Без обмана: "Какую рыбу мы едим"

Пангасиус, сибас, дорадо, норвежский лосось - мы рады нахлынувшему импорту... Но если бы мы знали, как выращивают эту рыбу, навсегда отказались бы от ее употребления. Кто подсадил Россию на страшный рыбный импорт? Почему России недоступен улов из ее собственных морей?

Комментарии (8)

Всего: 8 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 21.11.2013 17:33
  
0
Постараюсь объяснить ситуацию.
Уже давно мы практически не пользуемся внутренними морями для отлова рыбы. сильно истощены запасы.
Только воды мирового океана еще имеют хоть какой-то промысел. И надо учитывать что это явление уже давно видно и на промысле в мировом океане. резкое сокращение всевозможных видов рыб связано с экологией. Так же варварский отлов рыбы способствует уменьшению количества рыбы. Придонные тралы нарушают экологию придонных слоев.
Придонные слои имели свою экосистему. Со своим конгломератом живых существ. когда трал тащиться по дну, он изменяет эту систему и практически ее губит.
а придонная система (как впрочем и верхние слои) дают очень важную долю корма для рыб. нет корма - нет и рыб.

Это проблема уже возникла давно (лет 30 назад) сейчас она только усугубляется

Второй фактор. если раньше рыболовство было исключительно прерогативой государства, то теперь она фактически отдана в частные руки. И частный бизнес просто не справляется с выловом рыбы в удаленных местах.

Что же говорит о разводе рыбы, то опять таки и ухудшение экологии, и то что в частных руках рыборазводни очень сильно влияет на развитие отрасли.

И еще важный фактор - это браконьерство.

По этому вопросу можно подобрать материал.
Тема очень важная.
Спасибо что вы ее подняли.
  
#2 | Анатолий »» | 21.11.2013 17:43
  
2
Например вот материал, который не плохо показывает часть проблем.
Это об Азовском море. Но делов том что многое можно отнести и ко многим внутренним морям России

Азовское море на грани рыбной катастрофы. Из 17 промысловых видов рыб осталось три

Азовское море перешагнуло грань, за которой рыбная катастрофа неминуема

По данным Государственной экологической инспекции (ГЭИ) Минприроды Украины, за последнее десятилетие в Азовском море почти вдвое уменьшился объем вылова пиленгаса, в три раза - судака, в четыре - камбалы-калкана, сообщает Багнет.

Основной причиной в инспекции считают нерациональное ведение рыбного хозяйства и неподобающую охрану водных живых ресурсов. Значительный вред наносит браконьерство, которое за последние годы достигло угрожающих масштабов, приобретя признаки организованной преступности. Экологи утверждают: еще недавно рыбные запасы казались практически неисчерпаемыми, однако сегодня гибель Азовского моря кажется неминуемой из-за непрекращающегося варварского уничтожения рыбы.

В 1991 году в Азовском море насчитывалось 17 видов промысловых рыб. Сегодня осталось три - хамса, бычок и пиленгас.

Немало специалистов утверждают: Азовское море перешагнуло грань, за которой рыбная катастрофа неминуема. Однако есть те, кто говорит: если срочно предпринять решительные шаги, ситуацию можно спасти.

- Радикальные меры, к примеру, запрет на промысловый вылов рыбы, необходимо принимать уже сейчас. Морю нужна передышка для восстановления рыбных запасов. Иначе лет через пять уже будет нечего ловить, - предупреждает председатель Ленинского отделения ассоциации «Экология и мир» Евгений Сталинградский.

- Необходимо полностью прекратить вылов рыбы лет на десять, - считает и его коллега, председатель Керченского отделения ассоциации Олег Кузнецов.

По его словам, восстановить запасы, в первую очередь, осетровых видов рыб, при нынешнем размахе деятельности браконьеров, вооруженных самым современным оборудованием и обладающих мощными катерами, весьма проблематично.

Сталинградский рассказывает, что в Азовском море рыбные запасы уничтожаются с помощью браконьерских сетей. Помимо осетровых в них попадают и дельфины, которых только в этом году в Казантипском заливе погибло более десятка.

Не меньшую опасность для экологии представляет бытовая химия, в частности стиральные порошки, от которых, по словам эколога, «трещат по швам канализационные сети».

- Порошки, которые «убивают все микробы», попадая в грунт, просачиваются в море, уничтожая и кормовую базу рыб, - пояснил Сталинградский.

В развитых странах наказание за нарушение природоохранного законодательства - от нескольких тысяч долларов до лишения свободы. Напомним, на Украине размеры компенсаций за незаконную добычу и истребление рыбы, водных беспозвоночных, морских трав и водорослей не пересматривались более десяти лет. В августе текущего года Госкомпредпринимательства и Госагентство рыбного хозяйства Украины согласовали соответствующий проект правительственного постановления.

- Документ предусматривает, что за незаконный вылов осетра придется выложить 96 тысяч гривен, катрана - более 16 тысяч, амура белого - 9,5 тысячи, леща - 400, раков - более 100, рапаны - около 100 гривен, - говорит председатель Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков.

В конце лета вступил в силу Закон о рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов, в котором закреплено понятие «промысловый лов рыбы», а также порядок его лицензирования и получения квот. Кроме того, определены понятия «браконьерство» и «любительский лов рыбы». Осенью в Верховный Совет Украины подан законопроект, инициированный Ассоциацией рыболовов и Госагентством рыбного хозяйства Украины, ужесточающий ответственность за браконьерство. Документ предполагает увеличение штрафа с 17 до 1700 гривен и предусматривает штраф за пособничество («крышевание») браконьерам от 5 тысяч гривен.

Азовское море нельзя считать «пустым», продолжает эксперт российско-украинской комиссии по вопросам рыболовства в Азовском море, заведующий отделом живых морских ресурсов Азово-Черноморского бассейна института ЮгНИРО Владислав Шляхов. По его словам, варварски уничтожаются только ценные виды рыб.

- Есть немало государственных программ по восстановлению тех же осетровых, но, увы, нет денег на их реализацию. Легальный промысел в тех объёмах, в которых он ведётся сегодня, для Азовского моря безвреден. Сегодня в Азовском море большой запас барабульки, ставриды, бычка. Если запретить официальный вылов рыбы, думаете, что рыбные запасы в море восстановятся? Да как ловили браконьерскими сетями, так и будут ловить, - уверен эксперт.

Интересно также отметить, несмотря на то, что официально траление было запрещено ещё в середине 70-х, в Азовском море работает несколько десятков промысловых судов. Они имеют разрешения на работу кольцевыми неводами и ограниченное количество вылова. Но в действительности работают тралами, скрывая общий улов. Килограммы на бумаге превращаются в тонны на деле. «Тралы представляют опасность для придонных мест обитания рыб. Уничтожаются моллюски-фильтраторы - основа кормовой базы, в том числе ценных осетровых видов рыб», - говорится в заявлении Крымской республиканской ассоциации «Экология и мир».

К слову, в сентябре в Азовском море сотрудники Мариупольской рыбинспекции выявили более 150 нарушений правил рыболовства. У нарушителей изъяли более 300 килограммов рыбы - тарань, пиленгас и бычки. В отношении двух браконьеров возбуждены уголовные дела. Ущерб, нанесённый ими рыбным запасам, оценён в 2,5 тысячи гривен.

Истоник: http://www.0629.com.ua/
  
#3 | Анатолий »» | 21.11.2013 18:07
  
3
Например можно прочитать и эту статью Олега Иванова


Что творится с Чёрным морем, или взгляд на экологию из глубины.

Старые яхтенные капитаны, да и просто моряки вспоминают времена, когда весь Одесский шельф кишел рыбой, вода была прозрачная и чистая и приятно пахла морем, а не гнилью. Дно можно было разглядеть в тихую погоду, даже если под тобой больше 10 метров глубины, а уж сделать плов из мидий, ошвартовавшись возле берега так это вообще было святым делом для любого, себя уважающего кока. Сейчас картина резко изменилась – мидии зачастую вообще нет, вода мутная, рыбы совсем мало, да и дельфины стали встречаться в нашем море гораздо реже. Да и на рынке нашей черноморской рыбы встречается очень мало. Если пойти и приглядеться то наблюдается интересная картина – предлагают, как правило, или азовскую рыбу или вообще завозную. При чём предлагают уже копчёной или сушёной, а со свежей вообще хоть караул кричи! В лучшем случае предложат свежих бычков, всё остальное – свежемороженое. В чём же дело? Куда подевалась рыба из, в своё время, одного из самых рыбных морей? Где делись мидии? Что стало с водой?

Давайте разбираться вместе.

В этой статье я хотел бы обрисовать основные проблемы, связанные с северной частью Чёрного моря.

О падении численности рыбы в следствие загрязнения Чёрного моря химикатами, а в особенности, загрязнения нейстали – поверхностного слоя воды толщиной 5-10 см в котором развиваются мальки множества рыб и бесхребетных, писал ещё в 1970 году замечательнейший специалист и педагог академик Ювеналий Петрович Зайцев. После этого произошло ещё несколько глобальных изменений, которые превратили северо-западный шельф Чёрного моря и акваторию Крыма из «житницы» Чёрного моря в полупустыню.

В своё время Чёрное море славилось скумбрией или как её ещё называют макрелью, это была одна из важнейших промысловых рыб, которую ловили, в том числе в большом количестве и рыбаки-любители. С 1969-1970 года эта рыба «ушла» и сейчас встречаются единичные экземпляры. Многие учёные связывали это явление с активизацией главного врага скумбрии – луфаря, тем не менее, эта гипотеза не подтвердилась. После долгих исследований турецкие учённые в ряде статей показали, что исчезновение черноморской популяции скумбрии, прежде всего, связано с интенсификацией загрязнения мраморного моря, где скумбрия нереститься, бытовыми и промышленными отходами, а так же интенсификацией транспортного потока. Эти два фактора создали химический и акустический барьер для скумбрии.

Следующая жертва, про которую следует вспомнить – осетровые Чёрного моря. В начале века осетровые давали до 20% улова, сейчас они практически полностью уничтожены. Прежде всего, это проблема связана с зарегулированием рек с помощью плотин, которые перекрыли огромному количеству осетровых пути нерестовой миграции, но достаточно большая часть осетровых нашла не зарегулированные речки для нереста, но тут ослабленную популяцию бездумно и хищно добили. И тут проблема, прежде всего, в варварском браконьерском вылове этих ценных рыб. Александр Романович Болтачёв подчёркивает важную роль, которую сыграли в уничтожении осетровых турецкие браконьеры, оснащённые новейшими эхолотами, системами навигации и дистанционно управляемыми орудиями браконьерского лова, которые появились у турков ещё в 80-х годах. Сейчас браконьеры долавливают «последних из могикан». Лично меня приводит в жуткое возмущение один только вид маленьких 2-3 летних «шнурочков-осетрят» которых продают из-под полы на рыбных рынках черноморья ничуть не стесняющиеся барыги. Следует заметить, что в Азовском море ситуация не лучше – акватория там давно разбита по квадратам и протраливается самым безбожным образом.

Ещё одной достаточно редкой рыбой стал калкан – черноморская камбала. Сейчас во всю бьют тревогу по поводу снижения уловов, практически полного отсутствия икры в планктонных пробах в нерестовый период, уменьшение размеров облавливаемых особей, преобладание самцов над самками. Основной причиной, по мнению специалистов Института биологии южных морей является интенсивный траловый промысел, проводящийся зачастую браконьерскими методами.

Основным браконьерским методом, который наносит наибольший вред морским экосистемам, является донное траление. Хотя официально оно запрещено ещё в середине 1970-х годов, рыбаки им абсолютно не брезгуют, о чём свидетельствуют многочисленные следы донных тралений, отснятые подводными роботами и множество косвенных данных.

Чем же так опасно донное траление? Днём косяки черноморского шпрота – на данный момент главной промысловой рыбы Чёрного моря концентрируются преимущественно в придонном слое, и для их успешного облова требуется проводить траление в «касание с грунтом», при этом облавливается не только шпрот, но и рыбы донно-придонного комплекса. При этом, чтобы трал максимально прилегал к грунту и максимально распахивался, используют специальные траловые балластные доски и катки. Эти катки и доски перепахивают весь донный грунт, и то что не попадает в трал, как правило, просто раздавливается под тяжестью балласта. При этом уничтожаются все придонные места обитания рыб и других гидробионтов, уничтожаются моллюски-фильтраторы – основа кормовой базы множества рыб, в том числе и осетровых. Кроме того, поднявшаяся муть разносится на десятки километров и резко уменьшает прозрачность, зачастую до 0. При чём это не преувеличение! У меня самого на практике были случаи, когда на глубинах свыше 10 метров я натыкался на течение несущее взвешенный ил, вода в этом течении была цвета кофе с молоком, прозрачность такая же. Естественно жить в такой грязной воде практически невозможно для большинства видов. Даже через некоторое время, когда заиленная вода будет разбавлена более чистой, она всё равно будет понижать прозрачность, что негативно скажется на прибрежных полях водорослей – на глубинах больше 10 метров им просто не будет хватать света для фотосинтеза.

По правилам тралить разрешено не ближе чем в двух морских милях (1 морская миля = 1852 метра) от берега, я же лично видел и выслушивал свидетельства местных рыбаков о фактах траления 200 и даже в 80 метрах от берега, в зоне, где активно растут макроводоросли. Такие акты браконьерства - это в десять крат большее преступление! Мало того, что уничтожается придонная фауна, выкашивается флора, которая не только обогащает воду кислородом и чистит её, но и даёт пристанище огромнейшему количеству животных. В тех местах, где растут водоросли концентрация жизни в 1000 раз больше чем на голом песчаном дне. Многие рыбы (тот же сарган) используют водоросли для откладывания икры. Кроме того, выкошенные водоросли в процессе гниения увеличат количество органики в воде, уменьшив тем самым количество кислорода.

Ещё одним серьёзнейшим врагом как рыб так и беспозвоночных Чёрного моря является дальневосточный вселенец рапана Rapanathomasiana. Это хищный брюхоногий моллюск, появившийся в Чорном море во второй половине 1940-х годов. Чем же он так опасен? Рапана питается моллюсками фильтраторами, а так же не брезгует падалью, таким образом, этот моллюск подрывает кормовую базу многим видам рыб, а так же крабам – основным падальщикам Чёрного моря. Кроме того, уничтожая фильтраторов рапана, способствует замутнению воды, что в свою очередь приводит к сокращению биомассы макроводорослей, что опять же приводит к повышению мутности. Естественных врагов у рапаны нет, кроме разве что рыбы пещанки, которая поедает личинку рапана, единственный враг во взрослом состоянии в наших водах это человек. Вроде-бы - ловить эту рапану и кушать, тем паче, что она полезна для зрения, для потенции и для профилактики онкологических заболеваний, но как бы не так – вылов рапаны квотирован. Логика введения этой квоты на вид вселенец непонятна – это всё равно, что вводить квоту на вылов тараканов у себя дома, тем не менее, квота существует и госэкоинспекция доблестно гоняет всех ловцов рапаны даже любителей, закрывая при этом глаза на браконьерские донные траления.

Нельзя не вспомнить здесь и о бездумном загрязнении рек, которое привело к почти полной гибели главный оазис жизни на северо-западном шельфе Чёрного моря – филлофорное поле Зернова. Благодаря тому, что на северо-западном шельфе имеется достаточно устойчивое циклоническое круговое движение оторванная штормом или течением красная водоросль филлофора собирается на дне в центральной части северо-западного шельфа. Это скопление было открыто ещё в 1908 году известным гидробиологом С.А.Зерновым, механизм образования этого поля схож с механизмом формирования Саргассового моря, с той лишь разницей, что саргассовые водоросли плавают на поверхности воды, а филлофора плавает около дна. Площадь этого поля составляла 11 тысяч квадратных километров, биомасса, по разным оценкам от 6 до 10 миллионов тонн. В этом огромном подводном лесу естественно жило огромное количество живности – около 100 видов бесхребетных и около 40 видов рыб. Но начиная с конца 60-х годов развитие событий в экосистеме Чёрного моря пошло таким образом, что прозрачность воды в северо-западной части резко упала, прежде всего, это произошло благодаря зарегулированию рек и бездумному внесению удобрений на сельско-хозяйственных угодьях. В результате филлофора стала погибать, а её поле сокращаться в размерах. К началу 80-х оно сократилось до 3 тысяч квадратных километров, а к началу 90-х осталось всего 500. Итак, поле сократилось в 22 раза! Естественно сократился и биоценоз. На данный момент ситуация с полем Зернова не ясна, но даже если пойдёт процесс восстановления, то по мнению специалиста из Института биологии южных морей Наталии Афанасьевны Мильчаковой, понадобится около 50 лет чтобы восстановить биоценоз.

Наконец хочется рассказать про еще одного незваного гостя в Чёрном море, который совсем недавно, в 1980-х годах, проник в акваторию, но успел наделать приличного «шороху». Речь пойдёт о гребневике мнемиопсисе Mnemiopsysliedyi. Предполагают, что его завезли к нам из прибрежной зоны атлантического побережья Северной Америки. Первые его экземпляры были замечены в 1982 году. Гребневик на 99% состоит из воды, быстро растёт, достигая в длину 10-11 сантиметров, обладает высокой плодовитостью, основной его пищей является зоопланктон (беспозвоночные, икра и личинки рыб). К концу 80-х биомасса мнемиопсиса в Чёрном море приблизилась к одному миллиарду тонн! Понятное дело, что, не имея врагов и будучи столь плодовитым, мнемиопсис отвоевал себе львиную долю кормовой базы планктоноядных рыб, а как потребитель икры и личинок рыб стал их первейшим врагом. Самой пострадавшей стороной в этой экологической катастрофе оказалась хамса – не только одна из главнейших промысловых рыб Чёрного моря, но и пищевая база для ценных хищных рыб – саргана, луфаря, лосося и др. Кроме того, при размножении мнемиопсис выделяет столько личинок, что видимость падает в 2-3 раза! Сами понимаете, как это сказывается на донной растительности, о которой мы уже говорили выше. К счастью вслед за мнемиопсисом пришёл другой гребневик – берое Beroeovata. Он специализируется именно на поедании мнемиопсиса. В результате численность мнемиопсиса существенно снизилась, численность хамсы возросла, но естественно не до тех количеств, что были до появления этого вредителя. Кстати именно к появлению мнемиопсиса некоторые учённые приурочивают самый резкий спад численности рыбы в Чёрном море, а вслед за этим и спад численности дельфинов.

Описанная мною картина далеко не полна, она отражает только некоторые проблемы, лежащие на самой поверхности и понятные любому неподготовленному человеку. Чтобы описать всю глубину проблемы понадобится садиться за многостраничную монографию. Тем не мене очертим круг проблем перечисленных выше ещё раз: неконтролируемый, зачастую браконьерский вылов рыбы тралами, уничтожение мест обитания рыб, ухудшение прозрачности воды и её загрязнение химикатами, уничтожение хищниками-вселенцами кормовой базы и животных-санитаров моря (фильтраторы).

Что же делать нам – простым рыбакам, подводным охотникам, яхтсменам, в общем, любителям моря?

Я ни в коем случае не буду призывать отказаться от рыбалки на море – спортивный лов (если он действительно спортивный на донку, поплавочную удочку, самодур, а не сетями) это меньше 0,1% от промышленного лова. Как раз рыбаки спортсмены могут замечать факты браконьерского лова и сообщать в экоинспекцию, подавать иски и жалобы.

Кроме того, и это давно уже пора понять горе-чиновникам, которые сидят в кабинетах и слабо себе представляют что же творится в море, необходимо отменить всякое квотирование на вылов рапана, а наоборот стимулировать этот процесс.

(Примечание Юрия Лагуна. Не знаю, о каких горе чиновниках говорит автор данной статьи. Нет, я не защищаю чиновников. Но, это всем, кто не доволен чем-то, всегда виноват чиновник. А рапана не квотируется, лови сколько сможешь. Оформляй документы согласно действующим правилам. Просто есть элементарные правила вылова водных живых ресурсов. Их надо выполнять. Сам занимаюсь официальным, законным промыслом рапаны с 1994 года. )

В-третьих, необходимо стимулировать марикультуры – морские фермы по выращиванию рыб и моллюсков, прошло время дикой охоты и собирательства в море, пришёл час морского фермерства! В Испании, Франции, Италии, Греции и Турции это давно уже поняли и получают с морского фермерства суперприбыли, у нас пока что картина печальна и удручающа – законодательной базы нету, льгот и финансовой поддержки тоже, наоборот, везде натыкаешься на каменную стену непролазной ещё советского образца бюрократии и новомодного взяточничества по любому поводу.

В-четвёртых, можно создавать искусственные рифы как места жизнеобитания гидробионтов, при чём такие сооружения могут нести сразу несколько функций: «дом для рыб», антитраловое заграждение, эстетический элемент подводного ландшафта для посещения дайверами. Если вы захотите сделать что-то подобное, знайте – не надо начинать с нуля, уже есть сплочённая группа энтузиастов, которая проводит каждый год фестиваль искусственных рифов, надо просто с ними связаться, и они проконсультируют и помогут.

И наконец, будучи на море старайтесь не засорять море и прибрежный пляж, не лить моющие средства, порошки, гели и т. п. в море – для того чтобы убить многих гидробионтов достаточно концентрации 1 мг на литр воды!

Любите море! И оно ответит вам щедростью и взаимностью.


Автор Александр Заклецкий.

http://seafood.ucoz.ru/index/0-15


Источник: http://oleg-ivanov1966.ya.ru/replies.xml?item_no=6600


Характерны и комментарии:

Причина всех этих бед - дикий неконтролируемый рынок. И соответствующее дикае и неконтролируемая

поставка продукта на этот рынок. Это просто уничтожение всего что плавает ,бегает и летает и что можно продать на этом диком рынке. Это еще и загрязнение природы отходами этой дикой кустарной деятельности. Когда нет государства, люди способны обглодать землю до камней...и выпить море. Богатыри! сила есть, ума бы надо.

Думаю что, на самом деле причин гораздо больше. И тотальный пофигизм (если выражаться «мягко») значительной части населения к проблемам экологии, и со стороны государства финансирование экологических программ и мер по охране природы почти никакое. Да и коррупция повсеместная среди госчиновников и контролирующих организаций, когда значительная часть выделенных денег на охрану природы тыриться со «страшной» силой.:-(

Даже если судить только по этой статье проблемы с Черным морем начались далеко не вчера


Да, не вчера и проблемы эти вселенские. а у нас эти проблемы только начались

Что ни говорите, но частная собственность - мощный стимул взять от природы и мощный стимул рахвития всевозмложных технологий и т.п. Но эио пораждает даже избыточных этих технологий и сильно изменяет экологию. Избыточность - вот беда. С усердинм выловили всю рыбу их рек, теперь с усердием делаем искусственные водоемы для разведения рыбы...

Вот этого нет в случае гос. собственности...Вот с этой точки зрения и беднее жили в СССР, зато ели естесственную еду и реки были живыми...
  
#4 | Анатолий »» | 22.11.2013 15:03
  
0
Если мы просмотрим материалы по запросу Рыбоводство в России, то столкнемся с довольно радужными статьями. Просто диво. Все так прекрасно, все так развивается, расширяется Просто изобилие.. Однако тут и там все же мелькают реалистичные картины Российского рыбоводства - действительности, а не то что пытаются выдать за таковую.
Вспоминаешь песню: \" А в остальном прекрасная Маркиза, все хорошо, все хорошо\"

Так чему же верить?
Ну наверное своим глазам и то что мы видим на прилавках магазинов.

Плата за воду, которая чуть было не сгубила рыбоводство России


В июне 2013 года Государственная дума РФ приняла поправку в статью 11 Водного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой рыбоводные хозяйства освобождаются от платы за забор воды из федеральных водоемов. Данная поправка была инициирована депутатами Законодательного собрания Ростовской области.

Чтобы представить, насколько актуальным и своевременным был этот шаг, нужно вернуться в недавнее прошлое нашего региона, да и страны в целом.

Дело в том, что гарантированным способом стабильного обеспечения жителей Ростовской и других областей России свежей качественной рыбой является ее искусственное выращивание в прудовых хозяйствах.

До 1990-х годов прошлого века в Ростовской области в искусственных водоемах производилось около 30 тысяч тонн прудовой рыбы. Однако к 1998 году в силу экономических причин производство сократилось до 5 тысяч тонн. Сейчас объем ежегодно производимой в нашем регионе товарной рыбы составляет почти 18 тысяч тонн.

Наличие в Ростовской области положительного опыта в сфере рыбоводства и воспроизводства аквакультуры, высокого кадрового потенциала и территорий, пригодных для создания прудов, формирует условия для увеличения в ближайшей перспективе производства товарной рыбы до 20–25 тысяч тонн.

Развитие этого вида деятельности особенно важно в условиях сложившейся устойчивой негативной тенденции по снижению количества водных биологических ресурсов в естественных водных объектах, а также для решения задачи по обеспечению продовольственной безопасности Российской Федерации.

В настоящее время прудовое рыбоводство области успешно развивается в 28 хозяйствах на площади более 20 тысяч гектаров нагульных и около трех тысяч гектаров выростных рыбоводных прудов. Рыба, выращенная в рыбоводных хозяйствах области, традиционно пользуется и будет пользоваться высоким спросом. Это способствует развитию экономики региона, укрепляет его продовольственную безопасность, обеспечивает население качественной продукцией.

Следует акцентировать внимание читателей на то, что Ростовская область является крупнейшим производителей прудовой рыбы в России. Свыше 25% продукции аквакультуры, произведенной в регионе, вывозится в Москву, Санкт-Петербург, Воронежскую область, Краснодарский и Ставропольский края. Товарная рыба экспортируется также и на Украину.

Однако с первого января 2007 года достигнутые положительные результаты в области товарного рыбоводства были поставлены под угрозу. До этого срока предприятия области для заполнения искусственных прудов под выращивание рыбы получали лицензию на водопользование с целью забора воды. В соответствии с действовавшим на тот момент Федеральным законом от 06.05.1998 №71-ФЗ «О плате за пользование водными объектами» забор воды для рыбоводства не признавался объектом платы. Но действие полученных лицензий закончилось в 2009 году. А с первого января 2007 года, согласно части 1 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации, забор водных ресурсов для товарного рыбоводства должен был осуществляться на основании договора водопользования на платной основе.

Руководствуясь российским законодательством, Росприроднадзор уже с 2008 года стал требовать от органов исполнительной власти субъектов РФ и рыбоводных предприятий заключать договоры водопользования. Начиная с 2008 года в департамент охоты и рыбного хозяйства области стали поступать тревожные обращения от рыбоводных предприятий по поводу того, что в случае заключения указанных договоров они будут вынуждены прекратить свою деятельность и самоликвидироваться, так как требуемые объемы оплаты за забор воды значительно превышают прибыль предприятий.


Ситуация складывалась весьма драматично. Исходя из ставок платы за пользование водными объектами, утвержденными постановлением правительства РФ от 30.12.2006 №876, за одну тысячу кубометров воды необходимо было заплатить 390 рублей за воду из реки Дон и 540 рублей – из других рек. При средней технологической глубине воды в прудах 1,2 метра для заполнения всей прудовой площади в Ростовской области потребовалось бы около 280 млн кубометров воды. А общий объем забора воды для товарного рыбоводства и воспроизводства составляет более 500 млн кубометров. Расчетная величина ежегодной платы в федеральный бюджет по этой ставке составляла бы около 200 млн рублей.

Несмотря на то, что вода, использованная рыбоводными хозяйствами для разведения и выращивания рыбы, возвращалась в реку Дон с улучшенным качеством (благодаря естественному воздействию на нее процессов, происходящих при производстве и воспроизводстве аквакультуры), плата за воду резко увеличивала себестоимость производства рыбы, и оно становилось экономически нецелесообразным. Для убедительности можно привести хотя бы один аргумент: сумма платы за забор воды на одно предприятие составляла от 2 до 35 млн рублей, в то время как их прибыль была значительно ниже требуемых сборов.

Таким образом, реализация требования федерального законодательства к рыбоводным предприятиям о плате за водопользование едва не привела к разорению хозяйств не только в Ростовской области, но и в других регионах России.

В результате прогнозируемого прекращения деятельности воспроизводственных предприятий, а также в связи с дефицитом ценных видов рыб в естественных внутренних федеральных водоемах рыбная отрасль оказалась бы на грани уничтожения. Кроме того, анализ показал, что только в Ростовской области было бы потеряно около двух тысяч рабочих мест. Пострадали бы не только работники предприятий, но и члены их семей, что могло вызвать высокую социальную напряженность, поскольку рыбоводные хозяйства и предприятия находятся в сельской местности с высоким дефицитом рабочих мест.

Для решения этой задачи Законодательное собрание и правительство Ростовской области неоднократно обращались в Государственную думу РФ, Совет Федерации, Совет законодателей, Федеральное агентство по рыболовству, в Министерство природных ресурсов и экологии, Министерство сельского хозяйства Российской Федерации с предложениями по внесению изменений в федеральное законодательство.

Комитетом по аграрной политике Законодательного собрания совместно с депохотрыбхозом области был подготовлен проект федерального закона «О внесении изменения в статью 11 Водного кодекса Российской Федерации». Этот законопроект прошел предварительное изучение в Ассамблее российских законодателей при Государственной думе России и был направлен в комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы.

Данный вопрос обсуждался на заседании рабочей группы правительственной комиссии по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса. Федеральному агентству по рыболовству, Министерству природных ресурсов и экологии, а также Министерству сельского хозяйства РФ было поручено рассмотреть вопрос о возможности внесения изменения в статью 11 Водного кодекса Российской Федерации в части освобождения организаций, осуществляющих рыбоводство, от платы за изъятие водных ресурсов для наполнения рыбоводных прудов.

А уже 15 октября 2010 года в Ростове-на-Дону по инициативе Законодательного собрания Ростовской области состоялось заседание круглого стола комиссии Ассамблеи российских законодателей при Государственной думе РФ на тему «О совершенствовании федерального законодательства в части осуществления товарного рыбоводства».

В декабре 2010 года нашу инициативу поддержали участники круглого стола и делегаты конференции ЮРПА. В результате тесной работы с комитетом Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии Законодательным собранием были направлены поправки к нескольким проектам федеральных законов, принятых Госдумой в первом чтении. Наша поправка о внесении изменения в статью 11 Водного кодекса РФ, в части предоставления возможности осуществления забора ресурсов из водных объектов для наполнения рыбоводных прудов на безвозмездной основе, была учтена при доработке Федерального закона от 2 июля 2013 года №148-ФЗ «Об аквакультуре (рыбоводстве) и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Федеральный закон принят Государственной думой РФ 21 июня 2013 года. А положение об освобождении от платы за забор воды вступает в силу с 1 января 2014 года. Это позволит предприятиям, осуществляющим рыбоводство и воспроизводство аквакультуры, развивать производственную базу, создавать необходимую для этого инфраструктуру, привлекать заемные средства и квалифицированных специалистов, создавать новые рабочие места. Это благоприятно скажется на развитии рыбной отрасли региона и России.

Николай Беляев,
первый заместитель председателя Законодательного собрания Ростовской области, председатель комитета по аграрной политике, продовольствию и природопользованию

Источник: журнал «Аграрное обозрение», №5, 2013 год

Источник: http://agroobzor.ru
  
#5 | Анатолий »» | 22.11.2013 15:09
  
2
Почему рыбоводство в Омской области не может выйти из кризиса?

Комитет по аграрной политике, природным ресурсам и экологии Законодательного Собрания Омской области обсудил эффективность расходования средств областного бюджета на мероприятия по увеличению объемов производства отрасли «Рыбоводство». Некогда перспективная отрасль никак не может выйти из глубокого кризиса.

Канули в Лету

В последнее время уловы омских промысловиков значительно сократились. Их ежегодные объемы составляют 600-700 тонн. Это в два раза меньше чем десять лет назад, и в десять раз меньше, чем в советское время. Причем основную часть промысла составляет крутинский тугорослый карась, а не ценные виды рыбы.
- У водных ресурсов Прииртышья - большой потенциал, - заверяет первый заместитель министра экономики Омской области Татьяна Спиридонова. - Однако он практически не используется. На городских прилавках почти вся замороженная и свежая рыба - иногородние. Местные коптильные и консервные цеха также работают на привозном материале. Между тем спрос на рыбную продукцию у населения неуклонно растет. Нам необходимо хотя бы на треть обеспечивать потребности региона.
В 80-е годы Омск считался одним из самых перспективных городов Сибири по рыбоводству. Свое промысловое озеро имелось у каждого крупного предприятия, а энтузиасты разводили карпов даже в строительных котлованах. Два крупнейших осетровых цеха на ТЭЦ N 5 и \"Трансмаше\" снабжали всю Россию вкуснейшим бестером - гибридом белуги и стерляди.
Жирный крест на искусственном разведении рыбы в Прииртышье был поставлен после перестройки. Осетровые цеха растащили на металлолом, карпятники и рыбопитомники забросили. После экономических передряг в регионе выжил только один рыбзавод, да и то он был отдан в частные руки. На грани исчезновения оказалась и единственная порода рыбы, выведенная в Омской области, - знаменитый сарбоянский карп. А инкубационных цехов в области не осталось вообще.
- Мы пытаемся возродить Черлакский рыбопитомник, - сообщил \"РГ\" руководитель Иртышского рыбного хозяйства Дмитрий Филин. - Ранее он снабжал рыбопосадочным материалом не только всю область, но и соседний Казахстан. Но теперь он него остались лишь разрушенные дамбы и земляные валы.
В питомник, где будут разводить мальков карповых и растительноядных рыб, хозяйство уже вложило более пяти миллионов рублей. По мнению Филина, единственное в регионе производство посадочного материала должно пользоваться спросом. Ведь, по сути, рыбоводство - одна из самых привлекательных отраслей для инвестиций.
- Вложения в животноводство окупаются через семь-десять лет, а производство рыбы начинает приносить прибыль уже через три года, - подтверждает начальник отдела сельского хозяйства минэкономики региона Александр Соколов.
Но омские предприниматели пока не торопятся занимать свободную нишу и продолжают больше интересоваться разведением свиней и кроликов, чем судаков и карпов. В Прииртышье около шестидесяти тысяч \"водных\" гектаров пригодны для рыбоводства. Но они используются менее чем на десять процентов.
- В прошлом году всего девять пользователей получили гранты в размере 200 тысяч руб-лей на развитие рыбоводства, - говорит Татьяна Спиридонова. - Этот вид предпринимательской деятельности у нас в приоритете, но желающих заниматься им серьезно, действительно, крайне мало.

В мутной воде

Современное рыбоводство в Прииртышье сводится к следующему: промысловики вылавливают из закрепленных за ними водоемов то, что даровано природой. Большинство естественных водоемов в области - \"заморные\", поэтому добытчиков в основном интересуют Иртыш и три крутинских озера - Ик, Тенис и Салтаим. Между тем подводное богатство - небезгранично. Мониторинг показывает: поголовье ценных видов рыб уменьшается с каждым годом. На днях в Прииртышье начала работу экспедиция ученых-ихтиологов из Новосибирска.
- Сокращаются запасы нельмы, осетра и стерляди,- констатирует заведующий лабораторией ихтиологии Новосибирского филиала Госрыбцентра Западно-Сибирского НИИ водных биоресурсов и аквакультуры Владимир Зайцев. - Пойма Иртыша практически не заливается - Казахстан \"зажимает\" воду. В этом году уровень воды в реке быстро спал, и икра буквально осталась висеть на корягах. Рыбе негде нерестится, негде нагуливать молодняк. Но дело не только в изменившихся природных условиях. Та же стерлядь живет до двадцати лет, однако в наших контрольных уловах вообще не встречаются особи старше десяти лет. Их истребляют браконьеры. То же самое происходит и с осетрами. Молодняка много, а взрослой рыбы уже нет. Я проплыл двадцать километров по Иртышу в Тарском районе и насчитал 150 лодок, причаленных к берегу.
Омский филиал Росрыболовства сегодня не в силах справиться с \"черными\" промысловиками. За богатством водного мира на отрезке Иртыша от Тюмени до Казахстана, длиной более 1 000 километров, на двух тысячах речушек и шестнадцати тысячах озер, следят всего... семь инспекторов. Самая современная лодка в их арсенале - 2003 года выпуска.
- Только в мае мы составили около 400 протоколов за незаконный лов рыбы и изъяли у браконьеров три тонны биоресурсов, - говорит начальник Омского отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания Владимир Калныш. - Но навести порядок на Иртыше таким малочисленным составом вряд ли получится.
От безнаказанности браконьеры совсем обнаглели. В этом году в Прииртышье впервые был запрещен промысел стерляди. Регион не получил ни одной квоты. Популяция находится на грани исчезновения. Тем не менее запрещенную рыбу вовсю продают на дорогах и стихийных рынках. Говорят, этой весной \"черные\" рыболовы разорили несколько зимовальных ям.
Подпольная сетевая ловля приносит потрошителям баснословные доходы. Килограмм деликатеса на трассе стоит от 500 до 750 рублей. За один сезон незаконные промысловики в некоторых районах умудряются обеспечить семью на целый год. Теневой бизнес в Прииртышье давно поставлен на поток. По мнению экспертов, нелегальные уловы ценной рыбы в разы больше законных промыслов. Поэтому ее и нет на омских прилавках. Она продается из-под полы.
Неоднократные реорганизации многострадальной отрасли отразились на охране водоемов в первую очередь. В ближайшее время функции Росрыболовства должны вновь перейти к министерству сельского хозяйства РФ. А пока ведомства передают документы и технику - деньги зарабатывают не промысловики, а браконьеры.
Предприниматели считают, что беспредел на водоемах как раз и сводит на нет все старания людей, занимающихся воспроизводством рыбы. Нет никакой гарантии, что запущенный в реку дорогой молодняк не попадет в частные неводы.

Наживка для рыбовода

На хиреющую отрасль правительство региона обратило внимание слишком поздно. Первые зарыбления водоемов в Прииртышье начались только четыре года назад - когда стало понятно, что резервы, оставшиеся с советских времен, себя исчерпали. Из областного бюджета на субсидии добросовестным промысловикам ежегодно стали выделять по 1,5-2 миллиона рублей. Мелочь, но все же. В этом году рыбоводы выпустили в Иртыш и озера почти десять миллионов личинок пеляди и 89 тысяч личинок щуки. На днях подводное царство пополнится сеголетками судака, общий вес которых составил 500 килограммов. Впервые свой вклад в посадочный материал внесло предприятие, занимающееся добычей песка. Таким способом оно компенсировало вред окружающей среде. Но, по мнению ихтиологов, этих объемов недостаточно для того чтобы восполнить скудеющие год от года биоресурсы.
- Воспроизводство рыбы, действительно, значительно отстает от лова, - говорит старейший представитель отрасли фермер Николай Бабаев. - На крутинских озерах - три промысловых участка и три хозяина. Но мальков в водоемы выпускаем только мы. Проблема в том, что сегодня никто не может дать рыбоводу гарантии, что этот участок будет закреплен за ним и на следующий год.
С Бабаевым согласны практически все представители отрасли. Ежегодные конкурсы на аренду промысловых участков делают перспективную отрасль рискованной. Зачем предпринимателю зарыблять водоем, вкладывать средства в мелиоративные работы, аэрационные установки, если через несколько лет его рыбу вполне может выловить кто-то другой?
- Мы понимаем, что сегодня рыбоводам нужны долгосрочные гарантии, - говорит начальник управления по охране животного мира минприроды региона Владимир Полежаев. - Поэтому сейчас разрабатывается положение, по которому участки будут закрепляться за промысловиками в аренду сроком до пяти лет. Количество таких участков тоже будет увеличено со 198 до 238. Это изменит ситуацию.
Впрочем, сами рыбоводы считают поддержку со стороны местных властей недостаточной для успешного развития рыбохозяйственного комплекса региона. Долгие годы в отрасль не вкладывалось ни копейки, поэтому собственными усилиями повысить конкурентоспособность на рынке омским товаропроизводителям вряд ли удастся.

07.04.13 11:22 Наталья Граф

Источник: http://omskfermer.ru
  
#6 | Анатолий »» | 23.11.2013 10:01
  
2
Усиление водохозяйственной напряженности. Водные ресурсы распределены по территории страны неравномерно: 90% общего годового объема стока приходится на бассейн Северного Ледовитого и Тихого океанов, и менее 8% - на бассейн Каспийского и Азовского морей, где проживает свыше 80% населения России и сосредоточен ее основной промышленный и сельскохозяйственный потенциал. В целом суммарный водозабор на хозяйственные нужды относительно невелик - 3% среднемноголетнего стока рек. Однако в бассейне Волги он составляет 33 % всего водозабора по территории страны, а по ряду речных бассейнов забор среднегодового стока превышает экологически допустимые объемы изъятия (Дон - 64%, Терек - 68, Кубань - 80% и т.д.). На юге европейской территории России практически все водны\" ресурсы вовлечены в народнохозяйственную деятельность. Даже в бассейнах рек Урала, Тобола и Ишима водохозяйствснная напряженность стала фактором, в определенной степени сдерживающим развитие народного хозяйства.

Недопустимо большие потери воды. Они велики не тольок на пути от водоисточника до потребителя (так, в 1991 г. при суммарном объеме забора воды из природных источников 117 км3, потери составили 9,1 км3), но весьма значительны и в промышленности - 25% и более (за счет утечек в сетях, фильтрации, несовершенства технологических процессов); в жилищно-коммунальном хозяйстве - от 20 до 40% (за счет утечек в жилых и общественных зданиях, коррозии и износа водопроводных сетей); в сельском хозяйстве (переполивы в растениеводстве, завышенные нормы подачи воды для целей животноводства).

Загрязнение поверхностных вод. Сохраняется многолетняя тенденции нарастания загрязнения поверхностных вод. Годовой объем сброшенных стоков за последние 5 лет практически не изменился и составляет 27 км3. Со сточными водами промышленности, сельского и коммунального хозяйства и водные объекты поступает огромное количество загрязняющих веществ.

На территории страны практически все водные объекты подвержены антропогенному влиянию, качество воды большинства из них не отвечает нормативным требованиям. Наибольшей антропогенной нагрузке подвергнется Волга со своими притоками Камой и Окой. Среднегодовая токсичная нагрузка на экосистемы Волги в 6 раз превосходит нагрузку на водные экосистемы других регионов страны. Качество вод Волжского бассейна не соответствует гигиеническому, рыбохозяйственному и рекреационному нормативам.

В связи с перегруженностью и низкой эффективностью работы очистных сооружений объем нормативно-очищенных сточных вод, сброшенных в водоемы, составляет только 8,7% от общего объема воды, подлежащей очистке. ПДК вредных ингредиентов в воде превышают в десятки, а порой и в сотни раз: воды реки Урал в районе городов Орел и Оренбург соодержат железо, нефтепродукты, аммонийный и нитратный азот, среднегодовые концентрации которых колеблются от 5 до 40 ПДК; в Приморье воды реки Рудной загрязнены борсодержащмми веществами и соединениями металлов - концентрации меди, цинка, бора достигают соответственно 30, 60 и 800 ПДК и т.д.

Результаты проверки качества водных источников показали: только12% обследованных водных объектов можно отнести к условно чистым (фоновым); 32% - находятся в состояний антропогенного экологического напряжения (умеренно загрязненные); 56% - являются загрязненнымигодными объектами (или их участками), экосистемы которых находятся в состоянии экологического регресса.

Снижение водности крупных рек. К началу 80-х гг. уменьшение годового стока крупных рек юга европейской части страны под влиянием хозяйственной деятельности составило; Волги - 5%, Днепра - 19, Дона - 20, Урала - 25%. Вследствие высокого объема водозабора в бассейнах рек Амударья и Сырдарья и сокращения поступления воды в Аральское море, его площадь за 25 лет уменьшилась примерно на 23 тыс. км2, или на 1/З, уровень упал более чем на 12 м.

Массовая гибель малых рек. На территории бассейнов малых рек (длиной до 100 км), составляющих 1/3 суммарного многолетнего стока, проживает значительная часть городского и сельского населения. За последние 15-20 лет интенсивное хозяйственное использование веяных ресурсов и прилегающих земель привело к истощению, обмелению и загрязнению рек. Многолетний сброс сточных вод в объемах, сравнимых с годовым объемом стока, свел на нет способности многих рек к самоочищению, превратив их в открытые канализационные коллекторы. Бесконтрольное изъятие воды, уничтожение водоохранных полос и осушение верховых болот привело к массовой гибели малых рек. Особенно ярко этот процесс наблюдается в лесостепных и степных зонах, на Урале и вблизи крупнейших промышленных центров.

Истощение запасов и загрязнение подземных вод. Выявлено около 1000 очагов загрязнения подземных вод, 75% которых приходится на наиболее заселенную европейскую часть России. Ухудшение качества воды отмечено в 60 городах и поселках на 80 питьевых водозаборах производительностью более 1000 м3 в сутки. По экспертным оценкам, суммарный расход загрязненных вод на водозаборах составляет 5 - 6% от общего количества подземных вод, используемых для хозяйственно-питьевого водоснабжения. Степень загрязнения достигает 10 ПДК по тому или иному ингредиенту - нитратам, нитритам, нефтепродуктам, соединениям меди, фенолам и др. Наблюдается и истощение подземных вод, проявляющееся в снижении их уровней и формировании обширных депрсссионных воронок, глубиной до 50 - 70 м, диаметром - до 100 м. В целом состояние используемых подземных вод оценивается как критическое и имеет опасную тенденцию дальнейшего ухудшения.

Ухудшение качества питьевой воды. Состояние водных источников (поверхностных и подземных) и систем централизованного водоснабжения не может гарантировать требуемого качества питьевой воды (191). Более 50% россиян вынуждены пользоваться водой, не соответствующей стандартам по различным показателям. Более 20% проб питьевой воды не удовлетворяет действующим нормам по химическим показателям и более 11% по микробиологическим, 4,3% проб питьевой воды представляют реальную опасность для здоровья населения. Основными причинами ухудшения качества питьевой воды являются: несоблюдение режима хозяйственной деятельности в зонах санитарной охраны (17% водоисточников и 24% коммунальных водопроводов из поверхностных источников вообще не имеют санитарно-охранных зон); отсутствие в ряде-случаев очистных сооружений на коммунальных водопроводах (13,1%) и обеззараживающих установок (7,2%), а также вторичное загрязнение воды в разводящих сетях при авариях, количество которых ежегодно возрастает.

Об опасности сложившегося положения свидетельствует и ежегодное увеличение количества эпидемических вспышек острых кишечных инфекционных заболеваний, вирусного гепатита, обусловленных водным фактором передачи инфекции..

Загрязнение морей. Все внутренние и окраинные моря Российской Федерации испытывают интенсивную антропогенную нагрузку как самой акватории, так и в результате хозяйственной деятельности на водосборном бассейне. Для морских берегов характерно развитие абразионных процесссов, более 60% береговой линии испытывает разрушение, размыв и подтопление, что наносит значительный ущерб народному хозяйству и является дополнительным источником загрязнения морской среды. Особую опасность вызывает захоронение радиоактивных отходов в северных морях. В последние годы контроль за качеством морских вод несколько ослаб и проводится по сокращенной программе в связи с недостаточным финансированием.

Усиление негативного влияния ангропогенной деятельности на состояние и условия воспроизводства рыбных запасов.

Гидростроительство, забор большого количесгва пресной воды на орошение и другие хозяйственные нужды, эксплуатация водозаборов без рыбозащитных устройств, загрязнение вод, превышение квоты добычи и другие факторы резко ухудшили состояние и условия воспроизводства рыбных запасов: сокращаются уловы рыбы (напряженная обстановка для рыбного хозяйсгва сложилась в бассейнах рек: Обь, Иртыш, Енисей, Кубань. Объем вылова только в 1993 г. в наиболее крупных пресноводных водоемах России снизился на 22,4%; снижается рыбопродукгивность озерного фонда - в среднем она составляем 4-6 кг/га, а в заполярных озерах - менее 1 кг/га; добыча в оз. Ильмень сократилась на 40%; средняя рыбопродуктивность водохранилищ колеблется от 0,5 до 40 - 50 кг/га; сокращаются уловы рыбы и в морях, так рыбопродуктивпость Белого моря составляет около 1 кг/га, а запас мойвы в Баренцевом море в 1993 г. сократился по сравнению с 1992 г. в 6,5 раза, при этом нерестовый запас стал ниже оптимального неприкосновенного запаса. Моря Дальнего Востока характеризуются исчезновением сардины - иваси и сокращением запасов минтая, что вызвано нерегулируемым иностранным промыслом; происходит исчезновение ценных пород рыбы, угнетение и гибель многих видов ихтиофауны (в Волге полностью исчезли естественные нерестилища белорыбицы, сохранились только 12% пересилит осетровых рыб; исчезли заросли морской капусты (ламинарии) в некоторых районах Приморья; увеличивается заболеваемость ценных пород рыбы и накопление в ней вредных загрязняющих веществ (в мышечных тканях осетровых отмечается накопление хлороргапнческих пестицидов, солей тяжелых металлов, ртуги). Результаты проверки показали: из 193 проб рыбы различных участков Ветлуги, Чебоксарского и Куйбышевского водохранилищ в 156 обнаружены органические соединения ргути в концентрациях от 0,005 до 1,0 мг/кг веса рыбы.

Причины экологического кризиса водных объектов связаны с теоретической необоснованностью и практической несостоятельностью господствовашей почти 50 лет концепции, базирующейся на двух ложных постулатах:

неизбежность образования сточных вод, содержащих производственные отходы (в ФРГ еще в конце 60-х гг. 92% предприятий работали на оборотном водоснабжении; в настоящее время удельный вес оборотных вод в общем объеме водопотребления на производственные цели в России составляет в среднем 74%);

допустимость сброса сточных вод в природные водоемы, используемые фактически для доочистки сточных вод, т.е. в качестве биологических очистных сооружений. В этой концепции явно преувеличивалась способность водотоков и водоемов к самоочищению. Оно представляет собой мощный механизм переработки преимущественно аллохтонной органики естественного происхождения, образующейся в самом водоеме и поступающей с площади водосбора. Поступление же веществ техногенного происхождения в природные воды ведет к нарушению функционирования биоценозов и ухудщению качества вод.
  
#7 | Анатолий »» | 23.11.2013 10:15
  
3
Так что если подытожить, то можно понять что происходит и почему мы используем рыбу \"заморских\" производителей. Хотя в принципе у них те же процессы, просто у них поставлено рыболовство и рыбоводство все же на других рельсах. Отечественный производитель буксует.
#8 | Андрей Бузик »» | 24.11.2013 16:20
  
1
Да раньше рыба у нас была своя... Загубили рыбоводство))
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© technoshop.ru 2005 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU