваются в результате хронических техногенных загрязнений или экологических ошибок и просчетов в создании новых хозяйственных объектов и преобразовании территорий. Между некоторыми природными и антропогенными экологическими поражениями нет четких границ. Так, часто невозможно установить истинную причину лесного пожара; оползни и наводнения могут быть следствием технических аварий, а разрушения зданий - результатом тектонических сдвигов. Разумеется, все региональные и локальные экологические поражения вносят существенный вклад в глобальное нарушение биосферы, в деградацию природной среды на планете.

Зоны экологического поражения. Закон Российской Федерации «Об охране окружающей природной среды» устанавливает:


«участки территории РФ, где в результате хозяйственной или иной деятельности происходят устойчивые отрицательные изменения в окружающей природной среде, угрожающие здоровью населения, состоянию естественных экологических систем, генетических фондов растений и животных», объявляются «зонами чрезвычайной экологической ситуации» (ЗЧЭС);


«участки территории РФ, где .в результате хозяйственной или иной деятельности произошли глубокие необратимые изменения окружающей природной среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушение природного равновесия, разрушение естественных экологических систем, деградацию флоры и фауны», объявляются «зонами экологического бедствия» (ЗЭБ). Придание определенным территориям статуса ЗЧЭС и ЗЭБ влечет за собой меры социально-экономической реабилитации, требующие больших финансовых затрат. Необходима разработка вполне определенных количественных критериев объективного выделения и определения границ ЗЧЭС и ЗЭБ, а также норм экологической безопасности.


Тяжелая экологическая ситуация во многих регионах России вызвала необходимость районирования территории страны по признакам экологической напряженности. К началу 1997 г. в РФ зарегистрировано более 400 территорий и пунктов, отвечающих признакам ЗЧЭС и ЗЭБ. Их общая площадь составляет около 2 млн км2 (т.е. около 12% территории РФ), а население - не менее 35 млн человек.

Твхногвнныв аварии и катастрофы. Наибольшую экологическую опасность представляют техногенные катастрофы, которые сопровождаются выбросом вредных химических и радиоактивных материалов в окружающую среду. В приложении П5 приведены примеры крупномасштабных техногенных катастроф XX века. Это только часть значительных промышленных аварий; информация о многих из них, особенно произошедших в СССР до 1986 года, отсутствует.

Крупнейшая радиационная катастрофа в Чернобыле еще долго будет напоминать миру о ядерной угрозе, заставляя искать альтернативы энерговооружения прогресса. Кроме приведенных в таблице радиационных аварий в СССР и США известны еще несколько, менее значительных - в Виндокейле (Великобритания, 1957), Авдахо-Фолс (США, 1961), Шевченко (СССР, 1974), Ок Ридж (США, 1979), Селафилд (Великобритания, 1983), Сосновый Бор (Россия, 1992).

Самая крупная химическая авария произошла в 1984 г. в индийском городе Бхопале. Взрыв на предприятии американской компании «Юнион карбайд» привел к выбросу в атмосферу нескольких десятков тонн метилизоционата - сильного яда многостороннего действия. В первые же часы после взрыва большое количество людей, оказавшихся в зоне поражения погибло, тысячи людей ослепли. Всего катастрофа в Бхопале унесла более 2 тыс. человеческих жизней, пострадало не менее четверти населения 750-тысячного города.

Несмотря на различия, у всех представленных случаев есть общий признак: они были неконтролируемыми событиями, ставшими причинами смерти и травм большого числа людей, привели к большим экономическим потерям и существенному загрязнению окружающей среды. При оценке масштабов техногенных аварий и катастроф за основу могут приниматься различные показатели: количество погибших; общее число пострадавших; характер ущерба окружающей среде; финансовые потери и др. Если, например, за доминирующий критерий принять число погибших и травмированных, то по тяжести последствий во главе будет стоять катастрофа в Бхопале. Если же в качестве главных критериев принять финансовый ущерб, социальные, морально-психологические факторы и вред, нанесенный окружающей среде, современному и будущим поколениям людей, то список тяжелейших катастроф возглавит авария на ЧАЭС.

Весьма ощутимый ущерб природной среде могут наносить политические и социальные чрезвычайные ситуации - вооруженные конфликты с применением средств массового поражения, экстремистская политическая борьба, терроризм и др. Примером может служить загрязнение вод Персидского залива, вызванное утечкой нефти из скважин, поврежденных в ходе ирано-иракского конфликта. Большой экологический ущерб нанесли массированные воздушные бомбардировки силами НАТО территории Югославии. Пожары на нефтеперерабатывающих заводах в Грозном, многочисленные разрушения промышленных объектов, транспортных магистралей и систем жизнеобеспечения во время вооруженного конфликта в Чечне наряду с огромными социально-экономическими потерями резко обострили экологическую обстановку в этом регионе России.

Особенно сильные «милитаригенные» экологические поражения имели место во время военных действий в Индокитае. Над лесами и полями Вьетнама было распылено более 22 млн л токсичных дефолиантов, содержащих диоксин. В результате погибли десятки тысяч мирных жителей, а влажные субтропические и тропические леса на тысячах квадратных километров были погублены. Любая война - не только антигуманна, но и антиэкологична, так как экологически чистого оружия не бывает и в принципе не может быть. Что касается последствий крупномасштабной ядерной войны, то они давно известны: глобальное разрушение окружающей среды и вполне вероятная гибель человеческой цивилизации.

Несмотря на существенное снижение объема производства в последние годы число крупных промышленных аварий в России растет (табл. 7.1). В эту статистику не входят многочисленные локальные чрезвычайные происшествия - дорожно-транспортные, производственные травмы, несчастные случаи в быту. Наибольшее число ЧС техногенного характера приходится на пожары, взрывы и транспортные аварии. Те из них, которые сопровождаются выбросами загрязнителей в окружающую среду, представляют значительную экологическую угрозу.

По данным Федерального аналитического центра Минприроды РФ, техногенные аварии и катастрофы с экологическими последствиями составляют 15-20% от общего числа ЧС. В основном это аварии на магистральных трубопроводах и железнодорожном транспорте, химические аварии с выбросом токсичных веществ, взрывы метана на угольных шахтах. По территории РФ проложено более 200 тыс. км магистральных продуктопроводов, 359 тыс. промысловых трубопроводов, 800 компрессорных и нефтеперекачивающих станций. Значительная часть трубопроводов физически устарела. В 1991-1995 гг. на промысловых нефтепроводах регистрировалось в среднем за год 20 тыс. аварий различных категорий, что приводило к загрязнению почв, естественных водоемов и потерям около 1 млн т нефти. Из крупных аварий этого рода можно выделить порывы нефтепроводов в Башкортостане, Республике Коми, Самарской и Саратовской областях. Значительный ущерб окружающей среде наносят открытые фонтаны с выбросом нефти и газа и многочисленные факелы попутного газа.

Большую экологическую опасность представляют химические аварии. Их потенциал очень высок. В крупных промышленных центрах РФ (Вознесенск, Дзержинск, Уфа, Кемерово, Ангарск и др.) высокотоксичные продукты скапливаются на производственных площадках в количествах, составляющих миллиарды смертельных для человека доз.

В целом промышленные аварии и катастрофы являются весьма существенным негативным фактором для состояния окружающей природной среды и здоровья населения. Происходящие в результате катастроф нарушения естественных экосистем и гибель многих компонентов биоты могут носить необратимый характер. По аналитическому прогнозу МЧС, возможен дальнейший рост негативного влияния техногенных катастроф на природу и население страны. Это потребует увеличения ежегодных затрат на ликвидацию их последствий с 1-2% ВНП до 4-5%, что превышает расходы на здравоохранение и охрану окружающей среды.


Таблица 7.1


* По данным источников: «Катастрофы и государство», 1997 г.; Государственные доклады о состоянии защиты населения и территорий РФ от ЧС, 1996-1997 гг.

** В текущих ценах


Экологические поражения, вызванные хозяйственной деятельностью, совсем не обязательно связаны с авариями и катастрофами. Они могут быть результатом неполного или ошибочного учета экологических слагаемых любой территориальной деятельности. Такие просчеты встречаются очень часто. Главные из них:


значительное превышение предельно допустимой техногенной нагрузки на территорию;


неправильное размещение хозяйственных объектов, при котором экономическая эффективность рассчитывается без учета экологических параметров территории;


ошибочная оценка экологических последствий антропогенного преобразования природных ландшафтов.


Эти обстоятельства тесно взаимосвязаны. Они становятся источником возникновения кризисных зон, где происходит хроническое нарушение качества окружающей среды и возрастает вероятность экологического поражения. Такие зоны могут охватывать большие территории в десятки тысяч квадратных километров или ограничиваться дефектами в функционально-планировочной и отраслевой структуре какого-нибудь промышленного центра.

Примерами масштабных экологических поражений, связанных с неправильной хозяйственной деятельностью, могут быть глубокие нарушения эколого-экономических и социально-экологических условий на территориях и акваториях крупных бассейнов.

Азовское море еще 50 лет назад было одним из самых богатых в мире по рыбопродуктивности: с 1 км2 акватории вылавливали в год до 10 т рыбы, причем больше половины - ценных и деликатесных видов. Этому способствовали своеобразные гидрологические и гидробиологические особенности моря - мелководность и хорошая прогреваемость, значительная замкнутость, большой приток материковых вод со стоком Дона и Кубани, создававший низкую соленость и высокую обеспеченность биогенами. Но в 1952 г. Дон был перекрыт Цимлянской плотиной, а спустя 20 лет у Краснодара была зарегулирована Кубань. В низовьях обеих рек возникли мощные системы орошения с интенсивной агротехникой, на Кубани - рисосеяние. Быстро нарастало применение пестицидов. Росла и промышленность Приазовья. В результате оказался сильно нарушенным естественный режим Азовского моря: на 40% уменьшился материковый сток, в полтора раза возросла соленость, загрязнение бассейна сточными водами дренажных систем и промышленности многократно превысило допустимые рыбохозяйственные нормы, резко сократилась площадь нерестилищ, большое количество молоди рыбы стало гибнуть на водозаборах. Все это привело к деградации экосистемы и резкому снижению продуктивности Азовского моря. Его общая биопродуктивность уменьшилась в 3 раза, уловы сократились в 5-6 раз, а добыча наиболее ценных рыб пресноводного комплекса - в 20-30 раз. Некоторые рыбы из моря вообще исчезли. А Цимлянское водохранилище, уже лишившееся ценной рыбы, быстро заиливается и размывает берега, «съедая» не только тысячи гектар чернозема, но и населенные пункты. Азовское море и Приазовье стали крупным регионом, где пренебрежение состоянием экологических систем привело к большим экономическим потерям, почти полностью поглощающим продукцию агропромышленного комплекса региона.

Арал и Приаралье имеют еще более трагичную судьбу. Здесь постепенно назрела экологическая катастрофа, ставшая одним из крупнейших социально-экономических поражений СССР. Уже в начале 60-х годов был достигнут предел гидрологического равновесия бассейна. В это время озеро-море имело площадь 61 тыс. км2, объем 1000 км3, глубину до 65 метров. Сыр-Дарья и Амударья приносили в Арал около 30 км3 воды в год. Оросительные системы в бассейнах этих рек на площади 5 млн га потребляли 50-60 км3 воды. Море давало около 35 тыс. т рыбы в год. В Приаралье еще сохранялись своеобразные и богатые видами экосистемы. В течение последующих 25 лет в погоне за мнимой «хлопковой независимостью» в республиках Средней Азии и на юге Казахстана насаждалась монокультура хлопка и происходило безоглядное расширение масштабов ирригации. Вступали в строй новые водохранилища, магистральные каналы и оросительные системы. Орошаемые площади увеличились до 7,2 млн га, а суммарный водозабор на орошение возрос вдвое и достиг 118 км3 в год. Это привело к резкому сокращению речного стока (до 4-5% от естественного!), и Арал стал быстро высыхать. Одновременно из-за избыточного обводнения и плохого дренажа происходило подтопление и засоление больших площадей, потеря огромных земельных массивов. Их деградация усугублялась растущим применением пестицидов.

К концу 80-х годов Арал потерял 2/3 объема и 50% площади поверхности, уровень упал на 14 метров, вода отступила от прежних берегов на десятки километров. Высохшее дно Аральского моря получило название новой пустыни - Аралкум. Около 30 тыс. км2 покрыты солончаками и смесью соли и высохшего ила. Эта соленая пыль с примесью пестицидов рассеивается ветрами и становится одним из загрязнителей атмосферы. Приморские в прошлом портовые города и поселки - Аральск, Муйнак, Казалинск, Усчай - оказались в пустыне; люди их покинули. Произошло сильное фаунистическое обеднение Приаралья: из 178 видов позвоночных животных осталось только 38.

Но самая большая беда - это экологический геноцид в Приаралье, особенно в Каракалпакии. Скудость местных продовольственных ресурсов, плохое снабжение и медобслуживание в сочетании с дефицитом и сильным загрязнением пресной воды привели к чрезвычайно высокой заболеваемости населения, к огромной детской смертности. Продолжительность жизни в большинстве районов Приаралья сократилась до 55 лет, заболеваемость энтеритами, брюшным тифом и гепатитом достигла самого высокого в мире уровня. 75% новорожденных появлялось на свет больными и ослабленными, с различными дегенеративными поражениями.

Примерами грубых ошибок в прогнозировании хозяйственных тенденций, сопряженных с природными процессами, могут служить история залива Кара-Богаз-Гол и так называемые «проекты поворота рек». В конце 70-х годов в связи с якобы существовавшей тенденцией падения уровня

Каспия и возросшей потребностью южных районов страны в пресной воде Минводхоз СССР разработал ряд грандиозных гидротехнических проектов. Они предусматривали, во-первых, перекрытие поступления каспийской воды в ее мощный испаритель - залив Кара-Богаз-Гол; во-вторых, строительство каналов Волга-Дон-2 и Волга-Чограй для пополнения оросительных систем юга России; в-третьих, переброску части стока северных рек в Волжский бассейн для восполнения повышенного расхода волжской воды. Проекты начали осуществлять без всесторонней экологической экспертизы. В 1980 г. сплошной перемычкой отгородили Кара-Богаз-Гол. За 3 года залив высох, и сразу же стал очевидным колоссальный ущерб, нанесенный богатейшему в мире месторождению мирабилита и других морских солей. Уже в 1984 г. вынуждены были частично восстановить приток каспийской воды, но для полного восстановления режима залива и месторождений теперь понадобятся десятки лет.

В 1986 г. под нажимом ученых, писателей и широких общественных кругов были прекращены работы по экологически опасным проектам переброски части стока северных рек в Волгу, а вслед за этим - и начавшееся строительство канала Волга-Чограй. Были отвергнуты и другие гидротехнические проекты, не имевшие экологического обоснования. А уровень Каспия еще с 1978 г. начал быстро повышаться, но совсем не из-за антропогенных нарушений гидрологического режима бассейна, а в силу естественных причин. Этот подъем также грозит серьезной экологической катастрофой, поскольку происходит затопление и подтопление прибрежных населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий, нерестилищ рыбы и зоны Астраханского биосферного заповедника в дельте Волги.

За многие годы было допущено немало экологически опасных просчетов в размещении хозяйственных объектов, производственных комплексов, целых промышленных центров. Так, давно уже стало очевидным, что строительство целлюлозного комбината на берегу Байкала и развитие промышленной инфраструктуры в этой зоне было грубой ошибкой. По мере развития производительных сил здесь постоянно усиливалось техногенное воздействие на акваторию и окружающую природную среду. Хотя в целом экологическая обстановка в Байкальском регионе не может быть названа чрезвычайной или бедственной, высочайшая ценность озера, имеющего планетарное значение, заставляет квалифицировать эту обстановку как критическую. Ситуация вокруг Байкала примечательна огромным числом авторитетных государственных постановлений, программ, научных проектов и крайне малой их практической реализацией.

Характерно мнение ученых по поводу неверных решений, связанных с выбором территорий для нового строительства: «Например, город Тольятти с его замечательным заводом мог быть не менее прекрасным, если бы был построен не на черноземах Поволжья, а на светло-каштановых почвах Заволжья» (Виноградов, 1987). Как раз в этом, относительно новом промышленном центре, где кроме ВАЗа сосредоточены гораздо более «грязные» предприятия тяжелого машиностроения, химии и нефтехимии, сформирована далеко не идеальная, экологически не выверенная отраслевая и функционально-планировочная структура, из-за которой большая часть города испытывает промышленные загрязнения сверх санитарных норм (Моисеенкова, 1989). В результате Тольятти вошел в список наиболее загрязненных городов России.

Источник: http://rudocs.exdat.com
  
#28 | Анатолий »» | 22.08.2013 15:51
  
0
7.2. Загрязнение среды и здоровье людей

Связь общих показателей состояния здоровья с загрязненностью окружающей среды. К общим показателям состояния здоровья населения относят общую и детскую заболеваемость, общую и детскую смертность, первичную инвалидность от всех причин, объем трудопотерь по временной нетрудоспособности. В общей заболеваемости могут быть выделены крупные группы нозологии, например, инфекционно-паразитарные болезни, заболевания сердечно-сосудистой системы, злокачественные новообразования, репродуктивные нарушения и т.п. При изучении динамики этих показателей их обычно стандартизуют в соответствии с половозрастным составом населения.

На величину заболеваемости влияет множество социально-экономических, гигиенических и экологических факторов. Они в свою очередь зависят от совокупности природных условий и социально-экономического статуса той или иной территории. Из множества действующих факторов очень нелегко количественно выделить влияние техногенного загрязнения. Большинство значений имеет характер экспертных оценок. По данным экспертов ВОЗ, здоровье населения, или популяционное здоровье, в среднем на 50-52% зависит от экономической обеспеченности и образа жизни людей, на 20-25% - от наследственных факторов, на 7-12% - от уровня медицинского обслуживания и на 18-20% - от состояния окружающей среды. Существуют и другие оценки, в которых влиянию качества среды отводится уже 40-50% причин заболеваний.

Наиболее надежные количественные оценки влияния качества среды на здоровье населения получены при сравнении заболеваемости жителей разных районов одного города, различающихся по уровню техногенного загрязнения. Так, общая заболеваемость детей и взрослых в Кировском районе Санкт-Петербурга (данные 1989 г.) в 2,3 раза больше, чем в Приморском районе, где масса выбросов промышленности и транспорта в 9 раз меньше, чем в Кировском районе. В Центральном районе г. Тольятти, прилегающем к промзоне крупных химических заводов, болезни легких, кожи и онкологические заболевания регистрируются на 55-125% чаще, чем в более чистом Автозаводском районе. В сильно загрязненном заводском районе г. Кемерово заболеваемость хроническими бронхитами в 2,7 раза, а рождение недоношенных детей в 2,1 раза больше, чем в менее загрязненном районе на другом берегу р. Томь. Онкологическая заболеваемость мужчин в наиболее загрязненном районе Магнитогорска в 1,5-2,3 раза больше, чем в менее загрязненном районе.

Сравнение разных городов и регионов в этом отношении дает менее определенные результаты, так как влияние загрязнения маскируется другими различиями условий жизни. Но и в этом случае различия выявляются достаточно отчетливо. В 66 городах России, где постоянно регистрировались значительные, в 10 и более раз, превышения ПДК вредных веществ в воздухе, уровень общей заболеваемости среди 40 миллионов их жителей был выше среднего по городам страны в 1,6-2 раза. При общем уровне онкологической заболеваемости в России в 1989 г. - 196 случаев на 100 тысяч - заболеваемость раком всего городского населения составляла 268, а в экологически неблагополучных городах намного больше: в Нижнем Новгороде - 405, Архангельске - 414, Новочеркасске - 463, Норильске - 485, Екатеринбурге - 502, Кургане - 612. Заболеваемость раком легких в промышленных центрах с наличием предприятий черной и цветной металлургии на 75% больше, чем в среднем по городам страны.

Жизнь четверти городского населения России протекает в экологически неблагополучной обстановке, связанной с загрязнением воздушного бассейна городов, а 3% городских жителей живут в условиях чрезвычайно опасного уровня загрязнения. Постоянное трехчетырехкратное превышение предела опасности, обусловленного ПДК важнейших поллютантов, приводит к переходу от эпизодической экопатологии к хронизации многих экогенных заболеваний и к проявлениям так называемых «эндоэкологических эпидемий», когда длительной экопатологией охватываются значительные контингенты людей.

Специфические техногенные экопатологии. В отличие от острых отравлений, техногенные патологии развиваются в результате хронического воздействия малых, субкритических и обычно неощутимых доз техногенных загрязнителей. В той части биоты биосферы, которая преобразована человеком, микроорганизмы, растения, животные и люди в той или иной степени отравлены промышленными ядами. Установлено, например, что скелет современного американца содержит свинца в 1000 раз больше, чем кости аборигенов Мексики в середине первого тысячелетия. В молоке женщин многих стран обнаружены следы ДДТ. Волосы, ногти и молочные зубы детей в промышленных районах Земли содержат свинец, кадмий, а иногда и следы стронция-90. В большинстве случаев это так называемое «досимптомное» отравление. Сегодня еще не ясно, существует ли и насколько велик его вклад во многие дефекты здоровья современных человеческих популяций. Однако все чаще возникают ситуации, когда обнаруживаются более или менее ясные симптомы специфических патологий, обусловленных

хроническим действием малых концентраций техногенных поллютантов. Это действие тесно связано с переносом вредных веществ из внешней среды во внутреннюю среду организма с последующей более или менее длительной задержкой части этих веществ и их постепенным накоплением. Такая биоаккумуляция какого-нибудь агента оценивается коэффициентом накопления
т.е. отношением стабилизированной концентрации вещества в организме к концентрации его в окружающей среде

Наиболее серьезную потенциальную биологическую и экологическую | опасность представляют тяжелые металлы, нитраты и нитриты, органические ксенобиотики, различные аллергены.

Тяжелые металлы (ТМ) - это в основном политропные яды, которые с относительно небольшой избирательностью накапливаются в разных органах и тканях и дают широкий спектр патологических симптомов. Их варианты обусловлены сочетаниями с действием других патогенных агентов. Особенно опасно попадание ТМ в организм на ранних стадиях онтогенеза.

Свинец при определенном уровне накопления способен поражать систему j кроветворения, нервную систему, печень, почки. Хронические отравления | свинцом известны с глубокой древности в форме «сатурнизма» - слабости, | малокровия, кишечных колик, нервных расстройств. Широкое распространение свинца в современной техносфере (промышленные эмиссии, выхлопы автомобилей, краски, изделия и т.п.) и невозможность вторичного использования его значительной части создает многочисленные свинцовые аномалии в селитебной среде. Поступая в организм с водой, вдыхаемым воздухом или пищей, свинец образует соединения с органическими веществами.

Многие из этих соединений нейротропны и способны вызывать поражения нервной системы и головного мозга. Особенно опасны скрытые хронические отравления свинцом у детей, проявляющиеся в виде неврологических расстройств, нарушений психомоторики, внимания и т.п.

Ртуть из почвенных и водных аномалий проходит по трофическим цепям и попадает в организм человека с пищей или другим путем. При массированных разливах металлической ртути наиболее опасно вдыхание ее паров. Она сильнее всего накапливается в печени и почках, приводя к нарушениям обмена веществ и выделительной функции. Ртуть в результате деятельности микроорганизмов легко метилируется и связывается с сульфгидрильными группами белков. Эти соединения также нейротропны. Найдено, что повышенное содержание метилртути в теле беременных женщин приводит к явлениям церебрального паралича и задержке психомоторной активности у родившихся детей.

В середине 50-х годов у жителей рыбачьих поселков на берегу бухты Минамата в Японии возникло заболевание, выражавшееся в нарушениях органов чувств и поведения («болезнь Минамата»). Более 60 человек умерли. Из деревень исчезли кошки. Позднее было установлено, что первичной причиной болезни была метилртуть, попадавшая в морскую воду со стоками химической фабрики. Соединение накапливалось в морских организмах и рыбе, потребляемых жителями. Лишь в 1997 г. был снят карантин с бухты Минамата.

Кадмий по механизму внедрения в организм сходен с ртутью, но задерживается в органах намного дольше. Он вытесняет кальций и замещает цинк в составе биомолекул. Накапливаясь в печени и почках, кадмий вызывает почечную недостаточность и другие нарушения. В 40-60-х гг. сильное техногенное загрязнение кадмием воды и почвы рисовых полей в одном из районов Японии вызвало массовое заболевание местных жителей, выражавшееся в сочетании острого нефрита с размягчением и деформациями костей (болезнь «итай-итай»). У детей хроническое отравление кадмием вызывает нейропатии и энцефалопатии, сопровождающиеся, в частности, нарушениями речи.

Мышьяк является сильным ингибитором ряда ферментов в организме и способен вызывать острые отравления. Совокупность симптомов, обусловленных постепенным отравлением людей соединениями мышьяка в коксохимическом производстве Италии, получила в 60-х годах название болезни «чизолла». Хроническое действие малых доз соединений мышьяка способствует возникновению рака легких и кожи, так как мышьяк сильно повышает чувствительность слизистых к другим канцерогенам, а кожных покровов - к ультрафиолетовым лучам. Тератогенные эффекты мышьяка вызывают нарушения репродуктивной функции организма и проявляются в расщеплении нёба («волчья пасть»), микроофтальмии, недоразвитии мочеполовой системы.

Таллий, как и мышьяк, поражает периферическую нервную систему, что проявляется в нарушениях нервной трофики, мышечной слабости и изменении кожной чувствительности. Симптомы хронического отравления таллием выражаются в повышенной нервозности, нарушениях сна, быстрой утомляемости, суставных болях, выпадении волос.

Сходные патологические проявления наблюдаются при хроническом отравлении и другими тяжелыми металлами. Все они при определенном уровне накопления в организме обладают мутагенным (связанным с нарушением генетического кода) и эмбриотоксическим действием, а некоторые соединения свинца, кадмия, мышьяка и хрома - канцерогенным эффектом.

Асбест, широко применяемый в строительстве и технических изделиях, также вошел в число опасных канцерогенов, хотя связанные с его присутствием в воздухе заболевания раком легких регистрируются в основном в сфере профзаболеваний.

Нитраты, и нитриты, поступающие в организм в избыточных количествах с водой или пищей, могут быть источником серьезных поражений. Часть нитратов также преобразуются в нитриты. Повышенная концентрация сильного окислителя нитрит-иона вызывает метгемоглобинемию, сопровождающуюся нарушением кислородо-транспортной функции крови и особенно опасную в детском возрасте. Кроме этого соединение нитритов с некоторыми лекарственными аминами и производными мочевины может приводить к образованию М-нитрозаминов - сильных канцерогенов и мутагенов.

Техногенные органические ксенобиотики. В эту очень большую группу различных опасных веществ входят агенты, которые при локальном влиянии относительно высоких концентраций, связанном с авариями или военными действиями, могут вызывать острые отравления и гибель людей (диоксины, полихлорбифенилы, некоторые фосфороорганические соединения). Рассеянное присутствие их в среде в микроколичествах вызывает при хроническом действии целый спектр экопатологий. Кроме указанных супертоксинов в эту группу входят пестициды, полициклические и полихлорированные ароматические углеводороды, некоторые мономеры пластмасс, полимерные материалы и другие синтетические органические вещества.

Большинство из них - это стабильные и высококумулятивные агенты. Обладая сродством к органическим компонентам живых организмов, они легко передаются по трофическим цепям со значительными коэффициентами накопления. Поскольку многие из них гвдрофобны (плохо растворяются в воде), они накапливаются преимущественно в жировой ткани и фосфолипидах клеток, присоединяют активные радикалы, некоторые способны вторгаться в структуру ДНК. Этим обусловлены их кацерогенные, мутагенные и эмбриотоксические эффекты.

Пестициды настолько широко распространились в биосфере, что их следы постоянно присутствуют в среде и пище людей, но, как правило, не оказывают видимого негативного действия. Однако в районах особенно широкого применения пестицидов (зоны массированной обработки агроценозов, в частности, районы хлопкосеяния в Латинской Америке, Индии, Средней Азии) в 60-70-х гг. наблюдались эпидемические проявления. Гербициды и инсектициды, в структуру которых входят эпоксидные, фосфатные и диазорадикалы, вызывали многочисленные случаи эмбриотоксического действия - гибель эмбрионов на ранних стадиях, выкидыши, преждевременные роды, высокую смертность новорожденных и детей до 1 года, уродства.

^ Полициклические (конденсированные) ароматические углеводороды (ПАУ) - группа веществ, среди которых как раз есть сильные канцерогены прямого действия. В первую очередь это очень широко распространенный бензопирен, а также ряд дибензпиренов и другие вещества, являющиеся побочными продуктами нефтехимии, производства синтетического каучука. Во многих исследованиях показана высокая корреляция между присутствием в среде бензопирена и ряда сходных соединений с заболеваемостью различными формами рака, в особенности рака легких.

^ Полихлорированные ароматические углеводороды - полихлорбенифины (ПХБ), хлорированные бензофураны и др., попадавшие в следовых количествах в пищевое рисовое масло в Японии в 1968 г. и на Тайване в 1979 г. вызывали эндоэкологические эпидемии, сопровождавшиеся поражениями печени и почек (болезнь Юшо) и ростом злокачественных новообразований во внутренних органах.

Аллергены. Выбросы в атмосферу многих техногенных загрязнителей, в том числе и некоторых из перечисленных выше, а также микроэмиссии ряда полимерных и других материалов в быту могут вызывать массовые аллергические заболевания, часто переходящие в хронические формы астмы, бронхитов, ринитов, дерматитов. В этом отношении особенно опасны выбросы предприятий микробиологической промышленности, содержащие белки, глюкопротеиды и другие высокомолекулярные органические соединения. Некоторые такие выбросы, даже если они не превышают допустимых норм, при длительном действии могут приводить к обострению патологий другого происхождения. Так, слабые загрязнения воздуха аммиаком и ароматическими углеводородами усиливают полинозы и микозы - аллергические заболевания, вызываемые пыльцой растений или микроскопическими грибками.

Радиационные поражения вызываются внешним ионизирующим облучением и попаданием источников радиации внутрь организма. В зависимости от величины и состава поглощенной дозы облучения различают степени радиационного поражения, тяжести лучевой болезни и отдаленных последствий облучения. При больших дозах кратковременного

облучения порядка 600-800 Р и выше наблюдается крайне тяжелая форма острого лучевого поражения, приводящая, как правило, к летальному исходу (Хиросима и Нагасаки; случаи при испытании ядерного оружия с участием людей, находившихся в зоне поражения; группа персонала и пожарников в первые часы аварии на ЧАЭС).

Тяжелые формы лучевой болезни при сублетальных дозах у человека и животных имеют следующие проявления: поражается кроветворная система костного мозга, в крови быстро снижается число нейтрофильных лейкоцитов и тромбоцитов; развивается геморрагический синдром, обусловленный ломкостью, увеличением проницаемости капилляров и пониженной свертываемостью крови; нарушение процессов всасывания и кровоизлияния слизистой резко ухудшают работу кишечника; развивается! радиационная геморрагическая пневмония, расстраивается дыхание и работа сердца; при попадании в организм радиоактивного йода нарушается работа щитовидной железы, особенно у детей. Чрезвычайно опасно респираторное или пероральное попадание в организм «горячих частиц», являющихся источником -излучения.

^ Пострадиационные эффекты включают различные некротические явления, нарушения иммунитета, гормональных и репродуктивных функций. Возникают эндогенные радиотоксины, вызывающие развитие аллергических реакций. Все эти симптомы в той или иной степени сопровождают и более легкие формы радиационного поражения, включая хронические. Их последствия часто выступают как медленно текущие вторичные патологии, связанные с развитием лейкозов, злокачественных опухолей, бесплодия, нервными и психическими расстройствами и повышенной смертностью от совокупности этих нарушений. Как раз все эти проявления характерны для тысяч «ликвидаторов» - людей, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Наследование генетических изменений, вызванных радиационными поражениями людей, потребовало пересмотра представлений о порогах и предельно допустимых дозах облучения. В соответствии с рекомендациями Международной комиссии по радиационной защите принята линейная беспороговая зависимость между дозой и вероятностью возникновения пострадиационных генетических и онкогенных эффектов. В этой связи следует упомянуть высказывание А.Д.Сахарова (1990): «Непороговые биологические эффекты ставят нас перед нетривиальной моральной проблемой... Все произошедшие за последние десятилетия испытательные взрывы дают малую относительную добавку к смертности и болезням от других причин. Но так как людей на Земле очень много, а через некоторое время, в течение периода распада радиоактивных веществ, их станет еще больше, то абсолютные цифры ожидаемого числа поражений и гибели крайне велики, чудовищны...»

Поражения, обусловленные физическим загрязнением. Действие вибрации на организм человека зависит от ее физических параметров, дозы, места приложения, а также от биомеханических свойств человеческого тела как колебательной системы. Особенно опасны вибрации, резонансные с отдельными частями или органами тела. Они оказывают неблагоприятное действие на нервную и сердечнососудистую системы, нарушают обмен веществ, вызывают изменения в вестибулярном аппарате. Длительное влияние интенсивных вибраций в сочетании с сопутствующими неблагоприятными факторами (охлаждение, шум, большие мышечные нагрузки и нервно-эмоциональное напряжение) может приводить к стойким патологическим нарушениям в организме человека и развитию опасного, трудно излечимого заболевания - виброболезни.

Воздействие шума носит комплексный характер. Шум угнетает центральную нервную систему, повышает утомляемость и снижает умственную активность, приводит к психологическим стрессам, неврозам, возникновению гипертонии, ослаблению иммунитета, ухудшению зрения. Обследование детей младшего школьного возраста, проведенное в районах аэропортов, выявило ухудшение умственной работоспособности на 10-46%, увеличение заболеваемости органов дыхания на 6-13%, нервной системы - на 26-27%.

^ Инфразвуковые колебания также оказывают неблагоприятное действие. При частотах порядка 6-10 Гц и при уровнях звукового давления от 110 до 150 дБ наблюдаются как неприметные субъективные ощущения, так и реактивные изменения в центральной нервной, сердечно-сосудистой и дыхательной системах. Известно влияние инфразвука на вестибулярный анализатор и снижение слуховой чувствительности. Кроме того, возникает утомление, снижаются внимание и работоспособность, отмечаются жалобы на сонливость, головные боли и головокружение; может появиться чувство растерянности и страха.

Все большие контингенты населения охватываются неблагоприятными воздействиями электромагнитных полей. Особенно сильные изменения в электромагнитной среде человека, получившие название микроволнового смога, связаны с мощными источниками радиоизлучений сверхвысокочастотного диапазона - радиолокационными и радиорелейными станциями. Кратковременное воздействие на живые организмы ЭМП радиочастотного диапазона связано в основном с их тепловым и аритмическим эффектом. Тепловой эффект возникает вследствие поглощения энергии ЭМП. В случае превышения теплового порога (при ППЭ > 10 мВт/см2) организм не справляется с отводом избыточной теплоты, и температура тела повышается. Хроническое действие ЭМП небольшой интенсивности (ППЭ
  
#29 | Анатолий »» | 23.08.2013 23:50
  
0
7.3. Экологическая безопасность

Рассмотренные выше примеры антропогенных воздействий и экологических поражений - от локальных техногенных катастроф до глобального экологического кризиса - свидетельствует о том, что современное состояние системы экосферы представляет собой значительную опасность для всего человечества, биосферы и техносферы Земли. За короткий исторический срок хозяйственная деятельность человека дестабилизировала всю систему, вызвав глобальный экологический кризис. В силу существующих в системе внутренних связей эта дестабилизация ударяет по самому человеку (эффект бумеранга). Наступил момент, когда на человека воздействует измененная им природа. Эта опасность тем реальнее, чем выше численность и технико-экономический потенциал человечества. Это - «экологическая опасность» (Реймерс, 1992). Для того, чтобы противостоять экологической опасности, необходимо развивать новые формы взаимодействия общества и природы. Возникает комплексная эколого-экономическая, научно-техническая и правовая проблема - обеспечение экологической безопасности.

Существует «Концепция экологической безопасности РФ», утвержденная -Минприроды России в 1994 г. Однако теоретические основы экобезопасности находятся пока в стадии разработки. Само понятие «экологическая безопасность» трактуется различным образом. Основываясь на общем определении понятия «безопасность», установленном Законом РФ «О безопасности» (1992 г.), предлагается следующее определение: «экологическая безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства в процессе взаимодействия общества и природы от реальных или потенциальных угроз, создаваемых антропогенным или естественным воздействием на окружающую среду». Оно может быть сведено к краткой формуле: «состояние защищенности от опасности». Но так же, как защита не исчерпывает защищенности, так и состояние защищенности не исчерпывает безопасность.

Безопасность сложной системы определяется не столько субъектами защиты или факторами внешней защищенности, сколько внутренними свойствами - устойчивостью, надежностью, способностью к авторегуляции. В наибольшей степени это относится именно к экологической безопасности. Человек, общество, государство не могут быть гарантами собственной экологической безопасности до тех пор, пока продолжают нарушать устойчивость и биотическую регуляцию окружающей природной среды.

Критерии экологическая безопасности. Научная литература, различные рекомендательные и нормативные документы содержат множество частных критериев экологической безопасности. При этом часто невозможно судить, по какому из этих критериев можно вынести окончательное суждение о безопасности того или иного объекта. Поэтому возникает необходимость разработки и использования небольшого числа основных или интегральных критериев безопасности и получения на их основе обобщенной оценки состояния объектов различного уровня - от экосферы в целом до индивидуума, отдельного человека.

Для экосферы и ее частей - биомов, регионов, ландшафтов, т.е. более или менее крупных территориальных природных комплексов, включая и административные образования, основным критерием экологической безопасности может служить уровень эколого-экономического, или природно-производственного паритета, т.е. степени соответствия общей техногенной нагрузки на территорию ее экологической техноемкости - предельной выносливости по отношению к повреждающим техногенным воздействиям. Для отдельных экологических систем главными критериями безопасности выступают целостность, сохранность их видового состава, биоразнообразия и структуры внутренних взаимосвязей. Наконец, для индивидуумов главным критерием безопасности является сохранение здоровья и нормальной жизнедеятельности.

Безопасность территориальных комплексов. Оценка безопасности территориального природно-социального комплекса (природно-технической геосистемы) основана на соизмерении природных и техногенных (производственных) потенциалов территории (Акимова, Хаскин, 1994). Введем основной критерий безопасности и связанные с ним понятия:

U  Tэ (7.1)

где U - природоемкость производственного комплекса территории, т.е. совокупность объемов хозяйственного изъятия и поражения местных возобновимых ресурсов, включая загрязнение среды и другие формы техногенного угнетения реципиентов, в том числе и ухудшение здоровья людей;

Тэ - экологическая техноемкость территории (ЭТТ) - обобщенная характеристика территории, отражающая самовосстановительный потенциал природной системы и количественно равная максимальной техногенной нагрузке, которую может выдержать и переносить в течение длительного времени совокупность всех реципиентов и экологических систем территории без нарушения их структурных и функциональных свойств.

Критерий U  Tэ отвечает экологическому императиву и означает, что совокупная техногенная нагрузка не должна превышать самовосстановительного потенциала природных систем территории. Критерий лежит в основе экологической регламентации хозяйственной деятельности. Величины U и Tэ зависят от многих факторов; их определение в конкретных? случаях представляет сравнительно легко решимую задачу для U и более сложную для Tэ. Обе величины могут быть выражены массой вещества, стандартизованной по опасности (токсичности), а также иметь энергетическое или денежное выражение. При общих модельных оценках предпочтителен энергетический подход, который позволяет соизмерять объемы технической и биологической энергетики в рассматриваемом природно-хозяйственном комплексе (Акимова, Хаскин, 1994).

Для отдельной территории ее экологическая техноемкость Tэ объективно равна предельно допустимой техногенной нагрузке (ПДТН). Если последняя берется как некий норматив, то может отличаться от ЭТТ, так как учитывает еще и социальную ценность объектов, испытывающих нагрузку. Поэтому в определении ПДТН возможен произвол, зависящий от представлений общества, экспертов или органа, утверждающего норматив, о требованиях к экологической обстановке. Диапазон представлений может быть очень широким, если сравнивать, например, позиции активистов «Гринпис» и технократов ВПК.

Экологическая техноемкость территории является только частью полной экологической емкости территории. Последняя определяется:

а) объемами основных природных резервуаров - воздушного бассейна, совокупности водоемов и водотоков, земельных площадей и запасов почв, биомассы флоры и фауны;

б) мощностью потоков биогеохимического круговорота, обновляющих содержимое этих резервуаров, - скоростью местного массо- и газообмена, пополнения объемов чистой воды, процессов почвообразования и продуктивностью биоты.

Если трем компонентам среды обитания - воздуху, воде и земле (включая биоту экосистем и совокупность реципиентов) приписать соответственно индексы 1, 2 и 3, то ЭТТ может быть приближенно вычислена по формуле:



где Tэ - оценка ЭТТ, выраженная в единицах массовой техногенной нагрузки (усл.т/год);

Еi - оценка экологической емкости i-ой среды (т/год);

Хi - коэффициент вариации для естественных колебаний содержания основной субстанции в среде;

i - коэффициент перевода массы в условные тонны (коэффициент относительной опасности примесей - усл.т/т). Экологическая емкость каждого из трех компонентов среды рассчитывается по формуле:

Е = VCF,

где V - экстенсивный параметр, определяемый размером территории, площадь или объем ( км2, км3);

С - содержание главных экологически значимых субстанций в данной среде (т/км2, т/км3); например СО2 в воздухе или плотность распределения биомассы на поверхности земли;

F -скорость кратного обновления объема или массы среды (год-1).

Безопасность экосистемы определяется близостью ее состояния к границам устойчивости. Ключевыми требованиями в этом смысле являются: сохранение размера и биомассы экосистемы, постоянство видового (популяционного) состава и численных соотношений между видами и функциональными группами организмов. От этого зависит стабильность трофических связей, внутренних взаимодействий между структурными компонентами экосистемы и ее продуктивность. Критерием безопасности (устойчивости) отдельной популяции в составе экосистемы может служить выражение sr  2г, где г - репродуктивный потенциал, a sr - дисперсия его отклонений от среднего уровня. При sr > 2r резко возрастает вероятность деградации и вымирания популяции.

Для большинства наземных естественных сообществ показатель разнообразия видового состава по Симпсону имеет значения ^ D = 0,7 - 0,9 и более. Низкое разнообразие на уровне D = 0,05 - 0,2 наблюдается в посевах монокультур или в сильно деградированных природных сообществах, когда остается практически один наиболее устойчивый доминантный вид. Средние значения показателя Симпсона (D = 0,2 - 0,7) свидетельствуют о неустойчивости сообщества. Изменение показателя биоразнообразия более чем на 5% уже свидетельствует о наличии чрезмерных внешних нагрузок на экосистему, а более чем на 50% - о чрезвычайно опасном уровне внешнего воздействия.

Экологическая безопасность человека. Для измерения степени экологической безопасности человека может быть использована функция здоровья Н, являющаяся векторной величиной вида:


где i(t) - возрастные коэффициенты заболеваемости и смертности;

Т - средняя продолжительность жизни;

^ T(t) - ожидаемая продолжительность жизни в возрасте t;

Fm{t) - коэффициент рождаемости в возрасте t (различаемый по полу т);

Пj(k) - частоты генетически обусловленных болезней (j - категория болезни) по поколениям k и другие показатели, характеризующие здоровье (Быков, Мурзин, 1997).

Техногенные воздействия на качество среды и состояние человека изменяют все эти величины и функцию здоровья в целом.

Степень ухудшения качества среды обитания, доходящая до критических значений, в основном оценивается по нормированной сумме кратностей превышения нормативных лимитов общей загрязненности воздуха (K1), воды (K2) и продуктов питания (K3) химическими веществами и радионуклидами:


где Kp - суммарная кратность превышения нормативно допустимой общей загрязненности среды обитания людей;

ai - весовые коэффициенты, определяющие сравнительное значение каждого из слагаемых в зависимости от природно-климатических и социально-экономических особенностей территории. Минимальное значение а, не может быть меньше 1.

Kp и Ki называют коэффициентами концентрации загрязнения (ККЗ). Практика показывает, что за исключением аварийных выбросов особо опасных веществ в атмосферу при неблагоприятных метеоусловиях, наибольший вклад в формирование отрицательных последствий загрязнения приходится на питьевую воду и продукты питания. В общем случае каждый из показателей Ki определяется как


где Tj - средний индекс вредности j-го компонента загрязнения в данной среде;

Т,= 1/Cj n ; Cj n - его ПДК в среде, нормированная относительно ПДК какого-нибудь распространенного загрязнителя;

Cj f - фактическая концентрация j-го компонента в данной среде;

 - коэффициент, зависящий от специфики распространения поллютантов в данной среде



Рис. 7.1. Зависимость превышения региональной фоновой заболеваемости населения от превышения нормативной загрязненности среды

Р - общая заболеваемость; Рф - фоновая заболеваемость, не содержащая элементов экопатологии; Кр - общая загрязненность среды - сумма кратностей превышения ПДК. Обозначены координаты (х, у) - точки достоверного расхождения графиков, при котором прирост заболеваемости за счет экопатологии становится статистически значимым


При К  1 загрязненность данной среды считается критической (превышение ПДК). В еще большей мере это относится к сумме превышений в разных средах – Кр, так как при Кр >1 резко возрастает риск экологического поражения. Риск, т.е. вероятность поражения, измеряется относительной частотой случаев поражения за определенное время.

Обработка большого массива данных медстатистики и экологического мониторинга для разных городов и районов России, включая зоны разной степени экологического поражения, позволила установить закономерность влияния загрязненности среды на общую заболеваемость (рис. 7.1). Кривая соответствует эмпирическому уравнению:


(7.6)


где Р/Рф - отношение между общей заболеваемостью и фоновой заболеваемостью при отсутствии экопатологии;

Рm - условная максимальная заболеваемость, соответствующая крайней экоэпидемиологической ситуации (100% заболеваемость из-за загрязнения среды);

К - общая загрязненность среды (Кр);

а, b - параметры логистической функции.

Критерием безопасности и нормирования загрязнения может служить то минимальное значение Кp, при котором прирост заболеваемости за счет экопатологии становится статистически значимым, т.е. расхождение графиков Р/Рф(Кр) и Рф(Кр) с их доверительными интервалами делается достоверным.

Кроме приведенных медико-биологических оценок безопасности и экологического риска существуют технические критерии безопасности, выработанные на основе статистики тяжелых техногенных аварий. Их количественное определение основано на методе двумерных диаграмм «частота - последствия» и на использовании пространственно-временной функции риска, которая характеризует поле риска вокруг технического источника.
  
#30 | Анатолий »» | 24.08.2013 20:16
  
0
7.4. Оценка экологического риска

Оценки риска. Судя по данным, приведенным выше в этой главе, вся наша планета стала зоной экологического риска. Но он не всегда и не для всех очевиден, так как маскируется многочисленными другими источниками риска для здоровья и жизни людей. Известно множество ситуаций различного уровня, когда стремление к удовлетворению какой либо общественной или индивидуальной потребности сильно влияет на приемлемость сопряженного с этим риска.

Оценка экологического риска - это научное исследование, в котором факты и научный прогноз используются для оценки потенциально вредного воздействия на окружающую среду различных загрязняющих веществ и других агентов. Экологический риск не единственный и во многих случаях не главный вид риска для жизни, здоровья и благосостояния людей, поэтому он должен быть соизмерен с другими видами социального риска. Существует большая информация об уровнях риска преждевременной смерти от различных причин, основанная на разных массивах статистических данных. В табл. 7.3 приведены некоторые из этих данных. Бесспорное лидерство здесь принадлежит смертности от болезней системы кровообращения. В последние годы на второе место переместилась смертность от несчастных случаев, отравлений и травм. Максимальное значение риска rр = 0,01 считается пределом для критических контингентов населения, включая младенческую и детскую смертность.

Уровни риска экопатологии, т.е. риска, связанного с нарушением здоровья из-за техногенных изменений качества среды, по-видимому, должны быть намного ниже. Однако единая точка зрения на значение этих пределов отсутствует, и они остаются предметом чрезвычайно ответственного выбора. Чаще всего за нормативный уровень принимается также 1% вероятность экопатологии: Rр  0,01, хотя есть основания для пересмотра этого норматива, так как он сильно отличается от реального уровня заболеваний, вызванных загрязнением окружающей среды. Следует понимать, что риск заболевания Rр и риск смерти от этого заболевания RL - совершенно разные показатели.

Статистическая информация об уровнях риска, обусловленных хроническим загрязнением окружающей среды, чрезвычайно разнородна и противоречива. В экологии и экопатологии применяются так называемые стресс-индексы для различных неблагоприятных воздействий факторов среды, которые по своему функциональному смыслу пропорциональны значениям экологического риска (табл. 7.4). Пестициды, тяжелые металлы и отходы АЭС занимают в этом списке первые места.

Обычно при оценке риска его характеризуют двумя величинами - вероятностью события W и последствиями X, которые в выражении математического ожидания выступают как сомножители:

R= WX.

По отношению к источникам оценка риска предусматривает разграничение нормального режима работы и аварийных ситуаций:

R = Rн + Rав = Wн*Xн + Wав + Хав. (7.7)

^ Объективные и субъективные оценки риска по отношению ко многим неблагоприятным воздействиям заметно расходятся. Так, если в ранжированном перечне объективных причин смерти в США (1986 г.) первые места занимали курение (RL = 6,2*10-4) и алкоголь (RL = 4,1*10-4), то в разных кругах общественного мнения им отводились места от 3-го до 7-го. Электротравмы, занимая пятое место (RL = 5,8*10-5), ставились людьми на 18-19-е места. Зато атомная энергия, находясь среди объективных причин смерти на 20-м месте (RL = 4,1*10-7), в представлении большинства опрошенных заняла первое место (год Чернобыля!).


^ Таблица 7.3

Годовой индивидуальный риск смерти, обусловленной различными причинами (Россия, 1996г.)


^ Причины смерти

RL


Общий риск (все причины)

14,3*10-3


Болезни системы кровообращения

7,6*10-3


Несчастные случаи, отравления, травмы

2,1*10-3


В том числе





транспортные травмы

2,3*10-4


отравления алкоголем

2,3*10-4


утопления

1,1*10-4


самоубийства

3,9*10-4


убийства

2,7*10-4


производственные травмы

1,5*10-4


Новообразования

2,0*10-3


Болезни органов дыхания

6,9*10-4


Болезни органов пищеварения

4,2*10-4


Инфекционные и паразитарные болезни

2,1*10-4


Пожары

1,1*10-4


ЧС природного и техногенного характера

8,7*10-6


Облучение персонала АЭС после радиационной аварии*

10-2


Облучение окружающего населения после радиационной аварии на АЭС*

10-4


Неаварийные искусственные источники радиации*

5*10-5



* По данным, относящимся к населению СССР, 1986-1988 гг.

Подобные расхождения нельзя приписывать только невежеству людей. Специалистам приходится часто сталкиваться со стойкими общественными предубеждениями, которые способны оказывать серьезное влияние на экономическую политику и систему принятия решений. Это явление включает и феномен экофобии - навязчивой боязни поражения опасными факторами окружающей среды. Чаще всего она проявляется в виде радиофобии и хемофобии. После Хиросимы и Чернобыля в сознании многих людей вероятность болезни и смерти от радиации стала «весить» несравненно больше, чем смерть от промышленных и транспортных аварий, от пьянства и драк, от ударов электрическим током, от «кухонных» пожаров, хотя любая из этих причин убивает людей в сотни и тысячи раз больше, чем радиация. Люди невольно преувеличивают опасность факторов, которые не поддаются индивидуальному психологическому контролю.


^ Таблица 7.4

Стресс-индексы для/наличных групп загрязнителей окружающей среды


^ Наименование загрязнителей

Сресс-индексы


Пестициды

140


Тяжелые металлы

135


Транспортируемые отходы АЭС

120


Твердые токсичные отходы промышленности

120


Взвешенные материалы в стоках металлургии

90


Неочищенные смешанные сточные воды

85


Диоксид серы в воздухе

72


Разливы нефти на почве

72


Химические удобрения

63


Органические бытовые отходы

48


Окислы азота в воздухе

42


Смешанный городской мусор

40


Фотохимические оксиданты

18


Летучие углеводороды в воздухе

18


Городской шум

15


Окись углерода в воздухе

12




От экофобии нельзя отмахиваться, как это до сих пор делают представители заинтересованных ведомств, считая их «психозами мнительных невежд». Радиофобия и хемофобия стали закономерными проявлениями экологического стресса современного общества. Даже при очень малых дозах радиации, аллергенного раздражения или вообще при чисто кажущемся поражении они могут приводить у некоторых людей к вполне определенным психогенным клиническим эффектам и стойким психосоматическим заболеваниям, за которые общество должно нести такую же ответственность, как и за прямое радиационное или химическое поражение людей.

Сопоставление рисков. Приоритеты безопасности людей существенно влияют на приоритеты государственной эколого-экономической политики, особенно в области энергетики. Согласно «среднему варианту» прогноза МИРЭК, с 2000 г. по 2060 г. вклад «экологически чистых» отраслей энергетики (гидроэнергия + возобновляемые источники энергии) при абсолютном увеличении в 4 раза должен возрасти от 18 до 36% всей коммерческой энергетики. В несколько меньшей пропорции предполагается рост ядерной энергетики - с 9 до 14%. По другим вариантам, он больше и мог бы быть еще больше при выполнении ряда условий. Чуть ли не главное из них - снятие предубеждений об экологической опасности эксплуатации и демонтажа АЭС, регенерации, утилизации и захоронения ОЯТ. В качестве примера трудностей, с которыми при этом приходится сталкиваться, рассмотрим в общих чертах коллизии, связанные с оценкой безопасности АЭС.

В каждом из крупных энергетических реакторов АЭС заключено от 100J до 200 т обогащенного урана с общей активностью порядка ЮМО9 Ки.] Энергетика реактора тем эффективнее, чем ближе параметры физических процессов в нем к грани ядерного взрыва. Это огромный потенциал опасности, так как даже одна тысячная доля кюри может вызвать у человека серьезное лучевое поражение. Очевидно, что требования безопасности должны сводить к нулю этот потенциал, т.е. обеспечивать идеальную изоляцию ядерного топлива, экранировать его внешние излучения, с высочайшей надежностью поддерживать режим эксплуатации и предельно минимизировать эксплуатационные утечки наведенной радиоактивности.

Современная штатная технология близка к этому уровню. За год работы в зависимости от типа реактора образуется 200-400 м3 жидких малоактивных отходов и 30-70 т ОЯТ, которые легко изолируются. Регламентные утечки наведенной радиации с водой и паром настолько малы (доли грамма в год в пересчете на активные вещества), что практически не влияют на радиационный фон в зоне АЭС. При штатной работе удельная природоемкость АЭС (изъятие местных природных ресурсов и загрязнение среды на 1 кВт/ч вырабатываемой электроэнергии) намного меньше, чем у любой ТЭС и даже меньше, чем у ГЭС на равнинных реках. До Чернобыля на счету ядерной энергетики мира было почти 3500 реакторолет без единого смертного случая в результате облучения. Редкие поражения людей при авариях имели нерадиационные причины. Никакая другая отрасль не имела такого низкого уровня травматизма.

Для престижа ядерной энергетики до серьезных аварий реакторов (Тримайл-Айленд, США, 1979; Чернобыль, 1986) эти свидетельства были не нужны: безопасность и перспективность АЭС считались бесспорными. Аварии, особенно чернобыльская, все изменили. В оценках риска реакторных радиационных катастроф вместо ничтожных величин появились значения W »10~ -10\" год\"\'. Ядерной энергетике пришлось защищаться. Самым распространенным доводом стало количественное сопоставление экологических угроз со стороны атомных и угольных электростанций. В одной из таких работ сравнивается число поражений, связанных с полными топливными циклами - угольным и атомным (Шевелев, 1989, табл. 7.5).

Общий итог сравнения впечатляет. Автор пишет: «В целом по стране от угольных электростанций (при мощности 75 ГВт) гибнет, заболев раком, более 20000 человек в год. Можно сказать, что ежегодно угольная энергетика порождает чернобыльскую аварию. Но действительный эффект чернобыльской аварии в этом сравнении не учтен. А он еще долго будет продолжать действовать, даже если подобная катастрофа больше никогда не повторится.


Таблица 7.5

Число преждевременных смертей, связанных с годом работы блока мощностью 1ГВт «угольном и атомном топливном циклах


^ Воздействия и эффекты

Топливный цикл


угольный

атомный


Несчастные случаи

5,6

0,25


Заболевания нерадиационной этиологии

6,9

0,15


обслуживающего персонала

360,0

0


окружающего населения

0,11

0,30


Облучение обслуживающего персонала

0,06

0,07


Облучение окружающего населения

373

0,8


Всего










Управление экологическим риском является процедурой принятия решений, в которой учитывается оценка экологического риска, а также технологические и экономические возможности его предупреждения. Обмен информацией о риске также включается в этот процесс. Схема процесса управления риском представлена на рис. 7.2.

Для анализа риска, установления его допустимых пределов в связи с требованиями безопасности и принятия управляющих решений необходимы:


наличие информационной системы, позволяющей оперативно контролировать существующие источники опасности и состояние объектов возможного поражения, в частности, статистический материал по экологической эпидемиологии;


сведения о предполагаемых направлениях хозяйственной деятельности, проектах и технических решениях, которые могут влиять на уровень экологической безопасности, а также программы для вероятностной оценки связанного с ними риска;


экспертиза безопасности и сопоставление альтернативных проектов и технологий, являющихся источниками риска;


разработка технико-экономической стратегии увеличения безопасности и определение оптимальной структуры затрат для управления величиной риска и ее снижения до приемлемого уровня с экономической и экологической точек зрения;


составление рискологических прогнозов и аналитическое определение уровня риска, при котором прекращается рост числа экологических поражений;


формирование организационных структур, экспертных систем и нормативных документов, предназначенных для выполнения указанных функций и процедуры принятия решений;


воздействие на общественное мнение и пропаганда научных данных об уровнях экологического риска с целью ориентации на объективные, а не эмоциональные или популистские оценки риска.

Рис. 7.2. Схема процедур анализа риска и управления риском


В соответствии с принципом уменьшающихся рисков важным средством управления является процедура замещения рисков. Согласно ей риск, вносимый новой техникой, социально приемлем, если ее использование дает меньший вклад в суммарный риск, которому подвергаются люди, по сравнению с использованием другой, альтернативной техники, решающей ту же самую хозяйственную задачу. Эта концепция тесно связана с проблемой экологической адекватности качества производства.

Экологически приемлемый риск. Многие стороны теории экологического риска и ее практических приложений еще далеки от завершенности. Проблема очень сложна. Она включает медико-биологические, собственно экологические, социально-психологические, экономические, правовые и технические аспекты. При использовании инструментария каждой из этих областей знания оценки одного и того же риска скорее всего окажутся различными. По существу, в этом случае повторяется почти то же самое, что и при различных субъективных оценках опасности.

Поэтому есть основания считать, что из всех возможных подходов к объективному определению приемлемого риска техногенных воздействий на человеческое общество в целом или на население какого-либо региона следует выбирать экологический подход, который в качестве объекта опасности рассматривает не только человека, а весь комплекс окружающей его среды, учитывая в историческом плане все ее отклонения от естественного состояния. Остальные подходы, особенно социальный, экономический, технический не лишены известного произвола, связанного с внеэкологическими потребностями и интересами общества. Они в той или иной степени компромиссны.

И еще одно замечание. Концепция риска переводит социально-психологические проблемы общества, часто весьма деликатные, в плоскость количественных оценок. Для сравнения риска и выгод предлагается ввести экономический эквивалент человеческой жизни. Это непривычно. Жизнь человека бесценна. Но существует вполне четкое понятие стоимости человеческой жизни, определяемой затратами на рождение, воспитание, образование, получаемым человеком доходом и т.п. Эту стоимость приходится учитывать при страховании и при оценке экономического ущерба, наносимого гибелью людей во время катастроф. Например, стоимость жизни одного жителя США при авиакатастрофах оценивается в 600-800 тысяч долларов. Поэтому когда ставится вопрос о приемлемом риске от загрязнения среды или от реакторов АЭС, приходится учитывать не только потенциалы угроз, но и «стоимости жизни», определяемые альтернативами экономического развития общества и деградации окружающей среды.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© technoshop.ru 2005 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU